Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 20)


Путешествие Элины, однако, пока что протекало без затруднений. Самой большой неприятностью для нее были удивленные взгляды, которые ей приходилось ловить на собственной персоне. Этих взглядов было бы еще больше, если бы смотревшие невнимательно не принимали ее за юношу. Девушка в мужской одежде и при мече казалась многим чем-то вроде говорящей собаки. Элину, разумеется, это злило, но она ничего не могла поделать. Когда она отвечала взглядом на взгляд, пялившиеся, особенно если это были простолюдины, поспешно отводили глаза; у одного из дворян графиня поинтересовалась, не выросла ли у нее вторая голова, раз он разглядывает ее с таким изумлением — и тот смущенно рассыпался в извинениях — однако через некоторое время кто-нибудь еще осознавал ее половую принадлежность, и все повторялось. В конце концов это привело и к более серьезным неприятностям.

Элина к тому времени пересекла уже бОльшую часть княжества. Под вечер она въехала в очередной городок и остановилась на постоялом дворе. Хозяин явно уделял недостаточно внимания пропитанию проезжающих, и Элина отправилась поужинать в город. В скором времени она отыскала небольшой трактир. Трактирщик как раз принял заказ от очередного клиента и отправился в погреб за дорогим вином, попросив Элину подождать. Графиня осталась стоять у прилавка, с любопытством, как и всегда на новом месте, осматриваясь вокруг.

Какой-то долговязый парень, сально ухмыляясь, поднялся из-за своего столика и направился к ней. Он был не то чтобы сильно пьян — так, слегка под хмельком; однако мысль о том, что девушка может оказать ему серьезное сопротивление, похоже, просто не приходила ему в голову. Вероятно, он бы все же поостерегся, зная, что перед ним графиня; однако простая дорожная одежда Элины ничего не говорила о ее происхождении, а мечи, которые на западе были атрибутом дворян и солдат, здесь, на границе с менее цивилизованными землями, носили многие. Да и трактир был не самый респектабельный.

— Привет, куколка, — заявил он, облокачиваясь на прилавок рядом с Элиной. Он говорил на языке Тарвилона — должно быть, слышал, как девушка обращалась к трактирщику. — Знаешь, если ты вырядилась так, чтобы кружить головы парням, то ты своего добилась.

— Советую вам, сударь, отправиться домой проспаться, — ответила Элина, намеренно сохраняя принятое в аристократической среде обращение на «вы». — Тогда головокружение пройдет само собой, и, может быть, вашу голову даже случайно посетит какая-нибудь умная мысль.

— Спать — это не такая плохая идея, — сказал парень. — Но дело в том, что я не привык спать один.

— Это не проблема, — заверила его Элина, — за умеренную плату вам подыщут место в любом свинарнике.

Глаза парня сверкнули злобой, но он снова растянул губы в улыбке.

— Не серди меня, крошка, а то отшлепаю. Ну, давай мириться, — он потянулся к ней губами и сделал попытку обнять. Элина брезгливо отстранилась.

— Держите свои слюнявые губы при себе, или мне придется укоротить их моим мечом, — предупредила она, кладя руку на рукоять.

— Нуу, не хочешь же ты сказать, что на самом деле умеешь обращаться с этой шту…

Договорить он не успел. Свистнул вылетающий из ножен металл, сверкнуло лезвие — и в следующий миг несостоявшийся герой-любовник стоял на цыпочках, прижавшись к стене, и изо всех сил тянулся вверх, потому что острие меча упиралось ему под кадык. Элина чуть увеличила нажим, и из-под острия показалась капля крови. Из уст парня вырывалось только нечленораздельное блеяние.

— Вам следует брать уроки красноречия, — сочувственно сказала Элина, не ослабляя нажим. — Боюсь, впрочем, что они вам не помогут. Ну тогда хотя бы вежливости, и первый из них вам только что преподала бесплатно графиня Айзендорг.

— Ва… ваша милость, — наконец обрел дар речи тянувшийся в струнку парень. — Простите, ваше милость… я дурак…

— Вы делаете успехи. Первая здравая мысль.

— По… пожалуйста, пощадите… я… я шутил…

— С вашим чувством юмора, сударь, следует работать могильщиком.

В это время посетители трактира, которые, конечно, с самого начала наблюдали за поединком и встречали одобрительным смехом каждую реплику Элины, принялись хохотать особенно громко. Графиня сначала отнесла это на счет своего остроумия, но затем, скосив глаза вниз, увидела, что на штанах ее оскорбителя расплывается мокрое пятно. Будь Элина только графиней, она не стала бы заострять на этом внимание, но детство, проведенное среди солдат, дало о себе знать.

— О, я вижу, в вашем воспитании были слишком серьезные пробелы, — сокрушенно констатировала она. — Вас не научили не только разговаривать с порядочными людьми, но даже проситься по нужде. Здесь, как вы могли заметить, люди едят и пьют, а не наоборот. Поэтому полагаю дальнейшее ваше пребывание здесь неуместным.

Элина убрала меч, и униженный нелюбитель спать в одиночку стрелой вылетел из трактира под хохот присутствовавших.

— Извините, ваша милость, если этот наглец доставил вам лишние хлопоты, — сказал вернувшийся трактирщик, заставший конец сцены и уже знавший о титуле Элины. — Вы понимаете, я не могу следить за всеми, кто приходит в мой трактир…

— Ничего, я за ним уже последила. А теперь хочу поужинать.

— Конечно-конечно, — заторопился трактирщик. На самом деле он был не в восторге от произошедшего. Парень был его постоянным клиентом, а после нынешнего позора, очевидно, нескоро решится вновь наведаться в этот трактир. Девушка же явно была в

городе проездом.

Съев свой ужин и на сей раз не имея ничего против устремленных на нее взглядов, в коих читалось восхищение, графиня расплатилась и вышла в темноту улицы. Короткое время спустя один из посетителей трактира, сидевший за столиком в полутемном углу, вышел следом за ней.

Найти дорогу в незнакомом городе в темное время суток было непростой задачей, но Элина хорошо ориентировалась и помнила, каким путем пришла сюда. Однако, поглощенная дорогой, она не заметила, как из переулка за ее спиной выскользнула какая-то тень.

Человек не решился приблизиться к ней даже сзади, однако это и не требовалось. Он еще с детства умел метко кидаться камнями, разбив таким образом не одно стекло. И сейчас камень удобно лежал в его ладони. Он тщательно прицелился и метнул.

Послышался глухой удар, Элина тихо охнула и без чувств повалилась на мостовую. Нападавший быстро подбежал к ней, схватил обмякшее тело и поволок в подворотню, приговаривая: «Я тебе покажу, сука, ты у меня узнаешь… « Однако и он, в свою очередь, был слишком поглощен своим занятием, чтобы замечать происходящее за спиной. Едва он уложил Элину на землю и расстегнул ее пояс с мечом, как две сильные руки ухватили его за голову — одна за затылок, другая за подбородок. Он замер, парализованный страхом, и в тот же миг руки сделали резкое движение. Хрустнули сломанные шейные позвонки, и мертвое тело легло на землю рядом с бесчувственным.

Элина открыла глаза, чувствуя резь в носу от острого запаха. Было темно; она смутно различила нависший над ней силуэт. Элина вспомнила удар по голове, и рука ее метнулась к мечу, но схватила пустые ножны.

— Нет-нет, — спокойно сказал склонившийся над ней, — я не тот, кто на вас напал. Тот лежит рядом и больше не опасен.

Элина повернула голову и встретилась с остекленевшим взглядом давешнего парня.

— Вы убили его?

— Да. Вы совершили ошибку. Никогда нельзя оставлять за спиной недобитого врага.

— Я думала, что это уже добитый враг, — пробормотала Элина.

— Враг добит в одном-единственном случае — когда он мертв, и вы сами осмотрели тело. Между прочим, он обмочился неспроста — вы действительно могли зарезать его там, в трактире. Конечно, это бы вряд ли понравилось хозяину, но проблем с законом у вас бы не возникло. Здешние порядки не запрещают дворянину убить оскорбившего его простолюдина.

— Кто вы?

— Меня зовут Эйрих. Я путешествую, как и вы.

— Эйрих, а дальше?

— Просто Эйрих. Моя фамилия не настолько звучная, как ваша, чтобы ее упоминать. Родители не наградили меня дворянским титулом.

— Если вы не враг, отдайте меч.

— Конечно, — Элина почувствовала, как холодная рукоять легла в ладонь. — Я убрал его, приводя вас в чувство, дабы не соревноваться с вами в скорости реакции, когда вы очнетесь. Однако, полагаю, вам уже пора подняться. Осенними ночами лучше не лежать подолгу на земле.

Элина села, осторожно потрогала затылок и поморщилась.

— Если вы позволите, я предложу вам одну мазь, — сказал Эйрих.

— Очень эффективную. Ее можно втирать прямо сквозь волосы. Потом, конечно, надо будет вымыть голову…

— Она такая же вонючая, как то, что вы совали мне под нос? — улыбнулась Элина.

— Нет, поменьше, — серьезно ответил Эйрих.

— Ладно, давайте, — решилась Элина, поднимаясь на ноги. — Надеюсь, что не распугаю весь постоялый двор.

Когда процедура была закончена (у мази действительно оказался довольно сильный, но не сказать чтобы неприятный запах), Элина и Эйрих вышли на улицу, оставив труп в подворотне. Из некоторых окон падал свет, и графине удалось лучше разглядеть своего спасителя. Эйриху было, как минимум, за сорок, а то и за пятьдесят. Глубокий шрам на лбу и перебитый нос наводили на мысль, что по крайней мере некоторые из этих лет выдались достаточно бурными. В его фигуре угадывалась немалая физическая сила, его осанка была прямой, а походка — необычно плавной, практически неслышной; Элина подумала, что этот человек был либо армейским разведчиком, либо охотником в диких землях.

— Я хочу дать вам совет, — сказал он.

Элина уже не сомневалась, что к советам такого человека стоит прислушаться.

— Но прежде я хотел бы спросить, как далеко вы направляетесь.

— Достаточно далеко, — неопределенно ответила графиня, понимая, что полностью доверять незнакомцу, даже и спасшему ее, все же преждевременно.

— На восток? Можете не отвечать — если бы вы ехали из Тарвилона в другом направлении, как бы оказались здесь? Так вот, если вы едете прочь от западной цивилизации, вам тем более следует прислушаться к моему совету. Если, конечно, вы не хотите специально привлекать к себе внимание и нарываться на неприятности.

— Что вы имеете в виду?

— Отныне вам следует перевоплотиться в мужчину. В юношу, если быть точнее.

— Ну уж нет! — возмущенно воскликнула Элина. — Если всякие самоуверенные самцы убеждены, что только их пол чего-то стоит, то я не намерена лезть из кожи вон, дабы поддержать их в этом заблуждении и не уязвить их самолюбие!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать