Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 37)


— Знаете, Эрвард, — сказал Йолленгел, ехавший рядом с Элиной, — у меня как будто нет причин относиться к луситам иначе, чем как к сброду дикарей и убийц. Они истребили моих соплеменников и с радостью сожгли бы меня заживо, если бы знали, кто я такой. Не только те, от которых вы меня спасли, но и эти тоже, без сомнения. Но когда я вчера играл… я думал, что буду играть для себя, что мне наплевать, как они отреагируют, эти скоты, недостойные высокого искусства… но все вышло не так. Мне было совсем небезразлично, как они принимают мою музыку. Я играл для них. Я был искренне рад, когда нашел мелодии, которые им понравились. У меня больше не было ненависти к ним. Я забыл об отношениях между нашими расами. Это были мои слушатели, и я дарил им радость, а они были мне благодарны, вы понимаете?

— И вам не казалось унизительным развлекать их?

— Только сначала. А потом пришло это чувство. Из меня бы не вышел воин, не так ли? Впрочем, эльфы никогда не были воинственным народом.

— Мой отец говорит, что ненависть — плохой помощник в бою, — возразила Элина.

— Ваш отец — военный?

Графиня открыла было рот, но прикусила язык. Разговоры об отце грозили раскрыть ее инкогнито. И пусть эльф, вне всякого сомнения, никогда не слышал в своих чащобах о графе Айзендорге, да и распространителем слухов мог стать едва ли — раз приняв решение путешествовать под вымышленным именем, следовало его держаться.

— Да, — коротко ответила она Йолленгелу. Тот почувствовал, что его собеседник не хочет развивать тему, и тоже замолчал.

После полудня лес стал редеть; сплошной массив сменялся рощами и перелесками. Въезжая в очередной раз под кроны леса, Эйрих несколько раз придерживал коня и оглядывался назад, на только что пересеченное пустое пространство; но не было заметно, чтобы кто-то скакал за ними. К вечеру пошел-таки дождь, так что путешественников ждала еще одна малоприятная ночевка под открытым небом.

На другой день снова подморозило, и дорога сделалась скользкой. Во второй половине дня они наконец добрались до Тугича. Город стоял на крутом берегу Омолы, которая текла в этих местах на юговосток, но затем постепенно заворачивала к югу, а перед впадением в Срединное море даже отклонялась несколько к западу. Согласно карте, лежавшей в кармане Элины, Ильт-Ка была отнюдь не самой великой рекой континента; однако все реки к западу от нее уступали ей, и Элина не без волнения смотрела на ее мутные воды, хоть они и выглядели в этих широтах не столь внушительно, как в низовьях. У берега можно было уже заметить мелкие льдинки; луситы действительно едва не опоздали с отправкой посольства водным путем.

Зато Элина, Эйрих и Йолленгел опоздали. Прибыв в город, они узнали, что посольские ладьи отплыли рано утром.

Эйриха, однако, это не обескуражило. «Догоним по берегу», — спокойно сказал он. Таким образом, задержавшись в Тугиче буквально на пару часов, чтобы дать отдых себе и лошадям (Эйрих успел еще пополнить запасы провизии), они снова отправились в путь.

Корабли на ночь не приставали к берегу и не становились на якорь, поэтому догнать их оказалось не такой уж легкой задачей — тем паче что и местность не везде благоприятствовала быстрой скачке. Тем не менее, два дня спустя путешественники все же поравнялись с вереницей из пяти луситских судов, обликом весьма напоминавших тарсунские — вот разве что с изображением солнца на парусе и резной головой дракона на круто вздыбленном носу. Подавать сигналы с берега было, однако, бесполезно — навязываться луситам в пассажиры следовало явочным порядком, прямо на середине реки. Лошади в качестве плавательного средства явно не годились — по сравнению с Омолой речка, через которую некогда переплыли Элина и Эйрих, выглядела жалким ручейком, да и температура воды была теперь лишь ненамного выше точки замерзания. Таким образом, путники поскакали дальше, обгоняя ладьи и отыскивая средство для переправы.

Такое средство обнаружилось через несколько миль. Берег в этом месте стал более пологим, и всадники получили возможность спуститься к самой воде. Здесь кончалась выныривавшая из-за деревьев дорога, и здесь они увидели то, что некогда, по всей видимости, было домом лодочника. От дома уцелела лишь часть стены и каменная печь в черных языках копоти, возвышавшаяся среди обугленных бревен, недогоревших досок и прочего мусора, бывшего когда-то человеческим жильем. Подъехав ближе, путники увидели — и почуяли — хозяина сожженного дома. Труп был объеден лесным зверьем практически до костей, но остатки гнилого мяса, запутавшиеся в рваном тряпье одежды, все еще воняли. Лодочник не стал жертвой пожара, а был убит у себя во дворе при попытке спастись; оперенный хвост стрелы, торчавший между обнажившимися ребрами, служил тому подтверждением. Судя по всему, со времени трагедии прошел уже не один месяц.

Эльф отвернулся, перегибаясь через седло; через несколько секунд его вырвало. Элина отнеслась к представшему перед ними куда более спокойно — детский опыт сказывался, хотя граф и старался оберегать ее от наиболее страшных сцен войны. Она лишь деловито спросила:

— Луситы?

— Скорее всего, кочевники, — покачал головой Эйрих. Он подъехал к останкам лодочника и, наклонившись, спокойно выдернул стрелу. — Определенно, — подтвердил он свою догадку, рассматривая орудие убийства. — Форма наконечника не характерна для луситов.

Элина впервые

почувствовала масштабы опустошения, нанесенного этому краю степняками. Судя по наличию дороги и переправы, когда-то эти места были достаточно оживлены; но со времени нашествия миновало уже несколько месяцев, и за это время никто так и не появился здесь, раз тело погибшего не было предано земле. Ни один лусит не бросил бы своего земляка гнить под открытым небом.

Эйриха занимали более практические мысли. Небольшая деревянная пристань избежала разрушения, но куда важнее было то, что уцелела и лодка, наполовину вытащенная на берег. Весел, правда, нигде не было видно; однако среди полуобгоревших досок можно было подыскать подходящие орудия для гребли, о чем он и сообщил своим спутникам.

Элина окинула лодку скептическим взглядом, особенно задержавшимся на воде в кормовой, погруженной в реку части.

— Не выглядит особенно надежной, — согласился Эйрих, — но до середины реки хватит.

— А если они откажутся принять нас на борт? — подал голос эльф.

— Вам придется дать им концерт по горло в ледяной воде, — осклабился Эйрих.

Меж тем ладьи были уже недалеко, и следовало спешить, пока они не миновали траверз пристани и не начали удаляться — тогда, гребя досками, догнать их было бы уже нереально. Втроем путешественники освободили лодку из вязких объятий мокрого песка и завалили ее на бок, сливая воду, а затем снова спихнули с берега, попутно бросая внутрь свои вещи. Лошадей, очевидно, приходилось оставить — даже если бы они и доплыли успешно в ледяной воде, посреди реки все равно было бы невозможно втащить их на борт ладьи. Поэтому рачительный Эйрих вместе с Элиной сняли с них сбрую и тоже кинули в лодку.

— Вы бы хоть весла пока подыскали, — неприязненно бросил Эйрих ничем не занятому Йолленгелу, но тот виноватой улыбкой дал понять, что ничто не заставит его приблизиться к остаткам дома и тому, что находится рядом. Пришлось Эйриху, ругаясь, сбегать за подходящими досками.

Они отчалили и принялись быстро грести каждый своей доской; Эйрих задавал ритм. Хуже всего, конечно, получалось у Йолленгела, из-за которого лодка постоянно отклонялась от курса то в ту, то в другую сторону, и только необходимость отсчитывать вслух гребки мешала Эйриху разразиться нелестной тирадой о представителях нечеловеческих рас. Вода меж тем и впрямь начала прибывать, просачиваясь в давно не конопаченные щели. Котомки с вещами были водружены на сиденья. Лодка не преодолела еще и трети пути, а воды в ней уже было выше чем по щиколотку; даже сквозь сапоги чувствовалось, какая она холодная. На ладьях, несомненно, уже заметили гребущих наперерез, но не делали никаких попыток сбавить скорость или изменить курс, чтобы облегчить им задачу.

Вода поднималась все выше, а до цели было еще далеко. К тому же лодка, постепенно погружаясь, теряла в скорости. Сопоставив все тенденции, Эйрих подумал, что его вывод о пригодности лодки для плавания по крайней мере до середины реки был, возможно, не вполне обоснованным.

— Йолленгел, — сказал он, — оставьте в покое доску, от вас все равно больше вреда, чем пользы. Будете вычерпывать воду.

— Чем? — растерялся эльф.

— Чем! — только присутствие Элины удержало Эйриха от грубого ругательства — хотя ответ был действительно неочевиден: можно было достать из котомки кружку, но такой сосуд был слишком невместительным. — У вас голова на что, шапку носить? Вот ею и вычерпывайте!

— Головой? — не удержалась Элина.

— Шапкой!

Действительно, шапка с ее кожаной подкладкой, практически не пропускавшей воду, неплохо подходила для этой цели. Поначалу дело как будто пошло на лад, и Йолленгелу удавалось достойно противостоять прибывающей воде; однако эльф быстро устал нагибаться, черпать полную шапку воды и опрокидывать ее за борт, и шумные всплески стали раздаваться все реже. Вода вновь медленно, но неумолимо начала подниматься. Оставалось уже меньше полупути, но эта часть маршрута была труднее предыдущей, тем паче учитывая, что гребцов осталось всего двое.

Первая ладья миновала траверз лодки, а через некоторое время и вторая. Эйрих, сжав зубы, яростно греб, обливаясь потом; Элина, обдаваемая брызгами из-под его доски, едва поспевала за ним. Луситские гребцы все так же ритмично вздымали и опускали весла своих ладей.

— Эй! — не выдержала графиня. — Подождите нас!

Никакой реакции не последовало. Уже третья ладья была вне досягаемости. Вода постепенно подбиралась к коленям.

— Может, выбросить вещи? — робко предложил эльф.

— Можете выбрасывать свои, только не просите потом нас снова их вам покупать, — огрызнулся Эйрих. Тем не менее, он спихнул свою котомку со скамьи в воду внутри лодки, чтобы хоть как-то уменьшить тяжесть груза. То же сделали и остальные. Четвертая ладья поравнялась с лодкой и неспешно ушла вперед. Отчаяние придало Йолленгелу силы, и он вновь заработал шапкой так же энергично, как и вначале. Это позволило лодке еще какое-то время держаться на плаву, но последняя ладья уже неумолимо проплывала мимо.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать