Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 41)


На пятый день плавания через земли кочевников ладьи пристали к берегу. Здесь было нечто вроде порта; на берегу раскинулся торговый город кочевников, в котором роль домов играли кибитки. Сюда прибывали купцы с юга, поднимавшиеся от моря по реке; несмотря на своеобразные представления степняков о честности в торговых сделках, желающие иметь с ними дело всегда находились, ибо здесь можно было по дешевке приобрести награбленное в набегах добро и рабов. Кочевники, в свою очередь, охотно закупали оружие, изготовленное из лучшей, нежели позволяли их примитивные технологии, стали

— и продавцы этого оружия не особо задумывались над тем, что через несколько лет оно может быть использовано против их собственных стран.

Здесь приплывшие сошли на берег — не все, а лишь сами послы — 6 человек, западные путешественники и дюжина воинов; все прочие остались на кораблях. Там же оставался пока товар и золото, предназначенные для выкупа; послы должны были лишь доставить дары лично для Курибая. Им прислали эскорт из трех десятков степняков, который должен был проводить их в ханскую ставку. На все посольство выделили лишь одного конька, запряженного в двухколесную повозку — для перевозки ларцов с дарами; люди сложили туда также личные вещи, но сами должны были идти пешком, в то время как эскорт степняков, разумеется, был конный.

Элина не обращала внимания на это очередное унижение, а с любопытством осматривалась по сторонам. Хотя рыночные площади западных городов и не отличались чопорностью и унылостью, теперь перед графиней предстало нечто куда более пестрое, яркое и шумное. Она смотрела на кочевые кибитки со сплошными, без спиц, деревянными колесами, превращенные в торговые лавки, на развешанные тут и там разноцветные ткани и ковры, на блестящие россыпи разложенных на дорогом сукне и бархате украшений, на богато убранную, пахнущую кожей конскую сбрую; разумеется, не осталось без ее внимания многочисленное оружие, среди коего преобладали всевозможные кривые восточные сабли и мечи, но попадались и прямые западные клинки. (Возле одного из таких торговцев Эйрих отстал от эскорта, сделав знак Элине не беспокоиться, и вскоре вновь нагнал их уже с мечом на поясе; командир конвойных покосился на него подозрительно, но ничего не сказал. ) Разноголосые и разноязыкие торговцы наперебой расхваливали свой товар, пытались перекричать друг друга, азартно торговались и бранились с покупателями; где-то тренькал заунывный трехструнный восточный мотив, где-то звенели бубны, ржали и всхрапывали кони, ревели верблюды (не все торговцы прибывали сюда водным путем).

Жадно вбирая новые впечатления, Элина как-то не задумывалась, что за весьма значительную часть всего этого великолепия заплачено не столько золотом, сколько кровью и слезами; она даже не поняла, что девушки, танцующие под звуки бубна — выставленные на продажу рабыни. Тем сильнее было ее потрясение, когда ее взгляд наткнулся на большой загон, где продавали детей. Самому старшему из них было не больше 12. Дети, особенно старшие, понимавшие, что происходит, смотрели затравленно и испуганно, но не плакали. Они уже знали, что будут за это жестоко наказаны. Некоторые все же украдкой всхлипывали, но умудрялись делать это беззвучно. Элина встретилась взглядом с одним из них и поспешно отвернулась. «Ты не можешь исправить все зло на свете», — говорила она себе, но ощущение непонятной вины не уходило. Эйриху подобные эмоции были явно чужды, да и любопытства он не проявлял — очевидно, здесь не было для него ничего нового. Эльф же, впервые оказавшийся среди такого количества людей, да еще говоривших на незнакомых ему языках, был еще бледнее обычного; казалось, все его силы уходили на борьбу с собственным страхом.

Затем торговый город остался позади — ханская ставка находилась, разумеется, гораздо дальше от берега. До нее добрались лишь ближе к вечеру. Дозорные встретили эскорт за несколко миль до стойбища и поскакали доложить хану. Через полтора часа наконец и сами путники, пройдя между рядами шатров, достигли цели.

Ханский шатер, минимум втрое превосходивший по размеру любой другой, возвышался посреди обширного пустого пространства в центре становища. Над ним вился штандарт, состоявший из девяти конских хвостов. Перед входом горело два факела, укрепленные на длинных шестах; считалось, что проходящие между ними очищаются от дурных помыслов, прежде чем предстать перед ханом.

В этот день, однако, Элине и ее товарищам не суждено было увидеть Курибая; хан принял только луситских послов. Для ночлега всем путешественникам была отведена одна юрта, правда, довольно просторная.

Послы не были расположены обсуждать с западными путешественниками результаты переговоров, но, судя по их лицам, пока дела шли не слишком хорошо для луситов. На второй день хан вновь общался с ними, а также с посланцами подчиненных ему кочевых племен, так что ему опять было не до гостей с дальнего Запада.

— Неужели нельзя получить этот дурацкий пропуск у какого-нибудь чиновника, — ворчала Элина, недовольная задержкой. Впрочем, ворчала она для успокоения совести; на самом деле ей хотелось повидать владыку степей.

— Ханская пайцза — самая надежная, — возразил Эйрих. — Никто не имеет полномочий выдавать такие, кроме него самого. Конечно, какой-нибудь нойон или туменный тоже могли бы предоставить нам охранный знак, но он был бы значим лишь для их подчиненных, а не для всей степи.

— А вообще ехать через степь — это самый

короткий путь? Может, лучше было спуститься к морю на одном из кораблей этих торговцев? — продолжала очищать совесть Элина.

— Если в здешних местах и есть кто-то более опасный и коварный, чем степняки, то это торгующие с ними купцы. Для них взять с человека деньги за проезд, а потом продать его в рабство — значит сделать хороший бизнес, — ответил Эйрих.

— Интересно, — задумчиво произнесла графиня, — а что будут делать луситы, когда закончат переговоры? Ведь они не смогут подняться обратно по Омоле. Выше по течению река скована льдом.

— Насколько мне известно, корабли тоже спустятся к морю, но по правому рукаву дельты, и пойдут потом не на восток, а на запад. По всей видимости, они переждут зиму в южных портах. А освобожденным пленникам и части воинов для их охраны придется возвращаться домой пешком. Впрочем, на ладьях для них все равно недостаточно места.

— Разутыми и раздетыми — в луситскую зиму?

— Не все содержимое трюмов ладей предназначено для выкупа. Часть пойдет на то, чтобы хоть как-то одеть и обуть освобожденных. Кстати, если одежда будет куплена на местном базаре, то некоторым из них могут достаться их собственные вещи, некогда сорванные с них степняками.

— И все же это сопряжено с большими неудобствами. Не проще было отложить посольство до весны?

— Полагаю, те, ради кого оно организовано, предпочли бы идти домой босиком по снегу, нежели оставаться еще на несколько месяцев рабами кочевников. К тому же к весне многие из них были бы уже распроданы работорговцам и увезены на восток.

Графиня почувствовала стыд за свое «рациональное» предложение подождать до весны; ведь и сама она не стала поступать так же, а пустилась в путь, едва узнав о постигшей принца беде.

Этот разговор происходил снаружи их временного жилища. Внутри делать было нечего, но и далеко отходить от шатра Элина обоснованно опасалась. В данный момент она наблюдала за мальчишкой, гарцевавшем вдоль окраины стойбища. Тому было лет десять, но он весьма уверенно держался в седле, и жеребец, судя по всему, молодой и горячий, повиновался ему. Несмотря на юный возраст, на поясе у мальчишки висела сабля, хоть и укороченная, но все же вполне настоящая, способная убить человека. Элина улыбнулась, вспоминая себя в этом возрасте. Однако здесь, похоже, подобное не было экзотикой — конечно, среди детей мужского пола.

— Вот потому я и говорю, что мы должны благодарить судьбу, остановившую кочевников у Хурлуцкого моря, — сказал Эйрих, словно прочитав ее мысли. — Дело даже не в том, что они весьма многочисленны. Дело в подходе. На Западе воин — это профессия, а здесь — половой признак. В степи мужчина и воин — синонимы. Конечно, им не хватает стратегических построений военной науки, они сражаются по-варварски, налетают с визгом и гиканьем большой толпой, имея как минимум трех-пятикратное преимущество в численности; грамотно организованная оборона опытных, не склонных к панике бойцов способна серьезно их сконфузить. И все же мне бы не хотелось наблюдать битву между западными армиями и степными ордами.

Наконец на третий день за ними явился посланец от хана. Эльф в последний момент оробел и хотел остаться в юрте, но степняк сделал властный жест, приказывая всем троим следовать за ним, оставив при этом в юрте оружие.

И вот, пройдя между потрескивающими и чадящими факелами, Элина с любопытством вступила под полог огромного шатра. В нос шибануло вонью немытых тел, прогорклого масла и перебродившего кислого кобыльего молока. После ясного солнечного утра снаружи внутри казалось совсем темно; но наконец глаза Элины привыкли к тусклому свету масляных плошек, и она смогла рассмотреть грозного степного повелителя, власть которого признавали на территориях, в несколько раз превышавших по площади крупнейшее из королевств Запада.

Перед ней на алой подушке, скрестив ноги в остроносых войлочных сапожках, сидел старый жирный степняк с выбритой наголо непокрытой головой. Он был облачен в расшитый золотом парчовый халат, препоясанный золоченым же поясом с пышными кистями. К поясу была прицеплена внушительных размеров сабля в украшенных драгоценными камнями ножнах. Глядя на этого обрюзгшего старика, трудно было поверить, что некогда он был могучим и грозным воином, бесстрашно скакавшим во главе своего тумена и не раз первым врубавшимся во вражеский стан; в те годы удар его сабли способен был развалить человека надвое до седла. Теперь Курибай извлекал оружие из ножен лишь для того, чтобы перед своим шатром собственноручно рубить головы заподозренным в нелояльности нойонам; на это у него сил еще хватало.

По левую руку от хана на подушке поменьше восседал его сын Судэбай, а по правую — приближенный воевода Бахтакыр. Эти двое ненавидели друг друга; хану это было прекрасно известно и полностью его устраивало — он видел в этом гарантию собственной безопасности и не упускал случая подлить масла в огонь. То, что собственного сына он посадил лишь по левую руку, а безродного Бахтакыра, возвысившегося из простых кочевников благодаря военным талантам



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать