Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 46)


— и это была правда; однако Эйрих проявил решимость и, развернувшись, объявил своим спутникам, что они поищут другой корабль. Лишь когда они спустились на причал, капитан окликнул их и согласился уступить.

После этого они отправились осматривать город и гуляли до вечера по его кривым горбатым улочкам и обширным площадям, чьи камни помнили расцвет эпохи магов; ныне многие из этих площадей были превращены в рыночные. Помимо торговцев, там делали бизнес представители еще двух категорий: во-первых, уличные фокусники, акробаты и музыканты, а во-вторых, карманные воры. О последних Эйрих особо предупредил своих спутников — и оказался прав, ибо через некоторое время Элина ловко перехватила руку, решившую погостить в ее кармане. Рука принадлежала коричневому от грязи и загара оборванному мальчишке лет тринадцати. Пойманный рванулся, но, столкнувшись с железной хваткой, тут же прекратил сопротивление и принялся униженно молить о пощаде. Эйрих выразил готовность позвать стражников, но Элина, глядя на незадачливого воришку, смущенно переступавшего грязными босыми ногами на холодных камнях площади и утиравшего нос свободной рукой, сжалилась над своим пленником и отпустила его, предварительно взяв через Эйриха обещание больше не воровать. Мальчишка моментально растворился в толпе, а Эйрих с усмешкой сообщил, что его обещание будет действовать еще минут пятнадцать. Графиня с достоинством возразила, что человеку надо давать шанс. Эйрих ничего на это не ответил, но подумал про себя, что как раз шанса зарабатывать себе кусок хлеба честным путем у этого парнишки, скорее всего, нет.

В гостиницу вернулись уже в сумерках и, поужинав, вскоре легли спать — Элина в одной комнате, Эйрих и эльф в другой. Было еще довольно рано, но усталость от путешествий по взбиравшимся на холмы и сбегавшим вниз улочкам сказывалась. Впервые со дня высадки на берег Омолы Элина позволила себе отоспаться на всю катушку.

Когда она встала, солнце уже карабкалось по небу короткого зимнего дня. Выйдя в коридор, она столкнулась с Эйрихом. Ее спутник только что продал лошадей хозяину гостиницы. Это была обычная практика — так поступали многие путешественники, прибывавшие в ЭльХасар сушей и покидавшие его морем. На специальном рынке можно было продать дороже, но это означало лишние хлопоты, да и налог пришлось бы платить.

— Йолленгел не вернулся? — спросил Эйрих.

— Я даже не знал, что он уходил, — ответила Элина, почувствовав беспокойство. Эйрих заглянул в свою комнату и убедился, что она пуста.

— Он не говорил, куда идет? — спросила графиня.

— Похоже, он не хотел меня беспокоить. Я слышал сквозь сон, как он выходил, но подумал, что это он просто по нужде. Однако вряд ли это дело может так затянуться даже у эльфа.

Немногочисленные вещи Йолленгела находились в комнате, да и покинуть своих благодетелей, не попрощавшись, было бы не в его духе. Однако время шло, а эльф не возвращался. В конце концов Эйрих объявил, что пора идти, иначе они опоздают на корабль.

Элина шла по улице в расстроенных чувствах — она почти не сомневалась, что Йолленгел попал в беду. Однако город был слишком велик, чтобы надеяться быстро разыскать его, а опоздай они к отплытию — и ждать следующего корабля пришлось бы неведомо сколько. В который раз графиня вынуждена была сделать выбор в пользу Артена. Тем не менее, она шла в порт не самой короткой дорогой, петляя по улицам и заглядывая в переулки.

— В Эль-Хасаре нет ксенофобии — здесь проживает слишком много народов, и само благополучие города зависит от его привлекательности для гостей, — успокаивающе говорил Эйрих. — Так что ничего особо страшного ему тут не грозит. Скорее всего, он просто пошел погулять и заблудился — языка он не знает и дорогу спросить не может. А нам надо поспешить.

— Эрвард! Эйрих! — послышался вдруг знакомый голос.

Они обернулись. Крик доносился из глубины ответвлявшейся улицы. Расталкивая прохожих, они устремились туда.

Шестеро городских стражников, вооруженные кривыми мечами, конвоировали троих задержанных, одним из которых был Йолленгел. Под глазом эльфа красовался свежий синяк, губа была разбита. Двое других арестованных выглядели не лучше. Их руки не были связаны — как видно, стражи порядка не ожидали сопротивления.

— Что случилось? — требовательно спросил Эйрих по-луситски, переходя на шаг и двигаясь рядом с косившимися на него конвоирами.

По быстрой и сбивчивой речи Йолленгенла удалось реконструировать события. Терзаемый совестью по поводу денег, уплаченных за него Элиной, эльф решил подзаработать. Идея пришла ему в голову накануне, когда он увидел уличных музыкантов. Рано утром он тихо выбрался из комнаты и, расположившись на одной из людных улиц, начал играть. Его мелодии имели большой успех, и прохожие щедро кидали ему монеты. Однако эльф не учел того обстоятельства, что все сколь-нибудь выгодные места на улицах Эль-Хасара давно поделены между городскими музыкантами, фокусниками, нищими и прочей подобной публикой. Так что в скором времени явились хозяева территории и потребовали от нарушителя убираться, отдав им при этом «незаконно» добытые деньги. Эльф из-за незнанья языка даже не мог понять, чего они от него хотят; тогда те перешли к более доходчивым средствам — один двинул Йолленгела в челюсть, а второй вырвал из его рук флейту и сломал старинный инструмент о колено. Смирный эльф мог бы еще стерпеть побои, но не это. Как тигр, он набросился на обидчиков. Драка продолжалась до тех пор, пока не явились стражники и не арестовали всех троих, не побрезговав при этом и подобрать рассыпанные

монеты.

Уяснив ситуацию, Эйрих обратился к начальнику караула, пытаясь объяснить, в чем дело, и добиться освобождения эльфа. Элина, хотя и не понимавшая языка, горячо его поддерживала. Стражник, однако, ничего не желал слушать, повторяя, что во всем разберется судья. Эйрих вздохнул и неохотно произнес:

— Ну хорошо, сколько?

— Взятка? — ненатурально возмутился стражник.

— Компенсация за причиненные хлопоты, — дипломатично сформулировал Эйрих, мысленно проклиная ненасытность стражников, которые и так уже неплохо поживились за счет Йолленгела.

— Не здесь, — буркнул начальник караула. Приличия не позволяли принять мзду и отпустить задержанного прямо посреди людной улицы, хотя вряд ли хоть для кого-то из прохожих продажность городской стражи стала бы новостью.

И в этот момент эльф все испортил. Не то ошибочно приняв возникшую паузу за неуспех переговоров, не то осознав, что он вновь, вопреки собственному обещанию, ввергает своих спутников в расходы, Йолленгел воспользовался тем, что внимание конвоиров отвлечено Эйрихом и, оттолкнув одного из них, бросился бежать. В следующую секунду пустились наутек его обидчики; они сделали это рефлекторно, им, как постоянным жителям города, не следовало лишний раз ссориться со стражниками. Те дернулись было догнать арестантов, но безуспешно — прохожие быстро расступались перед беглецами и весьма неохотно — перед их преследователями. Простые эль-хасарцы в массе своей не жаловали городскую стражу.

Тогда гнев охотников, упустивших добычу, обратился на Эйриха и Элину. Друзья одного из беглецов были в их глазах прямыми виновниками побега. Сразу двое стражников схватили за руки Эйриха, а еще один потянулся к графине. Рука Элины молниеносно метнулась к мечу.

— Меч в ножны, Эрвард! — страшным голосом рявкнул Эйрих по-тарвилонски. Элина, слегка ошарашенная, послушалась и лишь увернулась от того, кто пытался ее схватить. В следующий миг Эйрих расшвырял в стороны державших его, но и сам не стал обнажать меч. Он знал, что делает — нападение на городских стражников с оружием было куда более серьезным преступлением, чем просто сопротивление. Однако, в то время как Элина, отскакивая от наседавших врагов, сохраняла у себя за спиной путь к свободе, сам Эйрих оказался в окружении. Один из стражников уже вовсю свиристел глиняным свистком, призывая подмогу.

— Бегите в порт! — крикнул Эйрих, раздавая удары направо и налево.

— А как же вы? — крикнула в ответ Элина, понимая, однако, что с голыми руками она не сможет ему помочь.

— Обо мне не беспокойтесь! Ждите меня на борту! Но даже если я не прорвусь, я скоро буду на свободе!

Элина в последний раз ударила стражника ногой по голени и бросилась бежать. Некоторое время она слышала за собой топот сапог преследователей, затем он отстал.

Двадцать минут спустя она вылетела на набережную в паре миль от порта; планировка города была не слишком удобной для ориентирования. Элина перевела дух, еще раз оглянулась, нет ли погони, и дальше уже пошла быстрым шагом.

Наконец она отыскала нужный причал и поднялась по пружинящим сходням на борт «Русалки». На судне шли последние приготовления к отплытию.

— Наконец-то, — ворчливо приветствовал ее капитан. — Где остальные?

— Сейчас будут, — ответила Элина, чувствуя разочарование: она надеялась, что по крайней мере эльф уже на корабле.

Она стояла у борта и смотрела на город, надеясь разглядеть вдали знакомые фигуры. За ее спиной топали башмаками по скрипучим доскам палубы матросы, волокли последние тюки грузчики и хрипло покрикивал на тех и других боцман. Все пассажиры уже прибыли; некоторые из них стояли на палубе, подобно Элине, другие прогуливались по причалу, оттягивая до последнего момент расставания с твердой землей под ногами. Наконец капитан зычно рявкнул: «Все на борт, отчаливаем! « — и пассажиры, в последний раз пожав руки или обнявшись с провожающими, поднялись на корабль.

— Ну, где твои друзья? — спросил капитан, проходя мимо Элины.

— Не знаю, — печально пожала плечами графиня. — Что-то их задержало.

— Я предупреждал — судно ждать не будет. Ты едешь или сходишь на берег?

Элина еще раз все обдумала. Вряд ли Эйрих врал, говоря, что ничего особо страшного ему не грозит. Ну, может быть, месяц тюрьмы, если не сможет откупиться. И зачем ему понадобилось ввязываться в драку, почему было не откупиться сразу? Конечно, обозленные стражники содрали бы с них двоих больше, чем намеревались вначале за Йолленгела, но зато теперь все были бы на борту. Или нет, стражники все равно бы промурыжили бы их слишком долго? Должно быть, именно так. И куда девался эльф? Скорее всего, он бежал куда глаза глядят и просто заплутал в лабиринте улиц. Выходило, что спутники Элины не нуждались в спасении; если она останется, то просто потеряет несколько недель, а то и месяцев, ожидая следующего корабля. С другой стороны, Эйрих был весьма полезным спутником, но ведь он ехал только до Дулпура, значит, им все равно предстояло расстаться — не в порту отправления, так в порту прибытия. Терять время и подвергать лишней опасности Артена лишь для того, чтобы иметь возможность нормально проститься, было глупо.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать