Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 55)


Элина сосчитала про себя до тридцати и, рассудив, что преследователи уже в переулке, сделала вид, что споткнулась, чтобы, позволив котомке соскользнуть с плеча, тут же прыгнуть назад, прокручивая сальто и приходя на руки. За краткий миг, когда ее ладони ударились о камень, она успела оценить количество противников — как минимум шестеро — и расстояние до них, и пошла на второе сальто. Этот акробатический номер был сложнее — чтобы не приземлиться спиной к уже близким врагам, ей пришлось перекрутиться в стойке на руках и лишь затем рывком перебросить свое тело в нормальное положение. Меч в ножнах тяжело ударил ее по бедру. Удобно иметь специально сконструированные ножны, из которых клинок не вываливается при подобных кульбитах, но в то же время моментально выскакивает, повинуясь пальцам хозяйской руки! В следующий миг стальное лезвие уже рассекло воздух.

Хотя пираты и знали, с кем имеют дело, внезапный переход намеченной жертвы в атаку оказался для них неожиданностью. Они всетаки надеялись, что им удастся схватить Элину; у двоих из них наготове были не мечи и кинжалы, а веревки. Поэтому графиня атаковала третьего из ближайших к ней, вооруженного коротким и широким мечом. Клинок Элины, описав короткую дугу, обрушился на него сверху; пират вскинул свой клинок и парировал удар — чтобы тут же получить увесистый пинок носком сапога в наиболее чувствительное у мужчины место. Даже и сам граф Айзендорг признавал, что в иных ситуациях приходится прибегать к отнюдь не рыцарским приемам.

Коротко и страдальчески охнув, пират согнулся, и следующий удар меча пришелся на его бритый затылок, проламывая кость. Не давая врагам опомниться, Элина атаковала бандита справа, который все еще пытался обойти ее сбоку и набросить веревку. Сделать это он не успел — меч рубанул его по шее, и кровь обильно хлынула из перерубленной артерии. Графиня тут же переключилась на третьего, который пытался отбросить веревки и достать свои кинжалы, но от спешки сам же запутался в уготованных для Элины путах. Он пытался попятиться назад, но ему мешали собственные товарищи. Элина угостила его прямым ударом в грудь. Должно быть, она попала в сердце, ибо враг рухнул, как подкошенный, едва она успела выдернуть клинок.

Таким образом, буквально за первые же секунды боя трое врагов были выведены из строя; это был рекорд результативности в пока еще небогатой боевой практике Элины, который, впрочем, сделал бы честь и более опытному воину. Однако оставалось еще четверо (бандитов оказалось все же семь, а не шесть). И эти четверо были уже во всеоружии. Правда, ширина переулка не позволяла им наступать одной шеренгой и беспрепятственно обходить с флангов; двое оказались впереди, двое сзади. Из тех, что впереди, один был вооружен саблей, а второй — двумя ножами.

Пользуясь тем, что пиратам мешают валяющиеся под ногами тела сообщников, Элина шагнула назад и подобрала короткий меч, предварительно перебросив свой, более длинный, в левую руку, чтобы легче было держать на расстоянии бандита с ножами. Она отступила достаточно, чтобы позволить двум бандитам переступить через трупы по направлению к ней, но не собиралась давать ту же возможность двум оставшимся и вновь устремилась в атаку. Противостоявшие ей пираты были неплохими бойцами, и Элине стоило немалого труда отражать коротким мечом стремительные сабельные удары, одновременно не давая приблизиться второму врагу, в руках у которого так и порхали ножи. Отчаявшись застать ее врасплох для удара, этот последний метнул один из ножей, но Элина, успев заметить замах, рывком ушла в сторону, и мелькнувший мимо нож звякнул о стену, а затем о мостовую гдето за ее спиной.

В тот же миг, однако, второй достал ее саблей. Клинок разорвал куртку и рассек кожу правого плеча, но, кажется, не нанес более серьезного урона. Элина ответила ложным выпадом, направляя меч ему в грудь, а когда его сабля метнулась вверх, чтобы отбить удар, графиня вдруг резко присела и обоими мечами с двух сторон рубанула врага по ногам. По ее замыслу, сразу же за этим следовало перекатиться по мостовой, уходя от удара сверху, но мечи застряли в кости. Ей пришлось выпустить оружие — и вовремя: промедли она еще полсекунды, и сабля раскроила бы ей череп, и даже четверть секунды могла бы стоить ей руки. Однако сабля раненого пирата все-таки обрушилась на мостовую и со звонким лязгом сломалась.

Элина, откатившаяся вправо, больно ударилась плечом и головой о стену дома. Пострадавший пират нетвердо шагнул назад — удар был не настолько силен, чтобы полностью перерубить голени — но споткнулся об оставшийся за спиной труп предшественника и грохнулся навзничь — было слышно, как он глухо ударился затылком о камни; меч графини при этом выскочил из раны и со звоном упал на мостовую. Меж тем другой пират уже заносил для броска оставшийся нож, но, увидев, что Элина безоружна, передумал — возможно, решил, что теперь им удастся ее схватить. Он быстро шагнул вперед (за ним двигались еще двое пиратов), отсекая графиню от ее меча. Элина чуть сдвинулась, готовясь вскочить и попытаться бежать, хотя шансов на удачу практически не было. В этот момент, однако, она ощутила бедром какой-то твердый крестообразный предмет. Рукоятка первого брошенного ножа! Элина тут же изменила свои намерения и притворилась, что еще не вполне пришла в себя после удара о стену.

Бандит, не сводя с нее глаз, нагнулся, чтобы подобрать меч. Это была последняя ошибка в его жизни. Рука Элины юркнула за спину, а затем метнула нож в живот пирата, отплатив ему его же монетой. В следующий миг графиня вновь

перекатилась, с маху нанося раненому удар двумя ногами; тот потерял равновесие и рухнул рядом с Элиной прямо на нож, который ушел вместе с рукоятью в его кишки и высунул окровавленное жало из спины. Элина успела подхватить свой меч как раз вовремя, чтобы, еще сидя на мостовой, закрыться от удара следующего пирата. Тяжелый топор, вжикнув, соскользнул по косо подставленному мечу и ушел вбок, не причинив вреда; собственный клинок плашмя ударил Элину по голове и, спружинив, распрямился. Пират не попытался тут же исправить дело — как видно, учел опыт предшественников и отскочил назад, не желая получить удар мечом по ногам или снизу в живот. Это дало Элине возможность вскочить на ноги. Краем глаза она видела и последнего пирата, который подходил к ней, раскручивая шипастый металлический шар на цепи. Эта штука ей не понравилась. Совсем не понравилась.

Прежде всего Элина решила разобраться с бандитом, вооруженным топором. Она старалась навязать ему позицию, при которой он мешал бы вступить дело второму, с цепью и шаром. Какое-то время ей это удавалось, однако ее противник просек суть маневра и начал прижиматься боком к стене, оставляя своему сообщнику достаточно пространства для обхода. Элина поняла, что этот бой надо кончать быстро. Топор на длинной ручке был тяжелее ее меча, однако требовал замаха для эффективного удара и обладал изрядной инерцией. После того, как металл несколько раз лязгнул о металл, Элине удалось уйти из-под рубящего взмаха и, прежде чем ее враг успел вернуть топор в оборонительное положение, ответить прямым колющим ударом в грудь. Второй пират метнулся на помощь сообщнику, но было поздно — меч, неприятно скрипнув по кости, вошел между ребрами. Пират, однако, был еще жив и даже сумел вновь занести топор. Элина перехватила левой рукой его запястье и, продолжая сжимать правой рукоять вонзенного меча, развернула тело своего врага, закрываясь им от последнего бандита. Как раз вовремя: удар шипастого шара, предназначенный Элине, обрушился на голову ее агонизирующего противника, с хрустом проломив череп; из дыры выплеснулись кровавые ошметки, и скользкий теплый комок шлепнулся на щеку девушки, отчего горло ее сжало спазмом отвращения.

Элина рывком выдернула меч из уже мертвого тела, а ее последний противник освободил, в свою очередь, свое оружие. Враги стояли, глядя друг на друга и тяжело дыша. Окровавленный меч Элины задумчиво шевелился, выбирая направление для атаки. Цепь вращалась, и было слышно, как она рассекает воздух: вжух, вжух, вжух… Графиня понимала, что через этот тускло поблескивающий в темноте круг ей не прорубиться, и что меч, оказавшийся на пути у движущегося на большой скорости шара с цепью, может быть выбит или сломан. Отвлечь врага? Не получится. Удар снизу ногой по голени? Пожалуй, это идея, но рискованная — можно не успеть уклониться… Эх, как ей не хватает хоть самого маленького щита!

И тут произошло неожиданное. Пират сделал небольшой шаг назад, затем еще один, пошире, бросил косой взгляд через плечо, чтобы не споткнуться о тела… и вдруг повернулся и бросился бежать! Девять побед Элины на палубе «Русалки» и шесть — в переулке сломили волю бандита. Должно быть, он решил, что в облике девушки скрывается настоящий демон. Бежать от «какой-то сучки» было позором, но бежать от демона — вполне благоразумным решением.

Элина понимала, что не следует его отпускать — он может привести подмогу, и кто знает, насколько быстро. Однако она не могла заставить себя пуститься в погоню. Тело сожгло весь выброшенный адреналин, и теперь наступала разрядка. Кожа сочилась потом, по мышцам разливалась усталость. Меч Элины опустился, и она почувствовала боль от легкой раны на плече.

Пират, отбежавший уже шагов на пятнадцать, вдруг остановился. Элина почувствовала опасность, но в темноте не успела разглядеть его движения. Лишь в последний момент она поняла, что это метательный жест — и в следующий миг что-то сильно ударило ее в левый бок чуть ниже ребер. Элина инстинктивно шарахнулась в сторону, и второй брошенный предмет зазвенел где-то позади. Графиня подняла меч и, перепрыгивая через тела, бросилась на врага. Пират, окончательно убедившись в неуязвимости демона, вновь обратился в бегство и вскоре скрылся за углом. Элина собиралась его преследовать, но усталость и нарастающая боль в боку заставили ее остановиться.

Она осторожно потрогала бок. Куртка там уже была мокрой от крови, сочившейся через прореху. Из самой прорехи торчал какойто металлический зуб. На рукоять ножа непохоже, но все равно приятного мало. Элина пошла обратно в переулок, глядя под ноги в поисках не попавшего в цель двойника этой штуки. Вскоре она и впрямь увидела тускло блестевший в свете ущербной луны предмет и, осторожно нагнувшись, подняла его. Это оказалась металлическая звездочка с четырьмя острыми лучами длиной около двух с половиной дюймов каждый. Края и острия лучей были заточены не хуже, чем хороший клинок. Элина приложила луч этой звезды к тому зубцу, что торчал из ее бока. Выходило, что, даже с учетом толщины куртки, в ее теле сидит не меньше трех дюймов металла, притом еще и разлапистого. Скверно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать