Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 56)


Она знала, что нельзя выдергивать звездочку сейчас, так как это вызовет приличную кровопотерю; хоть у нее и была с собой — точнее, осталась валяться где-то в переулке — котомка с кое-какой аптечкой, в темноте она вряд ли сможет как следует обработать рану. Значит, надо дойти с этой штукой в боку до постоялого двора. Хорошо, что она запомнила дорогу и неплохо умеет ориентироваться. Гварели вел ее по основным улицам, но в ее нынешнем состоянии, пожалуй, лучше подойдут переулки, где меньше шансов встретиться с патрулем. Зная об отношениях между пиратами и харбадскими властями, графиня не питала иллюзий относительно возможной помощи последних — тем паче что любой осмотр раскроет тайну ее пола, а как здесь относятся к женщинам, она уже могла убедиться. А что, если попадутся какие-нибудь местные бандиты? Об этом лучше не думать.

Элина двинулась к месту побоища и услышала стон. Пират с ножом в животе подвывал от боли и скреб ногтями камни мостовой. «Надо добить», — подумала графиня, и от одной мысли об этом почувствовала тошноту. Наверное, этот бандит вполне заслужил медленную и мучительную смерть, однако, глядя на корчившегося у ее ног человека, Элина чувствовала, что если не исполнит долг рыцаря по отношению к поверженному врагу, то эта картина еще долго будет ее преследовать. Она направила меч острием вниз, чувствуя предательскую дрожь в руках, примерилась и ударила. Собственная рана отозвалась болью. Удар получился слишком слабым — меч скользнул по ребру и вошел на небольшую глубину. Пират издал короткий взлаивающий звук.

— Сссуукк… — выдавил он. Он напоминал полураздавленное насекомое, в агонии перебирающее передними лапками.

Элина перехватила рукоять меча двумя руками и навалилась на него всей тяжестью тела. Пират неожиданно тонко взвизгнул и продолжал визжать, пока сталь погружалась в его плоть. Затем этот звук резко перешел в хрип, по телу пирата пробежала крупная дрожь (передавшаяся через меч Элине), и он затих. Графиня с трудом — в боку словно пульсировал огонь — вытянула меч обратно.

Она побрела дальше, чувствуя, как перепачканные кровью подошвы сапог липнут к мостовой, и подобрала свою котомку. В этот момент сзади снова кто-то зашевелился. Неужели этот все еще жив?! Нет, кажется, приходит в себя тот, что ударился затылком. Может быть, он даже еще опасен? Насколько сильно пострадали его голени — вдруг он в состоянии ходить? Хотя вряд ли, слишком глубоко рассечены мышцы… Но Элина чувствовала, что вернуться и добить еще и этого выше ее сил. Она по привычке повесила котомку на правое плечо и поморщилась, когда саднящая царапина напомнила о себе. Однако слева котомка, пожалуй, задевала бы за торчащий зубец, так что лучше уж терпеть царапину.

Элина дошла до конца переулка, свернула, прошла немного по улице, вновь углубилась в какой-то переулок, твердо помня направление на караван-сарай. Но если мысль о направлении была четкой, то другие мысли начинали путаться, кружась в основном вокруг дыры в боку. Волнами накатывалась дурнота; ноги делались ватными. «Не может быть, чтобы я уже потеряла столько крови, — проплыло в голове у Элины, — надо просто немного отдохнуть… „ Она прислонилась к какой-то глухой стене, постояла, прижимаясь к ней затылком, глядя вверх и дыша открытым ртом; затем осторожно сползла вниз и села у подножья стены. «Сейчас я сконцентрируюсь“, — подумала она, закрыла глаза и

— отключилась.

Элина очнулась, чувствуя, что кто-то теребит ее за ногу. Она нехотя открыла один глаз и увидела какую-то согбенную фигуру, чтото делавшую с ее сапогом. Ей показалось, что она уже в гостинице, и слуга помогает ей разуться. «Не надо, — сказала Элина, — я сама. « Точнее, ей показалось, что она это сказала; на самом деле из ее рта вырвался лишь невразумительный стон. Человек поднял голову, и в свете луны блеснули его испуганно вытаращенные глаза. «Это не слуга, — поняла Элина. — Это вор. Мелкий воришка хочет присвоить мои сапоги. « Она сжала кулак и ощутила в нем привычную рукоятку меча, который не выпускала все это время. Клинок, показавшийся необычно тяжелым, поднялся и обличающе указал на мародера. Пожалуй, сейчас тому не составило бы труда его выбить, однако харбадец был явно не из храбрых. Поспешно выпустив ногу с полуснятым сапогом, он вскочил и бросился наутек.

«Ну вот, а мне теперь снова натягивать», — раздраженно подумала Элина, сгибая колено, откладывая меч и берясь обеими руками за голенище. В боку задергало и застреляло; графиня ощутила кожей, как вновь потекла теплая кровь. Кружилась голова. Мысль о том, чтобы встать и куда-то идти, казалась нелепой.

«Магия», — подумала Элина. «Если она еще на что-то годна, самое время это проверить».

Она закрыла глаза, сложила ладони вместе и сосредоточилась, представляя собственное тело и произнося про себя слова ритуальных формул. Сперва ничего не было, кроме темной пустоты; потом в этой темноте стал проступать светящийся силуэт сидящего человека. Это не походило на обычный мыслеобраз

— картина была отчетливой, как во время яркого сна. Сперва силуэт был схематичным и даже не дублировал точно позу Элины; но девушка мысленным усилием изменяла его, подгоняя под себя, как портной подгоняет платье. Наконец наступил момент совпадения — платье пришлось по фигуре; Элина шевельнула рукой, и светящийся двойник сделал тот же жест без дополнительных усилий с ее стороны. Элина мысленно

потянулась к сияющей фигуре и в следующий миг слилась с ней.

Она осмотрела себя; для этого не требовалось поворачивать голову, а достаточно было лишь скользить по собственной фигуре мысленным взором. Одежды или анатомических подробностей не было видно, но это и не требовалось. Ее тело светилось ровным желтым светом, более бледным, чем когда она проделывала подобное в нормальном состоянии. Длинная царапина на плече рдела красным, но тут не было ничего страшного. Страшно выглядела рана в боку — окруженная алым, постепенно переходящим в багровый, а затем в черный, дыра, из которой бледными всполохами утекало в темноту пространства ее желтое пламя. Ее энергия, ее жизнь. Энергетическая оболочка вокруг раны истончилась, и сама дыра казалась глубже, чем, по-видимому, была на самом деле.

Элина сосредоточила свою волю на сведенных вместе кончиках пальцев, представляя себе, как они разгораются все ярче. Сперва она ощущала в них лишь биение пульса, но затем стало приливать тепло. Скоро пальцы уже ярко светились; каждый был окружен маленьким ореолом. Элина осторожно провела пальцами одной руки по другой, затем наоборот; свечение отслаивалось с кончиков, оставаясь неровными яркими сгустами на внутренних сторонах ладоней. Девушка легко, круговыми движениями, потерла ладони друг о друга, скатывая сияние в шарик. Затем она медленно сжала ладони и вновь разъяла их; теперь каждая казалось покрытой слоем яркого света. Элина чувствовала в ладонях ровное, сильное, но приятное тепло.

Держа правую руку на весу, она поднесла левую к ране и коснулась ее багрового кольца. В пальцы стрельнуло горячей болью. Не обращая внимания на боль, осторожными круговыми движениями ладони Элина принялась счищать красноту, периодически стряхивая ее в пространство. Багровые язычки пламени срывались с ее пальцев и исчезали, оставляя, впрочем, на руке небольшие зудящие пятнышки, постепенно таявшие. Наконец рана была очищена от всех оттенков багрового; остался лишь тоненький слой бледно-желтого, окружавший дыру. Теперь в ход пошла правая рука; Элина проводила ей по ране, заделывая и восстанавливая энергетическую структуру, и с каждым движением боль в боку стихала. В конце концов осталась лишь узкая черная щель, заделать которую Элина не могла — как-никак, там по-прежнему торчало инородное тело. Затем девушка сделал жест, словно мыла руки, уничтожая остатки красноты на левой, глубоко вздохнула и открыла глаза.

Бодрости не прибавилось — все-таки ей пришлось расходовать собственную энергию — но в целом она чувствовала себя заметно лучше. Боли не было, кровь не текла. Элина знала, что все это — лишь временный эффект, ибо прошли времена, когда подобным образом можно было полностью исцелить человека; ныне не обойтись без бинтов и лекарств. Но теперь, по крайней мере, она могла рассчитывать добраться до караван-сарая, не потеряв сознание и не истекя кровью по дороге.

Вновь начался долгий путь по ночным улицам и переулкам; один раз она еле успела спрятаться в подворотне, заслышав впереди шаги и голоса; в другой раз, наоборот, кто-то юркнул в щель между домами при ее появлении (она не осознавала, что по-прежнему идет по улице с обнаженным мечом в руке). Голова кружилась, и все тело наполняла усталость, но, по крайней мере, она могла теперь не думать о ране, и к горлу не подкатывали приступы дурноты. Наконец, пару раз забредя в тупики и уже начиная паниковавать от осознания потерянного направления, Элина вышла к неприветливой стене караван-сарая.

Ей пришлось долго стучать — сперва кулаком, потом рукояткой меча — в запертую калитку, прежде чем ей открыли. Служитель (для хозяина он, пожалуй, был одет слишком просто) тоже был вооружен — в руке он сжимал короткий широкий меч, похожий на кривой тесак — однако вид Элины произвел на него, должно быть, столь сильное впечатление, что он поспешил захлопнуть дверь. В самом деле, даже в таком неспокойном городе, как Харбад, не каждый день — и не каждую ночь — в двери городского караван-сарая стучится юноша чужой расы, с ног до головы забрызганный кровью, с торчащим из раны железом и окровавленным по самую гарду мечом в руке.

Однако Элина не позволила захлопнуть калитку у себя перед носом, сперва подставив ногу, а потом протиснувшись внутрь. Служитель рассеянно отступил и разинул рот, намереваясь не то прогонять ее, не то звать на помощь своих товарищей.

— Я. Комната. Здесь, — сказала Элина на языке эмирата. Свои слова она дополнила более веским аргументом, запустив руку в кошель (меч пришлось переложить в левую руку) и протянув служителю, не считая, пригоршню монет. Тот не без испуга смотрел на деньги в перепачканной кровью руке.

— Моя, — сказала Элина, имея в виду, что деньги не краденые. В глазах служителя сохранялось понятное сомнение, постепенно, впрочем, таявшее при виде золота. Графиня вздохнула и убрала меч в ножны. Служитель, наконец, опустил свое оружие и ссыпал липкие монеты в карман на животе, предварительно попробовав на зуб одну из них.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать