Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 84)


— Плохо, Эрвард. Все очень плохо. Человек в доспехе — старший наставник хардыгар, ханских гвардейцев. На заключительных этапах тренировки хардыгар в качестве противников используются физически крепкие, умеющие сражаться невольники. Если в обычных тренировочных боях оружие учебное, то здесь — боевое, хотя у рабов оно обычно хуже и может в основном ранить, но не убивать. Если невольник выживает, его выставляют против следующего кандидата в гвардейцы, или сразу против нескольких. Даже самым умелым воинам редко удается выжить более чем в десяти боях.

— Так что ж вы стоите?! Мы должны отбить Редриха! Их всего семеро! — Элина принялась проталкиваться сквозь толпу в том же направлении, в котором скрылись стражники со своим пленником.

— Не туда! — дернул ее за рукав Эйрих. — К лошадям!

Пока они выбрались с площади, пока нашли и отвязали коней — прошло, должно быть, минут десять. Вдобавок на улицах в центре города было полно народу, так что скакать во весь опор было затруднительно. Тем не менее, распугивая пешеходов грозными криками, они промчались по улицам в сторону дворца и выскочили к казармам хардыгар как раз в тот момент, когда конвоиры заводили Редриха внутрь. Эйриха, скакавшего впереди (ибо он имел представление о дороге), отделяло в этот миг от герцога не более сотни футов. Не то услышав дробный перестук копыт, не то просто что-то почувствовав, юноша обернулся. Увидев спешащих ему на помощь, он отшвырнул двоих державших его стражников и рванулся навстречу всадникам. Но остальные конвоиры уже навалились на него, сбили с ног и поволокли в глубину арки в глухой внешней стене казарм. Тяжелые двери захлопнулись перед самым носом всадников. Двое часовых с кривыми мечами наголо по обе стороны арки смотрели на всадников явно без признаков дружелюбия и, кажется, готовы были поднять тревогу. Чтобы развеять их подозрения, Эйрих на полной скорости проскакал мимо и помчался дальше по улице, словно его спешка не имела к казармам никакого отношения. Элине ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

— Мы должны устроить ему побег, — Элина тискала рукоятку меча. Они снова сидели в комнате постоялого двора — графиня, Эйрих и Йолленгел.

— Это невозможно, — устало повторил Эйрих во второй уже раз. — Ханский дворец и хардыгарские казармы — это вам не халупа торговца средней руки и даже не дворец в Дулпуре. Там превосходная охрана. Туда нельзя проникнуть, похитить узника и безболезненно выбраться обратно — уж поверьте мне, я кое-что в этом понимаю. Ну хорошо, допустим, абсолютных защит не бывает. Теоретически некоторый шанс есть всегда. Но на подготовку такой операции уйдут многие месяцы, если не годы — особенно учитывая, насколько поверхностны наши знания о Тургунае и сколько работы нужно проделать, чтобы местные жители начали принимать нас за соотечественников. Даже если бы я взялся за это, к моменту, когда мы будем готовы, Редрих будет уже давным-давно мертв.

— Демоны, мы не можем его бросить! В конце концов, я обещал ему!

— Эрвард, не зацикливайтесь на формальностях. Фактически Редрих уже мертв, с того самого момента, как за ним захлопнулись ворота казарм. У вас нет обязательств перед мертвецом. Мы сделали все, что от нас зависело. У нас не получилось. Иногда приходится признавать свое поражение.

— Он прав, Эрвард, — сказал до сих пор молчавший Йолленгел.

— Кому, как не мне, приходилось терять друзей. И если бы я безрассудно кидался их спасать, не имея шансов — добился бы этим лишь собственной гибели, а им бы все равно не помог.

— Кроме того, вы, часом, не забыли об Артене? — напомнил Эйрих.

— Артену грозит опасность, — убитым голосом признала Элина. — Я так надеялся, что сегодня мы решим проблему Редриха и дальше совместными усилиями займемся освобождением принца… Этот день так удачно начинался — мы узнали, где находится Артен…

— Эрвард, причитаниями делу не поможешь, — перебил Эйрих.

— Кто причитает, я?! — возмутилась графиня. — Гм… пожалуй, можно сказать и так. Господа, если я еще когда-нибудь позволю себе подобное — сразу меня одергивайте.

— Приветствую ваш возвращающийся здравый смысл.

— Мы немедленно покинем Керулум и отправимся в Хурданистан, — в голосе Элины было больше металла, чем в ее клинке.

— Это я и хотел услышать, — кивнул Эйрих. — Йолленгел, вы, разумеется, едете с нами?

— Не думаете же вы, что я останусь в стране, где люди продают людей в качестве кукол для тренировки солдат! Если они так обращаются с себе подобными, могу себе представить, что на что они способны по отношению к нечеловеку…

Сборы не заняли много времени. Час спустя трое всадников уже ехали через степь по дороге, уводившей из Керулума на запад.

— А знаете, какой сегодня день? — спросила вдруг Элина, из голоса которой вновь исчез металл.

— Какой? — спросил Йолленгел.

— День моего рожденья, — печально улыбнулась Элина. — Сегодня мне исполнилось семнадцать. Нечего сказать, хороший подарок я получил.

— Подарок? — удивился эльф.

— У людей принято праздновать дни рожденья, — пояснил Эйрих.

— Наш народ никогда не праздновал даты, — ответил Йолленгел. — Мы находили это… эээ… нелепым. Для того, чтобы радоваться, не нужно ждать определенного дня. Да и, по правде сказать, у нас никогда не было точного календаря, мы в нем просто не нуждались. Ход времени для нас определяли такие события, как день первого снега, первых листьев на деревьях или отлета птиц на юг — а в разные годы это происходит в разные дни. А

год у нас начинался в день первой капели. У южных эльфов, практически не видевших снега, были свои признаки… Я, впрочем, уже рассказывал это Эрварду.

— Я тоже считаю, что отмечать дни рожденья — это глупость, — заметил Эйрих. — Праздновать, что жить осталось на год меньше? К тому же я, как и вы, не знаю точной даты своего появления на свет. Эрвард в нашей компании — единственное исключение.

— Спасибо, вы оба меня очень утешили, — буркнула Элина.

— Выше голову, Эрвард, — отозвался Эйрих. — Как любят выражаться полководцы, мы проиграли битву, но не кампанию. Основные события развернутся в Хурданистане.

Он ошибался. Основные события ждали их в ином месте.

На этот раз им не нужно было пересекать Шезех-Кум. Караван невольников, встреча с которым оказалась роковой для Редриха, вышел, очевидно, из более южной области Хурданистана, поэтому часть его пути пришлась на пустыню; однако горный район, где, предположительно, держали Артена, находился намного севернее, и прямая, соединявшая его с Керулумом, целиком проходила через степь. Дорога, которая вела из столицы Тургуная на запад, конечно, не вполне совпадала с этой прямой, поэтому через три дня путники свернули с нее в степь, отклоняясь к югу. В последнем городе, который они проезжали, Эйрих в очередной раз купил пару луков — Йолленгелу и себе, а также тургунайские кожаные доспехи. Элина радостно избавилась от туземного халата, а пару дней спустя эльф наконец-то оправдал свое вооружение, подстрелив некрупное копытное из пробегавшего по степи стада. Впрочем, промахнуться по целому стаду в любом случае было затруднительно — зато у Йолленгела появился законный повод гордиться своим вкладом в снабжение экспедиции провиантом.

Через восемь дней после отъезда из Керулума они достигли северных отрогов Хадирских гор. Это была уже территория Хурданистана. Впрочем, никаких признаков формальной границы не существовало; если в тургунайской степи им время от времени попадались сторожевые башни, то в эти безлюдные места обычно не заглядывали даже редкие кавалерийские разъезды.

За время пути Элине ни разу не удалось снова переговорить с принцем, однако еще трижды она чувствовала контакт. Каждый раз это чувство было дольше и уверенней — теперь уже не оставалось сомнения, что они на верном пути и приближаются к цели.

У подножия гор, однако, вышла заминка; область поиска вновь оказывалась слишком большой, а лазать по кручам наобум никому не хотелось — да и смысла особого не имело. Целый день они простояли лагерем в устье одного из ущелий, где их не было видно с равнины; Элина вновь и вновь усаживалась, закрыв глаза и сжав в кулаке медальон, и сосредоточенно бормотала заклинания, пытаясь выяснить дальнейший путь, Эйрих от нечего делать точил и полировал оружие, бурча что-то весьма нелестное по адресу магии, а эльф по большей части лежал на спине, закинув руки за голову, глядя в весеннее небо с редкими перистыми облаками и посасывая сладкий сок молодой травинки — кажется, впервые за долгое время он чувствовал себя вполне счастливым, радуясь, что наконец-то не надо куда-то мчаться и кого-то спасать, а можно просто спокойно отдохнуть.

К вечеру Элина совершенно выдохлась и оставила свои безнадежные попытки. Она не могла понять, почему у нее ничего не выходит — пусть ее навыки были дилетантскими, а магия эпохи меча — слабой и ненадежной, но за несколько десятков (в худшем случае) миль от цели, да еще при обоюдном желании сторон, контакт должен был быть достаточно устойчивым. Единственный разумный ответ состоял в том, что кто-то мешает контакту. Среди тюремщиков Артена имеется маг, поставивший блокировку. Само по себе это было достаточно неприятно — и почему она не задумывалась о такой возможности раньше, размышляя лишь о характерных для времени меча опасностях? — но тогда непонятно, почему связь удается хотя бы иногда. Элина знала, что профессиональному чародею уровня, скажем, Ральтивана было вполне по силам обеспечить круглосуточную «невидимость» для дилетанта вроде нее.

Под утро графиня выбралась из палатки, обнимая себя за плечи и пританцовывая от холода; немного согревшись, она уселась кожаными штанами на росистую траву, подняла лицо к полной уже луне, серебрившей снега далеких вершин, и предприняла еще одну попытку. На этот раз у нее получилось! Она увидела высокую каменную башню, венчавшую поросшую травой округлую верхушку горы; слева темнели скалистые громады более высоких гор, а направо открывался вид в долину. В лунном свете башня с ее черными провалами окон без единого огонька и стенами в пятнах теней, сложенными из неровных каменных глыб, казалась давно заброшенной; однако обвивавшая вершину и убегавшая в долину узкая дорога показывала, что люди сюда наведываются. Картина была очень четкой; когда Элина вышла из транса, башня все еще стояла у нее перед глазами. Расстояние, скорее всего, не превышало двух десятков миль — впрочем, в горах это не так уж и мало. В точном направлении она уже не сомневалась. Прочертив его для верности ножом на земле, графиня с чувством выполненного долга полезла в палатку досыпать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать