Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 86)


Эйрих меж тем не терял времени даром и продолжал наводить справки. Позже, когда веселье, наконец, закончилось, и трое пришельцев лежали на мягких овечьих шкурах в выделенной им комнате, он рассказал, что ему удалось узнать.

Башня была достаточно старой, но, как и ожидалось, не заброшенной. Там располагался некий пост хурданистанских солдат — так что гипотеза о ключевой роли правительства Хурданистана в нападении на тургунайскую экспедицию становилась все более бесспорной. Солдаты и горцы не вмешивались в дела друг друга, а, напротив, придерживались равноправных торговых отношений — горцы поставляли в башню продовольствие, главным образом мясо, а взамен получали железо (когда сразу в виде оружия или инструментов, когда

— просто бруски) и, изредка, какие-нибудь другие товары, которые им было бы затруднительно самостоятельно произвести у себя в горах. Деньги в подобных сделках использовались крайне редко; многие жители кишлака за всю жизнь ни разу не держали их в руках — им это было просто ни к чему. Это огорчило Эйриха; он возлагал определенные надежды на полученные в Керулуме монеты, которые — золото везде золото — должны были цениться и в Хурданистане. В общем и целом выходило, что горцы не станут выступать на стороне солдат, но не станут и ссориться с ними без нужды.

На прямой вопрос Эйриха о численности гарнизона жители кишлака не смогли ответить, однако он распросил, как часто и сколько провизии поставляется в башню и понял, что там должно находиться, по меньшей мере, человек пятнадцать. Для просто захолустного сторожевого поста — многовато, а для охраны важных пленников — скорее мало. Впрочем, если солдаты торговали (точнее, обменивались) не только с этим кишлаком, число могло возрасти в несколько раз. Вероятнее всего, так оно и было, ибо сделки носили достаточно нерегулярный характер. Эйриху удалось выяснить и другую, не менее важную информацию — в прежние времена контакты с обитателями башни были еще более редкими и вышли на нынешний уровень лишь около года назад. Видимо, еще до того, как состоялось нападение на тургунайцев — и это логично, операция готовилась загодя. Впрочем, горцы ничего не говорили о крупных вооруженных формированиях в этих местах — а Эйрих уже знал от Элины, что эскорт экспедиции исчислялся сотнями солдат; соответственно, силы нападавших должны были быть сопоставимыми, и спрятать в башне такую армию было явно нереально. Очевидно, удар был нанесен из другого места, а сюда лишь доставили пленников.

— Не знаю, зачем им понадобился Артен и этот тургунаец, — сказала Элина, — но странно, что после такой масштабной операции их не доставили в столицу, а столько времени держат в глуши совсем рядом с границей.

— В этом есть свой резон, — ответил Эйрих. — Ценную вещь надо прятать там, где никто не догадается ее искать. Нападение на тургунайцев произошло, скорее всего, не на территории Хурданистана, а севернее. Но хан, полагаю, не настолько глуп, чтобы не заподозрить неладное и не сунуть нос в Хурданистан — как официально, так и неофициально. А Хурданистан не настолько силен, чтобы этому реально воспрепятствовать. Полуразрушенная башня, затерянная в горах, в этом случае выглядит надежнее, чем подземелья столичной тюрьмы.

«Если не учитывать возможности магии», — подумала Элина. Впрочем, противник их, похоже, учитывал. Графиня не могла понять только одного — неужели во всем Хурданистане не нашлось чародея достаточно сильного, чтобы сделать блокировку непробиваемой? Так или иначе, она решила пока больше не прибегать к магическим приемам, дабы не светиться перед другой стороной; они отыскали башню, и теперь настало время других, более надежных методик.

Время меча.

Графиня проснулась и тут же вновь зажмурилась от солнечного луча, стрельнувшего в приоткрытый глаз через квадратное оконце. Было, должно быть, около девяти утра; после вчерашнего пира Элине хорошо спалось. В комнате никого больше не было. Графиня натянула сапоги, застегнула непременный пояс с ножнами и вышла во двор.

Там она застала Эйриха; голый по пояс, он упражнялся с мечом. Чуть в отдалении, у живой изгороди, стояло несколько мальчишек, уважительно наблюдая за гостем.

— Доброе утро, Эрвард, — он сделал шутливый выпад в ее сторону.

— Присоединяйтесь!

— Только умоюсь, — ответила Элина. — А где Йолленгел?

— Ушел на рассвете вместе с Кайсы-ака.

— Куда? — изумилась Элина. — Он ведь даже не знает местного языка!

— Овечьего тоже, — усмехнулся Эйрих. — Впрочем, овцы, кажется, его понимают. Он действительно умеет обращаться с животными… Похоже, Йолленгел заново открыл для себя горы — с тех пор, как перестал их бояться. Впрочем, весна в горах — действительно недурное время, а разбойников в окрестностях не водится. Если Йолленгелу хочется погулять по лугам, я вполне могу его понять и тем паче не стану препятствовать.

— Но разве он не пойдет смотреть с нами башню?

— Зачем? Вы же не хотите сказать, что всерьез рассматриваете нашего приятеля как боевую единицу?

— Ну… — протянула Элина, — у нас не такая большая армия, чтобы списывать его со счетов. Все-таки из лука он стрелять умеет, и, пожалуй, не хуже меня… да и мало ли для чего он может пригодиться.

— Возможно, — кивнул Эйрих, — но это будет определяться планом операции. А в разведке мы вполне обойдемся без Йолленгела.

— Ну допустим. Вы уже договорились с проводником?

— Да, — улыбнулся Эйрих, оборачиваясь к мальчишкам. — Хамис, агды чу!

К ним подошел улыбающийся мальчуган лет десяти. Ему явно льстило внимание чужеземного воина, продемонстрированное перед лицом товарищей.

— Это Хамис, правнук Кайсы-ака. Он покажет нам башню.

— Здравствуй, Хамис, — Элина протянула ему руку, и

мальчик, уже обученный Эйрихом этому жесту, важно пожал ее.

— Мы отправимся в путь через пару часов, — пояснил Эйрих. — Тогда ко времени прибытия склон горы, откуда мы будем наблюдать, окажется в тени, а башня — на свету.

— Кажется, использовать детей для разведки — ваш любимый прием, — заметила графиня.

— Разумеется. Дети — идеальные сборщики информации. Они знают все хитрые тропы и потайные места, они способны пролезть в любую щель, куда взрослый не пройдет чисто физически, и при этом они, как правило, не вызывают подозрений и не привлекают внимания. К тому же они весьма нетребовательны по части вознаграждения и легко верят всему, что вы им рассказываете. У детей есть только один серьезный недостаток — они не умеют держать язык за зубами. Но, с другой стороны, взрослые редко воспринимают всерьез детскую болтовню. Впрочем, все это относится лишь к мальчишкам, и притом из низших сословий. Маленькие аристократы — капризные, чопорные, скованные и совершенно бесполезные существа.

— Видели бы вы меня лет восемь назад, вы бы так не говорили, — возразила Элина.

— О, разумеется, я не имел в виду присутствующих, — Эйрих склонился в неуклюжем реверансе, отставив в сторону меч. Как видно, это чудесное солнечное утро растопило даже его обычную холодность.

Два часа спустя они выступили в путь за своим юным провожатым. Дорога по горным тропам заняла около четырех часов, так что путешественники взяли с собой полные фляги и пресные лепешки, которыми, конечно, делились и с Хамисом. Наконец, осторожно пробравшись по узкому карнизу над отвесной стеной, они оказались в подходящем для наблюдения месте на восточном склоне высокой горы, уходившей снежной шапкой в небеса. Вершина соседней горы и башня на ее макушке были отсюда, как на ладони; расстояние составляло не более трети мили. Уступ скалы, за которым прятались наблюдатели, располагался выше соседней вершины, так что путешественники смотрели сверху вниз под небольшим углом. Башня была круглой, имела порядка сотни футов в высоту и около сорока в диаметре. У основания располагались какие-то приземистые квадратные пристройки. Элина сразу узнала пейзаж, хотя в прошлый раз он открылся ей с другого ракурса. Хотя в своем магическом трансе она видела башню с более близкого расстояния, теперь, при свете дня, можно было различить новые детали — в частности, пятна копоти на верхней площадке башни и ограждавших ее зубцах. Графиня обратила на это внимание Эйриха.

— Башня используется, как сигнальная, — кивнул он. — Очевидно, эта вершина выбрана потому, что с нее видны другие такие вершины за много миль отсюда. Я слышал о таком. Днем дым, а ночью огонь позволяют, передавая сигнал от башни к башне, в считанные часы сообщить информацию на другой конец страны — если, конечно, цепь башен достаточно длинная.

— Здорово! — восхитилась Элина. — Почему у нас такого не строят?

— Горный рельеф лучше подходит для таких целей — дальше видно. Да и… такие проекты имеют смысл в масштабах страны в целом, а не в ситуации, когда земля поделена между отдельными баронами, интересующимися почти исключительно делами собственных феодов… Только для нас это все не здОрово

— если пленники сбегут, на соседних башнях об этом могут узнать уже через несколько минут. Если, конечно, останется кто-нибудь живой, чтобы подать сигнал.

Эйрих продолжал осматривать башню. Ее верхушку опоясывали три ряда окон-бойниц, пожалуй, слишком маленьких, чтобы в них мог пролезть взрослый человек. Элина, впрочем, говорила, что принца держат в подземелье — если этим ее мистическим видениям можно верить… Подобраться к башне незаметно трудно. Хотя ниже по склонам горы растет лес, на вершине нет ничего, кроме невысокой травы, кажущейся отсюда зеленым бархатом…

Элине надоело ждать, пока Эйрих выскажет свое мнение, и она спросила его сама.

— Сложно, — ответил тот. — Допустим, ночью можно подползти к башне. Влезать по такой неровной стене нетрудно, правда, высоко… Лезть придется до самого верха, до площадки. Там, очевидно, люк, ведуший вниз. Он может быть закрыт изнутри, и это тупик. Если он открыт… Не зная внутренней планировки и расположения постов, спуститься в подземелья, бесшумно убрать охранников, добыть ключи, вывести пленников, идти к выходу… ведь этот ваш Артен по веревке с крыши не полезет?

— Физические упражнения — не его конек, — признала Элина. — И потом, с ним старик. («Если он еще и вправду с ним, — подумала она. — Но мы должны исходить из наиболее сложного варианта. «)

— Значит, бесшумно убрать охрану у выхода, выйти через ворота, затем уходить по склону через лес… Плюс к тому — о бегстве в скором времени становится известно везде, где стоят башни. На равнине нас при этом запросто могут перехватить прежде, чем мы доберемся до Тургуная — если мы хотим туда добраться. А вот трех человек в горах изловить много сложнее. Хотя на стороне противника — знание местности. Короче, теоретически шанс есть. Но слишком многое должно сойтись удачно. И я почти уверен, что верхний люк они запирают. Не столько опасаясь гостей снаружи, сколько для пущей безопасности изнутри. С сигнальной площадки можно подать важное сообщение. Вполне разумно, чтобы такая возможность была под контролем у командира гарнизона, а не предоставлялась всякому желающему солдату.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать