Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 89)


— С чего вы взяли?

— Вам известно, что такое Зурбестан?

— В общих чертах.

— Те, кто знал это не в общих чертах, умерли несколько тысяч лет назад. Но если эти ребята и впрямь хотят туда проникнуть — вряд ли их аппетиты настолько скромны, чтобы рассчитывать увезти все трофеи на пяти лошадях.

— Может быть, их задача — только отыскать проход.

— Возможно. Но, когда они его отыщут, будет резонно, если те, для кого они это сделают, окажутся неподалеку.

Отряд проехал мимо и через некоторое время скрылся за поворотом. Эйрих посовещался с горцами, после чего четверка вновь двинулась в путь. Дорога по горным склонам была нелегкой, однако до места предполагаемого дневного привала хурданистанского отряда четверка добралась первой. Место это оказалось верно предсказано Шамхасом, и вскоре усталые освободители могли наблюдать, укрываясь за скалами, как ниже по склону на широкой террасе располагаются на стоянку их противники. «Их отряд слишком мал, чтобы вывезти все сокровища Зурбестана, однако достаточно велик, чтобы нуждаться в больших площадках для привалов, особенно ночных, — удовлетворенно констатировал Эйрих. — Это делает их предсказуемыми. « На время привала пленников освободили, сняли с них мешки, так что наконец стало ясно, кто из двоих кто. Расстояние было достаточно большим, и Элина не могла с уверенностью сказать, насколько хорошо выглядит Артен. Однако она столь неотступно впивалась в него взглядом, что он, кажется, это почувствовал и внимательно посмотрел в сторону скал, за которыми укрывались освободители. Графиня вспомнила, что в минуту эмоционального возбуждения магические способности могут активизироваться, и велела себе успокоиться. Привлекать внимание, в особенности тех двух штатских, определенно не стоило.

Дневной привал был непродолжительным; лето с его изнурительной в этих местах жарой, делающей передвижение в полуденные часы весьма затруднительным, еще не настало, хотя солнце припекало уже основательно. Пленников накормили из общего котла с солдатами; затем, после короткого отдыха, их снова повели к лошадям. Прежде, чем Артену надели на голову мешок, он снова посмотрел в сторону скал.

Преследователи и не подозревавшие о своем статусе преследуемые вновь тронулись в путь. Пару часов четверка двигалась за отрядом параллельным курсом, наблюдая за своими «подопечными» сверху, но затем, когда пути поверху не стало, вынуждена была спуститься на дорогу и идти, приотстав и потеряв отряд из виду. Двое горцев шли впереди — на тот случай, если отряд внезапно остановится, или командир решит выслать хвостовой дозор; встреча с местными жителями в этом случае не выглядела бы подозрительной. К вечеру, впрочем, стало ясно, что солдаты стремятся избегать даже и таких встреч; в этих местах начиналась узкая и длинная долина, уводившая как раз в восточном направлении, которая, несомненно, была удобнее горных маршрутов; однако отряд не стал спускаться и продолжал пробираться по горным тропам. Объяснение этому было только одно — в долине было несколько селений.

На закате четверка вновь вскарабкалась по круче, срезая путь, хотя после целого дня пешего путешествия по горам этот финальный бросок оказался нелегким даже для тренированных людей. В изнеможении повалившись животом на траву и вытягивая гудящие ноги, Элина увидела впереди внизу широкую седловину между двумя горами, выглядевшую вполне подходящим местом для ночевки большого конного отряда. Туда же указал и Шамхас. Отряд, вскоре появившийся из-за склона, не обманул их ожиданий.

Эйрих и Элина внимательно наблюдали за лагерем противника. Хурданистанцы поставили 15 палаток. 12 из них образовывали три одинаковых квадрата, точнее, равнобочных трапеции, каковые соприкасались углами при бОльших основаниях, образуя, таким образом, внутренний треугольник, в котором стояли еще три палатки меньшего размера. Входы палаток выходили на боковые стороны трапеций. Продлив меньшие основания, можно было получить внешний треугольник; в его вершинах — а точнее, в вершинах несколько большего трегоульника, так, чтобы палатки не мешали из любой вершины увидеть две другие — солдаты развели костры. Лишь один из этих костров был зажжен сразу и использовался для приготовления пищи; остальные разожгли, лишь когда стемнело. Стреноженные лошади, неловко переступая, щипали траву за пределами внешнего треугольника. Пленников с наступлением темноты отвели в одну из центральных палаток и выставили часового. Другой часовой встал у палатки напротив, где скрылись двое штатских. «Не очень-то они полагаются на собственную магию, — не без удовлетворения подумала Элина. — Или, напротив, командир отряда не слишком доверяет им? « За время наблюдений стало ясно, кто из военных командует отрядом в целом — он занял третью центральную палатку. Еще трое, очевидно, были десятниками. Из четырех палаток каждой десятки три предназначались солдатам, а одна — командиру; при этом палатка десятника была такой же трехместной, как и остальные — очевидно, для того, чтобы подобравшийся к лагерю враг не мог определить на глаз, где спят командиры.

Наконец все солдаты разошлись спать, за исключением часовых. У каждого костра осталось по два караульных, в дополнение к тем двум, что сторожили центр лагеря.

— Удивительно, что в собственной стране солдаты принимают такие меры предосторожности, — прошептала Элина Эйриху.

— В делах государственной важности предосторожности лишними не бывают,

— тихо

ответил тот. — Тем паче что эти горы еще более опасны, чем луситские леса или тагратская пустыня. Хурданистан как единое государство существует где-то полтораста лет, прежде это просто был конгломерат племен, часто враждебных друг другу. Северные области заселены в основном достаточно мирными народностями, вроде наших знакомых — и то, как вы видели, особой верностью верховной власти они не отличаются; на юге же немало племен диких и свирепых, испокон века — точнее, со времен падения власти магов — промышлявших разбоем. Теперь их старейшины формально присягнули шаху Хурданистана, но верить слову подобной публики можно только стоя к ним лицом с оружием в обеих руках. Правда, пока что наш маршрут проходит по северным областям, но их командир прав, что не расслабляется.

— Но вы знаете, как нам вчетвером снять восьмерых часовых, из которых все могут видеть друг друга?

— Да. Кстати, тем двоим, что в центре, остальных почти не видно — только в просветы между палатками, а они, при таком взаимном расположении, недостаточно широки. Но вообще как раз эти ребята потребуют самой ювелирной работы… Ладно, подождем, пока окончательно стемнеет.

Светила благоприятствовали операции: стемнело, но луна еще не взошла. Эйрих отдал какие-то распоряжения горцам, и те, кивнув, поползли в темноту

— Шамхас в одну сторону, Ханды в другую. Меж тем быстро холодало; Элина уже ежилась, лежа на холодной земле. Часовым внизу, как видно, тоже было не жарко — сперва в один, потом в другой костер подбросили веток, и пламя поднялось выше, выстреливая в небо снопы искр. Караульные в центре, в свой черед, уже не стояли как истуканы, а по очереди прохаживались вокруг охраняемых палаток. Эйрих тем временем облачился в свой черный маскировочный костюм, а затем вытянул из колчана стрелу с черным оперением, а из котомки достал маленький мешочек и привязал его сразу за наконечником.

— Что вы делаете? — не хватило, наконец, терпения у Элины.

— Здесь кое-какие травки, которые мы собрали вместе со знахарем. Из тех, что люди несведущие называют дурман-травой. После того, как это попадет в костер, сидящие рядом быстро отключатся.

— Вы хотите стрелять в костер? А они не заметят?

— Они же смотрят не на пламя, а в окружающую ночь. А стрела прилетит сверху.

— А звук?

— Пламя потрескивает, подумают, что просто прогорела ветка. Если и оглянутся — вряд ли распознают среди веток стрелу. И потом… по части звука нас сейчас прикроют.

Последнее произошло даже раньше, чем он успел закончить фразу. Откуда-то слева, не слишком далеко, но и не совсем близко, донесся поскуливающий вой шакала. Справа ему ответил еще один.

— Шамхас и Ханды? — догадалась графиня.

— Они. О, а это уже настоящий, — к двум голосам присоединился третий, доносившийся совсем издали. — Очень кстати, — констатировал довольный Эйрих.

То, что звучало музыкой для его ушей, вряд ли было таковой для часовых, однако смутить их тоже не могло. Они провели в горах практически всю жизнь, и к вою шакалов им было не привыкать. Эйрих все же выждал некоторое время, дабы, если ночной концерт и вызвал настороженность, она успела улечься, а затем, тщательно прицелившись, пустил стрелу по навесной трактории. Было видно, как взметнулось над пламенем левого костра маленькое облачко искр. Часовые не прореагировали. Один из них вполголоса что-то рассказывал другому, не забывая, впрочем, вглядываться в едва рассеиваемый костром мрак.

Эйрих еще немного подождал, отполз вправо и выстрелил во второй костер. На сей раз один из тамошних часовых обернулся, но, как и предсказывал Эйрих, не заметил стрелы в гуще пламени. Оставался третий костер, но он находился слишком далеко.

— Подождем минут двадцать, — шепнул Эйрих Элине. Он подполз так неслышно, что графиня вздрогнула от неожиданности. — Потом я подберусь поближе и покончу с третьим постом. Когда я дам вам знак, ползите вниз. Только осторожно, не забывайте, что часовые в центре могут заметить вас на склоне.

Постепенно стало заметно, что дурман-трава действует. Ни один из караульных не повалился на землю — нет, то были опытные солдаты, умеющие спать в любом положении — однако плечи их опустились, руки бессильно упали, головы склонились на грудь. Элина видела это, потому что рассчитывала увидеть; часовые же на третьем посту, хотя и бросали иногда дежурный взгляд в сторону своих товарищей, ничего не замечали в колеблющемся свете костров. Эйрих подождал еще немного, чтобы самому не попасть под действие дурман-травы, и беззвучно пополз вниз. Графине не слишком хорошо было видно далекий третий костер, и она не заметила не только момент выстрела, но и характерного изменения поз третьей пары часовых. Она всматривалась и всматривалась в этот костер, пока не заслезились глаза, и лишь тогда, смахнув слезу, заметила, что от ближайшего костра Эйрих, скрытый палатками от солдат в центре, уже давно подает ей знаки горящей головней. Она ужом заскользила в траве, покрывавшей склон, время от времени замирая и глядя на центральных часовых.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать