Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 9)


— Нет, они хотят поединка по тем же принципам — искусство боя без оружия с вооруженным противником.

Сверкнул вскинутый в воздух меч — кто-то принял вызов. Гибкая юношеская фигурка легко перемахнула через ограждение и направилась к центру ристалища. Новый рыцарь был облачен в легкий кожаный доспех с нашитыми металлическими бляхами, и меч его был короче и легче стандартного (впрочем, на поясе висел еще кинжал в длинных ножнах — это допускалось). По правилам турнира, чем легче доспех, тем больше очков каждый удачный удар приносил противнику; однако среди бойцов в третьей номинации всегда находилось немало таких, кто жертвовал защищенностью ради быстроты и ловкости. Однако с этим облегченным вооружением слабо сочетался глухой шлем, полностью скрывавший лицо.

Бой начался. С первых же минут тургунаец понял, что ему достался более серьезный противник, чем его предшественнику. У молодого рыцаря не было четко предсказуемого стиля — точнее, его стилем была непредсказуемость. Меч так и порхал в его руках, выписывая сверкающие петли и внезапно устремляясь в атаку из самых неожиданных положений. Более того, юноша одинаково хорошо владел левой и правой рукой и во время поединка несколько раз менял их. Будь у тургунайца в руках оружие, хотя бы простая палка, он бы нашел что противопоставить этому натиску — но теперь был вынужден лишь оступать, огрызаясь короткими махами рук и ног, не достигавшими цели. Юноша медленно, но умело теснил его в угол ристалища, пресекая попытки уйти вбок.

Но и тургунаец был непрост. Взмахнув руками, он сделал подряд два сальто назад, оторвавшись таким образом от противника; затем он дернул свой тонкий пояс, и тот развернулся во всю длину, оказавшись длинным узким ремнем с тяжелыми металлическими шариками на концах. Ханский гвардеец прыгнул на землю, перекатываясь вперед и вбок, и в перекате хлестнул рыцаря своим поясом по ногам. Ремень, увлекаемый инерцией шарика, туго обвился вокруг ног юноши, и тот повалился на землю, не выпустив, однако, меча. Тургунаец уже вскакивал, держа конец пояса за второй шарик, но рыцарь резким рывком спутанных ног вырвал этот шарик из руки противника, заставив того вновь потерять равновесие. Воин Востока взмахнул руками, оказавшись прямо над лежащим юношей, и тут же получил двумя ногами в солнечное сплетение. Надо отдать тургунайцу должное — он не согнулся, тщетно ловя ртом воздух, ибо удар пришелся в твердые, как каменная плита, напряженные мышцы брюшного пресса; однако этот удар позволил рыцарю выиграть пару секунд и, откинув шарик и перекатываясь в нужном направлении, освободить ноги. Меч сверкнул навстречу тургунайцу, пытавшемуся этому помешать. Еще мгновение — и противники снова стояли друг против друга, учащенно дыша. Рыцарь утратил свою выгодную позицию, но это, казалось, его не смутило — он вновь начал оттеснять соперника, теперь уже в другой угол ристалища.

Теперь тургунаец сменил тактику и не подпускал противника близко, кружась вокруг него и не покидая центральной части площадки. Тогда рыцарь демонстративно опустил меч, провоцируя нападение. Турганаец, однако, не устремился вперед, а продолжал легко подпрыгивать на полусогнутых — постепенно и почти незаметно сокращая дистанцию с противником. Однако юноша прекрасно видел это постепенное приближение и перешел в атаку первым. Впрочем — на атаку это не походило, ибо, после того как клинок взвился в воздух, его обладатель остался стоять на месте, вращая меч в своей необычной манере — неправильными петлями, что требовало, несомненно, немалой силы и ловкости и совсем не походило на обычные фехтовальные приемы. Тургунаец на мгновение замер, словно выбирая дальнейшую тактику — и в этот миг меч словно бы случайно вырвался из руки молодого рыцаря и полетел прямо в живот ханскому гвардейцу.

Тот среагировал мгновенно и прыжком ушел в сторону, но рыцарь, по первому движению уловив направление прыжка, сам бросился под ноги сопернику. И этот бросок, и летящий меч по отдельности не стали бы для ханского гвардейца проблемой — но с двумя внезапными угрозами одновременно он справиться не смог. Рыцарю удалось сбить противника с ног; тот еще попытался заломить правую руку юноши в захват, но левая рука уже воткнула кончик кинжала в горло тургунайца. На сей раз победа досталась Западу.

Хотя меч, брошенный во врага, также нарушал все обычаи турниров, на сей раз трибуны шумели одобрительно: раз тургунайцы сами провозгласили, что честно все, ведущее к победе, им следовало воздать по их же мерке. Среди нестройного шума голосов стали раздаваться выкрики, требовавшие, чтобы победитель открыл лицо и назвал свое имя. Молодой человек, подойдя к маршалу, что-то сказал; он говорил тихо, к тому же шлем заглушал и искажал его голос.

— Рыцарь обещает, что откроет имя и лицо позже, после участия в призовых поединках, — объявил маршал.

«Ну еще бы, кузина, — мысленно усмехнулся Артен, — сейчас вы никак не можете это сделать».

После того, как зрители убедились, что глухой шлем выбран не случайно, их интерес к личности победителя, естественно, возрос — но не настолько, чтобы затмить другое любопытство. Все ждали, что уж теперь-то тургунайцы выступят в своем вооружении; однако остававшиеся еще на арене воины отвесили церемонные поклоны королевской и посольской ложам и покинули ристалище — как выяснилось, окончательно.

«Ловко, — подумал Айзендорг под недовольный гул толпы, — чертовскиnote 1 ловко придумано.

Они показали нам, на что способны без оружия — и оставили нас лишь догадываться, что может сотворить тургунаец с мечом в руках. « Тем временем настала очередь собственно состязаний за приз турнира. Пока шла жеребьевка, Артен, широко зевнув, поднялся со своего места и направился в свои апартаменты, наказав слуге позвать его, когда дойдет до заключительных поединков.

Как и предполагалось, поединки, вместе со всеми перерывами, растянулись на весь день, и когда принц вновь показался на трибунах, солнце уже клонилось к закату. Трибуны были выстроены полуподковой вдоль южной стороны ристалища; утром и вечером над восточным или западным крылом поднимали высокие шесты с натянутой между ними тканью, дабы солнце не било зрителям в глаза. Участники же ранних и поздних поединков могли, выходя из тени, использовать положение светила, занимая позицию спиной к нему. Однако многие рыцари считали ниже своего достоинства пользоваться таким приемом и сражались боком к солнцу или в тени.

Тем не менее, участники боя, на который явился принц (а это был второй полуфинал), этим обычаем пренебрегали. Правда, инициатор нарушения традиции сражался к солнцу лицом — ибо не без оснований полагал, что его надраенный до зеркального блеска круглый щит доставляет больше неприятностей сопернику. Соперником же этим была Элина — принц не сомневался, что это именно она одержала верх над тургунайцем. То, что она добралась до заключительных боев турнира, принца не удивило. Разумеется, в третьей номинации принимала участие не только молодежь, но именно молодые воины, не растерявшие ловкости, гибкости и энергии, часто, как было известно Артену, выходили победителями. В том же, что его кузина владеет мечом как минимум не хуже мужчины, принц уже имел возможность убедиться.

Поединок затягивался. Соперник Элины, сражавшийся со щитом и мечом против меча, был менее уязвим, но в то же время его руки постоянно оттягивала тяжесть металла, Элина же, периодически перекидывая меч из одной руки в другую, давала отдых им обеим — не говоря уже о том обстоятельстве, что фехтовальщик, дерущийся левой, всегда более трудный противник. Постепенно рыцарь со щитом выдохся и перестал атаковать, однако его глухую оборону пробить было непросто. В конце концов поединок был остановлен судьями, и победа по очкам досталась «Отверженному» — принц усмехнулся, услышав этот претенциозный псевдоним, вполне, впрочем, отражавший тщетные попытки Элины добиться права выступить на турнире открыто.

После перерыва, необходимого для восстановления сил победителя, вновь пропели рога, призывая финалистов на решающий бой. Принц, не видевший предыдущих поединков, с удивлением убедился, что соперником Элины является столь же таинственная личность, с лицом, скрытым шлемом, в легком кожаном доспехе, вооруженная одним лишь мечом. Этот претендент на приз, несомненно, также был молод, и избрал себе еще более вызывающий псевдоним «Эрвард» — то было имя одного из легендарных героев старины.


Снова зазвенели, скрещиваясь, клинки. Соперники явно стоили друг друга и дарили публике достойное финала зрелище. Артен, не искушенный в таких делах, вздрогнул, когда «Отверженный» потерял равновесие и едва не выронил меч; но это была лишь уловка, провоцирующая противника. Однако и Эрвард был непрост и атаковал с осторожностью, тотчас отскочив, едва бессильно опустившийся меч рванулся к нему. Позднее, впрочем, он все же получил скользящий удар по боку, но и сам не остался в долгу, минуту спустя кольнув соперника под ребро. Однако в обоих случаях удары потеряли большую часть своей силы, прорываясь через защиту противника, так что, даже будь оружие боевым, пострадали бы доспехи, но не тела.

Довольно долго ни одна из сторон не имела перевеса, но затем постепенно «Отверженный» начал сдавать. Эрвард, почуяв слабину, с удвоенной энергией принялся теснить соперника к канатам. Принц, по началу решивший, что Элина в очередной раз прибегла к провокации, ждал, что она вот-вот устремится в контратаку. Но похоже было, что на сей раз все было всерьез. Через какое-то время бой шел уже почти в углу, у самых канатов. И хотя принц говорил себе, что самоуверенной девчонке не помешает хороший урок, он все-таки поймал себя на мысли, что надеется на ее победу, что не все еще потеряно и у Элины найдется для Эрварда хороший сюрприз.

И «Отверженный» словно бы услышал его мысли! Когда оружие противника устремилось вперед, нанося едва ли не решающий удар, рука «Отверженного» сделала странное винтообразное движение, словно обвивая своим мечом меч Эрварда. Атакующий меч вжикнул между клинком и гардой обороняющегося, помимо воли хозяина проходя в пустоту мимо кожаного доспеха и застревая в импровизированном захвате у самой рукояти. В следующий миг «Отверженный», продолжая выворачивать кисть, рухнул с разворотом на одно колено. Меч вылетел из руки Эрварда и плашмя упал в пыль. «Отверженный» моментально вскочил и, прежде чем Эрвард успел рвануться за мечом, грубым тычком отбросил своего соперника на канаты, приставляя острие клинка к его груди.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать