Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 97)


Следующая находка оказалась менее впечатляющей — всего лишь скелет дракона, к тому же в плохом состоянии — существо, очевидно, рухнуло с изрядной высоты и переломало кости. Артену уже приходилось изучать экземпляр, сохранившийся намного лучше — в тирлондском королевском замке специальный павильон был отведен скелету дракона, убитого, по преданию, одним из первых тирлондских королей. Правда, зурбестанская особь была заметно крупнее; с таким уж точно ни один рыцарь не справился бы в одиночку

— хотя не факт, что и древний тирлондский король не приписал единолично себе победу целого батальона. Артена, однако, заинтересовали не размеры создания (язык не поворачивался назвать это, бывшее в эпоху магов практически разумным, существо — животным), а хорошо сохранившаяся упряжь, тянувшаяся к обломкам некоего деревянного сооружения, торчавшим из песка недалеко от драконьего хвоста. Эти обломки находились в еще худшем состоянии, чем скелет, и можно было лишь догадываться, что некогда они составляли нечто, формой и размерами напоминавшее корабль. Предположение, что дракон буксировал эту конструкцию по небу, казалось одновременно очевидным и нелепым. Что могло удерживать ее в воздухе? Она не могла просто висеть под брюхом дракона — тот раздавил бы воздушное судно при посадке. Может, посадка всегда осуществлялась на воду — упряжь отцеплялась на высоте не больше чем в десяток футов, судно падало и приводнялось, а дракон летел дальше? Да и выдержал бы он, несмотря на все свои размеры, такой тяжелый груз? Может, дракон просто тянул за собой плывущий по воде корабль? Но вокруг не видно никаких признаков, что здесь когда-то был водоем, да и характер повреждений указывал на падение с высоты…

Артен поделился своими сомнениями с Рандавани и услышал в ответ: «Наверное, корабль удерживался в воздухе силой магии». Действительно, такой ответ был самым очевидным. Ведь зурбестанские ученые жили в магическом мире. Артену, однако, такой ответ не понравился — выходило, что в нынешнем мире с мечтой о воздушных судах приходилось проститься. Во всяком случае, пока.

Они ехали дальше, не сворачивая, даже когда в стороне от их пути показывались обломки какой-нибудь конструкции или домики небольшого селения

— эти последние выглядели совершенно не экзотично, обычные каменные или глинобитные хижины. Затем терпение Артена (да и остальных, что скрывать, тоже) было подвергнуто более серьезному испытанию, когда они миновали, не останавливаясь, целый город, оставшийся справа от их маршрута. Это был небольшой городок, не обнесенный стеной, как и все поселения эпохи магов; видно было, что дома неплохо сохранились, и там наверняка можно было найти немало интересного. Однако их ждал Нан-Цор.

И вот, наконец, путешественники достигли зурбестанской столицы. Здесь тоже не было крепостной стены, однако были ворота — громадная, футов сто в высоту, прямоугольная арка, вся украшенная скульптурными фигурами — причем размер их был тем больше, чем выше они располагались, так что человеку, стоявшему внизу, благодаря законам перспективы все фигуры казались одной величины, что создавало странное ощущение. Фигуры изображали людей, животных и иных существ — возможно, реально существовавших в эпоху магов, а возможно, и мифических. Большинство фигур образовывали жанровые группы, иногда разыгрывавшие простые и понятные бытовые сценки, а иногда, по всей видимости, аллегорические композиции, с точки зрения непосвященного нелепые или отталкивающие. Путники, задирая головы, проехали под сводом арки и оказались на необычно широкой, даже по тургунайским меркам, улице мертвого города.

Копыта мулов негромко постукивали по идеально гладким каменным плитам, здесь, внутри города, практически не заметенным песком. По сторонам улицы высились массивные здания; их этажи поднимались вверх ступенчатыми ярусами. Иногда внешний край нижнего яруса, выдававшийся за пределы верхнего, окаймлялся выгнутыми скатами, как в цаньском городе из миража, иногда обносился балюстрадой, превращаясь в опоясывающую этаж галерею. Куполов здесь не было вовсе, зато часто встречались мощные башни, круглые или многогранные — как отдельные сооружения или как части зданий, прораставшие из угловых крыльев или даже сквозь уступы боковых граней — в последнем случае они поднимались существенно выше верхнего пирамидального яруса, достигая нередко более чем двухсотфутовой высоты. Они совсем не походили на тонкие белые свечи башен Среднего Востока. Все в Нан-Цоре было массивным, высоким и основательным, словно сами горы, окружающие Зурбестан; легче было поверить, что эти здания целиком вырублены из огромных скал, чем в то, что они сложены из камня и кирпича.

— Как много высоких домов, — заметил Артен. — Наверняка там внутри есть подъемные машины.

— Возможно, — согласился Рандавани. — Насколько я знаю, среди зурбестанцев была весьма популярна астрономия, и по ночам с верхних площадок едва ли на каждой из этих башен велись наблюдения за звездами и луной. Горы

— хорошее место для таких наблюдений, — добавил он одобрительно.

— Надо бы обследовать какую-нибудь башню изнутри, — уточнил свою мысль принц. — Оттуда, должно быть, хорошо видно город.

— Принц, дворец в центре Нан-Цора — самое высокое здание в стране, — улыбнулся Рандавани. — Если, конечно, дошедшие до нас сведения верны. Но, по-моему, его вершину мы видим и отсюда.

— Да, верно, — согласился Артен, присмотревшись к тому, что прежде не бросилось ему в глаза на фоне гор.


Если окраинные улицы были пустынны, то ближе к центру им все чаще стали

попадаться ржавеющие самоходные машины (в городе они были почти исключительно колесными, а не шагающими) и останки жителей. От тел остались лишь обтянутые бурой высохшей кожей скелеты, но одежда, как правило, хорошо сохранилась. Видно было, что погибшие принадлежали к разным классам. Можно было предположить, что просторные тогоподобные одеяния желтого, алого и шафранового цветов, крепившиеся застежкой на плече, были облачением аристократии (возможно, тех самых ученых), серые комбинезоны из грубой материи со шнуровкой на груди принадлежали ремесленникам, а скрепленные ремнями металлические панцири и круглые глухие шлемы, конечно же, служили стражникам или воинам. «Выходит, солдаты были и в эпоху магии, — подумала Элина. — Или это только в Зурбестане? Да, видимо так. « Принц, спешившись, склонился над одним из трупов и потянул за край тоги. Прочная ткань натянулась, обрисовывая скрытые под ней кости, но не поддалась.

— Удивительно, — сказал Артен на древнем языке, обращаясь к Рандавани. — По виду — самая обычная материя, но за тысячелетия она не только не рассыпалась в прах, но, кажется, вовсе не утратила первоначальных свойств.

— Ничего удивительного, — возразил тургунаец. — Проклятие запечатало Зурбестан настолько глухо, что здесь прекратились практически все процессы. БОльшую часть всего этого времени все, что мы видим вокруг, было как бы законсервировано. Лишь в последнее время, когда магия слишком уж ослабла, природа начала брать свое. Хотя, конечно, началось это все же не вчера, так что свойства этой ткани все равно замечательны.

Тем временем Элина заинтересовалась более практическим, с ее точки зрения, вопросом, а именно оружием зурбестанских солдат. Каждый из них был вооружен прямым мечом, который оканчивался загнутым на одну сторону крюком. Меч имел заточку лишь по одной стороне, противоположной направлению изгиба крюка. Элина повертела эту экзотику в руках, сделала несколько пробных выпадов и вернула меч его мертвому владельцу. Длинные гибкие палки с рукоятью, предназначенные, очевидно, для разгона толпы без пролития крови, графиню тоже не особо заинтересовали. Но у некоторых бойцов имелась и еще одна разновидность оружия. Оно имело ложе и спусковую скобу, как у арбалета, и загнутую вниз рукоятку вместо приклада, лука же не было вовсе — на ложе укреплена была широкая металлическая трубка длиной около восьми дюймов. Элина вспомнила одну из бесед с Эйрихом, где тот рассказывал о дикарях с Южного континента, которые используют трубки для метания отравленных стрел; но для этого они дуют в другой конец трубки ртом, а здесь трубка была открыта лишь с одной стороны. Не мучаясь долгими сомнениями, Элина направила странное оружие в сторону уцелевшего стекла в окне ближайшего дома и нажала на спуск.

Раздался хлопок, и в воздухе расплылось белесое облачко. Со стеклом ровным счетом ничего не произошло, зато Элина спустя мгновение почувствовала острую резь в глазах. Что-то колючее заполнило ей нос, боль обожгла горло, и графиня согнулась в приступе мучительного кашля. Она не смогла устоять на ногах и повалилась на колени, выронив проклятое оружие и растирая кулаками крепко зажмуренные слезящиеся глаза. Рядом с ней уже чихали и кашляли другие. Возмущенно ревели мулы, разбегаясь в разные стороны и сбрасывая поклажу…

Наконец кошмар пошел на убыль. Элина смогла отнять руки от залитого слезами лица и подняться. Само собой, взгляды, с которыми она встретилась, были не слишком дружелюбными.

— От привычки тащить в рот все, что валяется на дороге, вам следовало избавиться еще в детстве, — жестко произнес Эйрих.

— Но я же не в рот… — оправдывалась графиня. — Я целился в окно…

— Вам следовало бы помнить, что маги уничтожили Зурбестан не просто так, — наставительно изрек Рандавани. — А потому, что находили его опасным. Очень опасным. Поэтому здесь необходима крайняя осторожность.

Артен перевел его слова и добавил от себя: — Вы нормально себя чувствуете?

— Теперь, кажется, да.

— У вас кровь носом идет.

Элина провела пальцем над верхней губой.

— Действительно. Ладно, сейчас пройдет. Но сами посудите, как тут можно было догадаться? Ведь сами-то стражники применяли как-то свое оружие!

— Думаю, у них под шлемами специальные маски. Сейчас разберемся. Но сначала поймаем мулов.

К счастью, мулы не разбежались далеко. Когда, наконец, порядок был восстановлен, принц, окруженный любопытными товарищами, присел на корточки и снял с мертвеца в латах его полностью закрывавший голову шлем.


Маски под шлемом не было. Человеческого лица — пусть даже лица мумии

— тоже.

Был покрытый наростами грибообразный череп с тремя глазницами в линию (Элина только сейчас обратила внимание, что прорезь забрала шлема шире, чем бывает обычно. ) Под глазницами вместо носа располагалась горизонтальная щель; высохшая кожа вокруг нее была покрыта многочисленными мелкими волосками. Ниже череп резко сужался, так что челюсти, хотя и имели зубы, больше походили на вдавленный клюв. Можно было лишь догадываться, как зурбестанские стражи выглядели при жизни, но вряд ли намного более привлекательно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать