Жанр: Триллеры » Михаил Нестеров » Жмурки с маньяком (страница 1)


Михаил Нестеров

Жмурки с маньяком

«~написано: „погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну“. Где мудрец? Где книжник? Где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?»

Первое послание к коринфянам Святого Апостола Павла

Все персонажи этой книги — плод авторского воображения. Всякое сходство с действительным лицом — живущим либо умершим — чисто случайное. Имена события и диалоги (за исключением цитат) не могут быть истолкованы как реальные, — они — результат писательского творчества. Взгляды и высказанные мнения, выраженные в книге, не следует рассматривать как враждебное отношение автора к странам, национальностям, личностям и к любым организациям, включая частные, государственные, общественные и другие.

Вместо предисловия

Часть из того, что написано в этой книге, имеет место в реальной жизни: это лаборатории исследования терминальных состояний, кровь, немыслимые казни, извлечение выгоды, — все это построено на фразах — «объективная закономерность научного познания», «жертвы должны быть принесены в такой буквальной и жестокой форме» — и на безумии. Остальное в этом романе недалеко от реальности.

Здесь уместно привести выдержку из статьи Владимира Логовского (обозреватель «Экспресс газеты») «Излучение смерти-2»:

"В России угрозой создания психотронного оружия озабочен так называемый Независимый информационный центр по правам человека. Здесь давно подозревали американцев в «нездоровом» интересе к нашим психофизическим технологиям — к открытиям, отвергаемым российской официальной наукой~

— Последние пять лет, — сообщают специалисты центра, пожелавшие остаться неизвестными, — Запад активно скупает наши хитрые выдумки. Цели сотрудничества ставятся вполне прогрессивные: разработка новых методов диагностики и прогнозирования~"

Я предлагаю личную версию продолжения темы исследования терминальных состояний, изложенную в жанре детектива. Кому-то она может показаться нереальной, но это далеко не так: она вполне осуществима. Сложность проблемы и ее разрешение лежит в нас самих.

Место действия — Россия, город Климов, которого нет на географических картах.

Работая над этой книгой, я использовал научные статьи Кеннета Ринга, Чарльза Фиоре, (США), Р.Баласубраманьяна (Индия), Пьера Терьяра де Шардена — книга «Феномен человека», (Франция), публикации периодических изданий, в частности, статью Владимира Логовского «Излучение смерти-2», цитаты из которой приведены в предисловии и заключении.

Михаил Нестеров

Часть первая

Павел Мельник

Глава первая

Он примерял уже третий галстук, но ни один не подходил к светло-серой рубашке. Мельник придирчиво осмотрел себя в зеркале, повязав четвертый, с мягкими зеленоватыми тонами. Перевел взгляд на цветную фотографию Ирины: глаза бывшей жены смотрят на него слегка иронично, но в глубине — грусть~ Ее глаза смотрят так уже пятый год. Красивые, зеленые, обрамленные светлыми ресницами.

Павел выбрал именно этот снимок, чтобы поместить его в рамку и поставить на рабочем столе. На лице Ирины отсутствовал макияж, на ее щеках играл естественный румянец, светлые ресницы только подчеркивали глубину ее глаз; от нее исходила свежесть.

Та весна, когда он сделал этот снимок, стала последней в их совместной жизни.

Сейчас Ирина носит короткую стрижку, осветляет волосы, а раньше они у нее были длинные, рыжеватые. За пять лет она нисколько не изменилась: та же потрясающая фигура, прежний уверенный взгляд и~ прежняя фамилия — Голубева. Она не захотела оставаться Ириной Мельник.

Остановившись на галстуке с зеленоватыми тонами, Мельник стал искать предлог, чтобы повидаться с бывшей женой. Думал он не долго. Освободив бумажник от визитных карточек, Павел вышел из дома и направился на автостоянку.

На 2-й Садовой он купил с лотка красивую чайную розу. Через пару кварталов остановил свою «Ниву» напротив типографии «Альфа-Графикс». Рядом с парадным двухэтажного здания — щиток с рекламой: «Печати, штампы, визитные карточки, буклеты, типографские работы».

Миновав первый этаж, где у мониторов корпели верстальщики, Мельник на лестнице буквально столкнулся с Ириной.

— Это мне? — Она взяла розу. — Прекрасный аромат~ Спасибо. Я только пятнадцать минут назад мечтала о цветке. Ты удивительный человек, Паша, всегда знаешь, что именно нужно женщине.

— Да. Двадцать минут назад тебе была нужна роза, а сейчас ты хочешь, чтобы я убрался ко всем чертям.

Ирина не ответила.

— Много работы? — спросил Павел, окидывая глазами типографию. Он немного завидовал и бывшей жене, владелице частного предприятия «Альфа-Графикс», и молодым парням, работающих с графикой у мониторов.

— Увы, — вздохнула Ирина. — Рада бы поболтать, но~ Так что выкладывай, что там у тебя.

— Сделаешь сотню визиток?

— Две сотни, — тоном, не требующим возражения, заявила она.

— Выжимаешь?

— А куда деваться?~

— Оформи построже, но не слишком мрачно, — попросил Павел. — Без всяких там траурных лент по краям.

— Хорошо. Я сделаю пышный венок по центру, — пообещала она.

Мельник погрозил пальцем.

— Только попробуй! Вернешь деньги назад и возместишь мне моральный ущерб.

— Вот за это я готова на все. — Она грустно улыбнулась и пристально посмотрела на Павла. — Тебе больше ничего не нужно?

— В смысле?

— Ладно~ — Теперь улыбка Ирины стала ироничной. — Считай, я ничего не спрашивала. — Она подставила щеку, и Павел, прощаясь, поцеловал ее.

— Вечером увидимся? — спросил он безо всякой надежды.

Она покачала головой.

— Нет. Но я рада была видеть тебя. Честно. Спасибо, что зашел, Паша.

Вечером, уже в начале седьмого, он не застал Ирину в типографии. Его окликнул бородатый паренек, подметавший пол:

— Павел Мельник?

— Он самый, — отозвался Мельник, подходя к уборщику.

— Я узнал вас, много раз видел по телевизору. Меня зовут Сергей.

— Очень приятно. Я, как всегда, опоздал. — Павел бросил взгляд в приоткрытую дверь кабинета Ирины. Офисное кресло пустовало, верхний свет погашен.

— Да, Ирина Владимировна ушла пятнадцать минут назад. Она просила кое-что передать вам. — Парень зашел в ее кабинет и вынес маленькую картонную коробочку.

— Спасибо. — Мельник взял коробку из рук Сергея и повернулся, чтобы уйти.

— Одну минуту, — остановил его уборщик. — Ирина Владимировна попросила, чтобы вы просмотрели при мне. Она сказала, что если вам не понравится, оставить заказ на ее столе.

В коробке в две стопы были уложены красивые визитки. Очень красивые. Крупные, ядовито-желтые буквы буквально орали: ПАВЕЛ МЕЛЬНИК. РЕПОРТЕР И ХВАСТУН. А в центре — букет алых

роз.

— Я убью ее!~ — прошептал Павел и неожиданно рассмеялся.

— Так вы довольны заказом? — спросил парень. — Что передать Ирине Владимировне?

— Вот так и передай: заказом доволен.

Мельник сунул коробку под мышку и спустился вниз.

Другую, меньшую половину первого этажа, занимал частнопрактикующий врач, о чем гласила табличка, расположенная рядом с дверью: ВРАЧ АЛБЕРТ ЛИ. ПРИЕМ 18.00 — 21.30.

— Да, доктор Ли явно не обременяет себя работой, — проговорил журналист. Он все еще не оправился от проделки своей бывшей супруги.

— Ты тоже так считаешь?

От неожиданности Мельник вздрогнул. В проеме парадной двери стоял человек среднего роста, одетый в дорогой костюм и модные туфли. Журналисту не понадобилось всматриваться в лицо мужчины, несколько раз он брал у него интервью и узнал его по голосу. Это был начальник городского УВД Виктор Березин.

— Ты тоже так считаешь? — переспросил Березин, тяжело преодолевая четыре ступеньки лестницы. — Как поживает пресса? — осведомился он.

— Добрый вечер, Виктор Сергеевич. — Мельник пожал полковнику руку — сильную и слегка влажную. — А дела неплохо.

— Ну я-то ладно, старый, — с лица начальника милиции не сходила плутовская улыбка, — а вот тебя-то как угораздило в нашу компанию? Ведь тебе еще и сорока нет! Тебя кто порекомендовал Ли? Аничков, наверное, или Третьяков?

Борис Аничков был мэром города, Анатолий Третьяков занимал пост областного судьи. Мельник едва сдержался, чтобы не присвистнуть. «Ого! Вот этот шишки! И принимает их частнопрактикующий врач почти в пригороде Климова. Сказать, что я был не на приеме, а в типографии?».

— Знаете, Виктор Сергеевич, — извиняющимся голосом произнес он, — мне неудобно говорить об этом.

Березин рассмеялся.

— Ты думаешь, мне удобно?~ — На глазах шестидесятидвухлетнего начальника милиции, вот уже седьмой год возглавляющего ГУВД, проступили слезы. Сейчас он смотрел на журналиста с долей искреннего умиления. Он промокнул глаза носовым платком и покачал головой. — Но все это позади~ Ты как чувствуешь себя после аспирина?

Мельник ответил дипломатично. И главное — сразу.

— Не так чтобы очень, но~

— Даже так? — удивился Березин. — А сколько сеансов ты принял?

Золотая середина экспериментов — тройка.

— Три, — сказал Павел, открыто глядя в серые глаза полковника милиции.

— Ну, а я, наверное, пятнадцать, — с видом ветерана сообщил неожиданный собеседник. — Необыкновенный подъем сил. Ну, будь здоров.

Полковник шагнул к двери кабинета врача. Мельник посчитал за лучшее побыстрее спуститься по лестнице.

«Как я чувствую себя после аспирина? — спросил себя журналист. — Да как обычно, черт возьми! А вот как вы чувствуете себя, господа мэры, судьи и прочее?»

Он сел в машину и снова открыл коробку. Глаза просто отказывались верить: неужели шутка может быть такой большой? Он взял верхние визитки и улыбнуля: карточек с сюрпризом было всего две. Но главный сюрприз — это неожиданная встреча с Виктором Березиным. Мельник и предположить не мог, сколько несчастий она ему принесет.

Он завел двигатель и развернул «Ниву», решив нанести еще один визит. Белла Азарова — 32-летняя целительница и экстрасенс — человек в Климове весьма известный и занятой. С недавнего времени она обзавелась секретарем, которая принимала от пациентов чеки и наличные, систематизировала прием пациентов, занося данные об изменениях в самочувствии в компьютер. Белла — сильный гипнотизер, в начале своей врачебной практики она принимала пациентов группами, за считанные секунды погружала их в сон и снимала тягу к курению и алкоголю. Но вскоре она почувствовала необходимость индивидуального подхода. С опытом к ней пришел еще один дар, ее руки начали источать мощное биополе. На лечебных сеансах она уже закрывала глаза, исследуя пациента руками. Белла с высочайшей точностью ставила диагноз по состоянию ауры больного, отмечала ее смещение либо разрыв в той или иной части. Вскоре диагностика стала ее основным занятием, и все реже она проводила лечебные сеансы.

Ее кабинет находился на Садовом бульваре, одной из центральных улиц Климова. Не было, наверное, журналиста в городе, который бы не брал интервью у Беллы Азаровой. Она никогда не отказывала, ведь это было ей на руку: о ней пишут, ей интересуются. Это реклама.

Когда Мельник впервые переступил порог ее кабинета, Белла, бегло оглядев его, сказала: «Брось курить, парень. На периферии твоего правого легкого возможность возникновения раковой опухоли». Павел бросил курить через неделю.

Сейчас часы показывали начало восьмого вечера, к этому времени секретарь Беллы ушла, и она принимала журналиста в приемной.

— У тебя возбужденный вид, — серьезно сообщила целительница, оглядывая гостя. — А в легких набухают почки.

Журналист попытался улыбнуться.

— Что у меня набухает в легких? Почки?

Белла, улыбнувшись, подтвердила. Мельник изобразил на лице недоверие.

— Шутишь~ Ни разу не слышал, чтобы почки находились в легких.

— Ты стал тяжелым на подъем человеком, Паша.

— Ты это серьезно?

— Абсолютно. Где твоя легкость мышления и тонкое чувство юмора, которыми сквозят твои репортажи? Проснись, твой главный пик еще не покорен.

— О каком пике ты говоришь? — иронично полюбопытствовал Мельник.

— Ладно, не будем об этом, — вздохнула она. — О покорении своего пика ты сам мне расскажешь. А под почками я подразумевала обыкновенное весеннее цветение. На улице весна, и ты набухаешь так же, как ветка дерева, — во всяком случае, я так вижу, — ты цветешь, и я делаю вывод, что сегодня ты встретил красивую женщину. Попробуй опровергнуть мои слова.

— Не собираюсь этого делать, — ответил журналист, успокоившись. — Ты права~ Между прочим, я сам сегодня выступал в роли ясновидца.

— И как прошел твой дебют?

— Не на «ура». Меня обозвали хвастуном.

— Она правильно сделала, — резюмировала Белла, акцентируя первое слово.

Мельник подтвердил ее догадку, кивая головой.

— Вы, кстати, с ней чем-то похожи, — сказал он. — Наверное, манерой разговаривать.

— Я наперед знаю, что ты хочешь мне сказать. Для меня ты не мужчина — в биологическом смысле. Ты — объект. На тебе горят габаритные огни, тебя вовремя обходят и объезжают, и это на пользу не только тебе. Сеанс окончен, — подытожила целительница. — Думаю, что сумела вылечить тебя. Подбросишь меня до дома?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать