Жанр: Триллеры » Михаил Нестеров » Жмурки с маньяком (страница 10)


Глава шестая

— Вы? — удивилась Лариса, делая шаг назад и пропуская журналиста в прихожую. — Здравствуйте~ Павел Семенович, кажется? Знаете, вы меня удивили и~ немного напугали. Что случилось?

Во внутреннем кармане его пиджака лежала серебристая полоска с упакованными в ней двумя таблетками аспирина. Дома журналист поработал над ней острием ножа, соскабливая дату изготовления, и был почти готов — под предлогом осмотра вещей Николая — осуществить подмену. Но для этого ему придется врать.

— Я начал писать книгу, — начал Павел. — С вашего согласия, Лариса, я хочу включить в нее эпизод о вашем брате. Это будет изобличительная книга, я опишу ужасы войны в Афганистане. Я сделаю упор на ломающуюся психику молодых военных, на их искалеченные души. Николай будет одним из многих, кого я опишу. Я не собираюсь отражать в книге его нелепую гибель, он как бы пройдет от начала своей карьеры военного, споткнется на Афганистане~

Мельнику казалось, что его уши полыхают огнем.

Женщина покачала головой.

— Я не знаю, Павел, хорошо ли это. Надо ли бередить память о Николае. Вы вправе не спрашивать у меня согласия — брата больше нет. Но вы пришли и спросили. Я вам благодарна за это.

Гость кивнул, ему было стыдно перед этой пожилой женщиной.

— Если вас интересует военная биография Николая, то я расскажу о ней~

Мельник слушал и кивал. Но ему хотелось остановить женщину и сказать: «Не надо, Лариса. Я обманываю вас, я не собираюсь писать книгу о вашем брате. Мне нужны две таблетки его аспирина. Я попробую доказать~»

Но он слушал~

Лариса рассказала о боях Николая в Афганистане и перешла на более позднее время, когда ее брат пересел на «СУ-27».

— Коля очень любил этот самолет. Он всегда называл его уважительно, полным именем. Хотя многие называли его просто «сушка». Я не меньше брата знаю все достоинства и недостатки этого истребителя, знаю, как он вооружен. Вам, Павел, непривычно, наверное, слушать из уст пожилой женщины все эти лазерные и противолокационные ракеты, инфракрасные наведения на цель в ночных условиях полета. Но Николаю я была больше, чем старшая сестра, я была ему почти матерью, и он всегда делился со мной своими успехами, неудачами, просто жизнью. Ему не повезло в двух браках, мне — в трех~

— Извините меня, Лариса. — Мельник выдержал паузу. — Могу я еще раз взглянуть на вещи Николая?

Они смотрели в одну точку — и журналист, и сестра погибшего капитана, — на ее морщинистые руки.

— Конечно.

Женщина подошла к шкафу и открыла дверку. Павел стал рядом. Он вопросительно посмотрел на Майстровскую. Она тоже ответила взглядом: «Вы можете сделать это».

Вот они, две таблетки, упакованные в серебристую медицинскую фольгу. Вот и название фирмы: ФКБ — «ваш первый помощник». Пожалуй, он слишком долго разглядывает таблетки. Причастен ли Алберт Ли к этому делу? Мельник этого пока не знает. Что там, помимо ацетилсалициловой и аскорбиновой кислоты? На этот вопрос ответа тоже нет.

Лариса отошла к столу, за которым они беседовали, и прикурила очередную сигарету.

Мельник повернулся к ней.

— Лариса~ Мне неудобно, но~ мне необходима хотя бы одна из этих таблеток. — Он хотел пойти дальше и самоотверженно сказать, что собирался произвести подлог, но только поморщился от подобного героизма.

Женщина принесла ножницы и молча отрезала от упаковки одну таблетку.

— Спасибо вам большое, — поблагодарил ее журналист. — И еще один вопрос. Вы точно помните, что Николай не обращался к врачу накануне гибели?

— Знаете, вы поставили вопрос очень конкретно, — ответила хозяйка. — Действительно, в больнице брат не был, а вот с врачом общался.

Журналист замер в ожидании. Сейчас он услышит имя частнопрактикующего врача Алберта Ли. Но прозвучало совсем другое имя.

— Это Женя Корнеев, наш сосед. Он работает в Центральной городской больнице.

Центральная городская больница. Именно в это учреждение обращался перед своей нелепой смертью Игорь Брянцев, вернее, в поликлинику при больнице, Павел помнил это точно.

— Тогда еще один вопрос: аспирин Николаю дал Корнеев, или Николай купил его в аптеке?

Женщина задумалась.

— На этот вопрос я затрудняюсь ответить. Иногда Женя давал нам кое-какие лекарства. Снотворное, например, что-то противогриппозное — я уже не помню.

— Ну, что ж, еще раз спасибо.

— Это вам спасибо, Павел. Я ценю ваш поступок. Да поможет вам бог.

От Майстровской Мельник направился в Индустриальный район. Елены Брянцевой дома не оказалось. Детский голос из-за двери сказал, что мама придет в шесть тридцать вечера.

Оставалось три часа, и Павел поехал в лабораторию городского экологического Центра к Роберту Штробелю, с которым его связывала давняя дружба.

Штробель — сорок семь лет, выше среднего роста, с заметным брюшком, седой бородой и извечно грустными глазами.

Он, как всегда, предстал в безукоризненно белом халате. Сейчас эколог, извиняясь за свой белоснежный вид, скажет, что только что сменил халат, а старый, прожженный каким-то реактивом, весь в дырах, и его просто невозможно надеть. «Покажи, где он?» — спросит Павел, а Роберт улыбнется и ответит: «Это не безопасно».

— Ты по делам или выпьем коньяку? — неординарно осведомился Штробель.

— По делам. У меня очень деликатная проблема, Роберт, — журналист уселся в кресло хозяина. Он любил сидеть в этом кресле — старом, слегка скрипучем, с протертой добела кожей. — На днях я

отравился, скрутило живот так, что~ Короче — у меня есть подозрения, что я отравился аспирином. Сделаешь анализ?

Глаза Штробеля из очень грустных сделались просто грустными.

— Ты захватил с собой кал? Или?

— Или, Роберт. — Мельник остался серьезен. Он вынул из кармана аспирин. — Для начала вытряси все вот из этой таблетки. И если мои подозрения подтвердятся, то я вытрясу все из их изготовителей.

— Это срочно? — спросил эксперт.

— А ты как думаешь?

Роберт пожал плечами.

— Хорошо. Сделаю. А это что?

— Это для сравнения. — Павел положил на стол три таблетки. — Вот, подобием этой таблетки я отравился. А другие вроде бы чистые~ Когда мне прийти?

— Завтра, после обеда.

— Сегодня, — Мельник повысил голос и поднял указательный палец, — Сегодня после ужина в ресторане «Нептун».

— Заезжай за мной в половине восьмого.

Павел знал, что из Штробеля ничего не вытянешь, пока не предоставишь ему обещанного. В этом Роберт был педантом. Он невозмутимо смотрел вдаль, сохраняя полное молчание. Молчал и Павел, рискуя навлечь на себя гнев работников ГАИ: «Вольво», нарушая ограничения в скорости, неслась в престижный и очень дорогой ресторан «Нептун».

Пока Штробель занимался экспертизой, Мельник беседовал с Еленой Брянцевой. Она, так же, как и Майстровская, сразу узнала журналиста.

— Здравствуйте, Елена Геннадьевна. Извините, что беспокою вас.

Мельник осторожно повел разговор о том, что ее мужа, возможно, отравили.

Вдова слушала журналиста и все больше хмурилась. Наконец она сказала:

— Я уже стала забывать об этой ужасной истории. Вернее, не забывать, а гнать от себя воспоминания. Могу я вас попросить, чтобы вы оставили эту затею и не тревожили бы ни меня, ни мальчика, ни моего покойного мужа? Мне кажется, я имею на это право.

Мельник молча согласился с ней.

Итак, он не получит от нее таблетки, если таковые сохранились. Насчет последнего он не питал особых иллюзий. Но он знал, в какую больницу обращался Игорь Брянцев в день своего недомогания.

Он сдержано попрощался с Еленой Брянцевой и поехал в Центр экологии. Оттуда — в ресторан «Нептун».

Столик, за которым расположились приятели, находился в центре зала, но ближе к эстраде. Штробель начал с сухого вина; его жесты были оживленными, глаза — печальными. Павел не торопил его вопросами.

Четверо музыкантов негромко играли джазовую пьесу Джорджа Гершвина «Рапсодия в голубых тонах». Эта музыка казалась естественной и необходимой приправой к напиткам, фруктам, овощам и рыбным блюдам. Официанты появлялись только тогда, когда они действительно были нужны. На каждом столике — светильник, который можно было настроить от бледно-розового до нежно-голубого света.

Когда официант принес жареную форель, эколог повернул реостат светильника. Столик погрузился в зловеще-фиолетовый полумрак, и эксперт, устремив мутный взгляд на принесенное яство, живо напомнил журналисту эпизод из какого-то фильма о вампирах.

Еще двадцать минут прошли в обоюдном молчании: теперь Мельник дал эксперту насладиться рыбой.

Наконец Штробель заговорил.

— Отличный вечер, Паша. Я во второй раз здесь. Но как тебе удалось заказать столик за такое короткое время?

— Я проныра, — сообщил журналист. — И вдобавок пользуюсь незаслуженной популярностью. Ты провел экспертизу?

— Интересный случай, — ответил Штробель, догадавшись, наконец, расстегнуть на пиджаке пуговицу. Он дышал тяжело и сыто.

Мельник изменил настроение за столом, включив свет зеленых оттенков. На эксперта он не смотрел, в голове испорченным диском крутились слова «Я не ошибся~ Я не ошибся~»

— Тебя интересуют подробности или мне коротко сообщить результат? — поинтересовался эксперт.

Павел потребовал подробностей. Роберт согласно кивнул.

— Таблетка, близость которой ты приравнял к отравленной, весит чуточку больше, чем остальные. Я пользуюсь старыми, но проверенными годами пьезоэлектрическими весами. Ты не суеверен?

Мельник неопределенно качнул головой.

— В какой-то мере. А что?

— Хочешь знать точную цифру — на сколько больше весит зараженная таблетка?

— Это существенно?

— Если ты суеверен, то да, существенно. — Эколог сделал паузу. — Она тяжелее на шестьсот шестьдесят шесть тысячных миллиграмма.

Журналист натянуто улыбнулся.

— Ну, это из области мистики. К тому же, насколько я знаю, даже в такой точной работе, как фармацевтика, существуют свои допуски по весу и колеблются они в пределах сотых, а никак не в тысячных долях миллиграмма. Я прав?

— Почти, — печально улыбнулся эксперт. — Может быть, тебе неинтересно, но разовая доза, к примеру, скополамина из списка А для взрослого человека составляет пять десятитысячных грамма. Так что допуски по весу весьма существенны.

— К черту скополамин, вернемся к аспирину.

— Как скажешь, — пожал плечами Штробель. — Из «легких» таблеток только одна показала результат с тремя шестерками. Разница с другой — 0,0064 грамма.

Мельник улыбнулся и погрозил собеседнику пальцем.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать