Жанр: Современная Проза » Юлий Дубов » Идиставизо (страница 3)


Уже наполовину отравленная клубами папиросного дыма стюардесса извлекла откуда-то непочатую пачку «Мальборо», положила ее перед Моней и сдавленно проговорила:

— Это вам… Подарок… От «Аэрофлота»…

Моня с готовностью ткнул в пепельницу чадящую папиросу, отодрал целлофановую обертку, затянулся с любопытством, выпустил дым через ноздри и понял, что теперь он знает, чем пахнет Запад. Запад пахнет американскими сигаретами. И еще Моня понял, что «Беломор» нравится ему намного больше.

Он сразу угадал встречавшего его в Риме человека. Тот стоял прямо перед паспортным контролем, широко расставив ноги в испачканных кирпичной пылью кирзовых сапогах. Толпы прилетевших пассажиров с опаской обтекали человека. На голове у него был ржавый металлический шлем времен первых кондотьеров, плечи закрывала темно-зеленая плащ-палатка, из-под которой торчала рукоять меча, а на шее висел автомат Калашникова. Второй такой же автомат выпирал всеми своими частями из полиэтиленового пакета с символикой Московской Олимпиады.

— Вы с паспортом? — спросил встречающий, безошибочно выделив Моню из потока пассажиров.

— Без, — лаконично ответил Моня, с любопытством озираясь по сторонам. — И технического задания тоже нет.

Человек удовлетворенно кивнул и протянул Моне пакет с автоматом:

— Держите. И пошли быстро за мной. У нас поезд через полтора часа.

Он вывел Моню на площадь через лабиринт дверей, усадил на заднее сиденье джипа, отстегнул и бросил рядом меч, присоединил к нему автомат и молча погнал машину. За всю дорогу он не произнес ни единого слова, только однажды, когда Моня начал из любопытства щелкать на автомате каким-то рычажком, злобно выматерился, перегнулся через спинку сиденья, изъял оба автомата и переложил их себе под бок.

Моня был переполнен вопросами, но задавать их не решался. Уж больно неприветливым показался ему этот… — кстати, кто он? Представитель посольства? В конце концов, доставит же он его куда-нибудь в привычную научную среду. Там можно будет и начать спрашивать.

Но он получил все ответы, когда устроился с человеком в плащ-палатке в вагоне второго класса и поезд начал набирать скорость, двигаясь, если судить по солнцу, куда-то на север. Буфетчик прокатил по вагону тележку с едой и напитками, проскочил было мимо Мони и его спутника, потом, спохватившись, вернулся и восторженно закричал что-то по-итальянски, выкатывая глаза и оживленно жестикулируя. Через минуту их окружила толпа. Седые женщины в черных платьях, молодые красотки с распущенными волосами и в коротких юбках, вполне солидные мужчины с сигарами в зубах — все они толклись вокруг Мони, протягивая через головы пакеты с едой, пачки сигарет, какие-то свертки и бутылки с темно-красным вином. В вагоне стоял невыносимый гвалт.

Этот сумасшедший дом закончился, когда Монин сопровождающий встал, решительно взметнул над головой оба автомата и заорал что-то по-итальянски. Речь его продолжалась минуты три, в течение которых Моня, вдавившись в жесткую спинку сиденья, с интересом изучал обступившую их толпу. Такое количество иностранцев он видел впервые. Все они, приоткрыв рты, чуть ли не молитвенно слушали Мониного спутника. У женщин на глазах выступили слезы. Когда сопровождающий делал короткую паузу, чтобы перевести дух, мужчины молча поднимали сжатые в кулаки правые руки, что напоминало Моне виденное когда-то в кино приветствие «Рот фронт».

Когда сопровождающий закончил речь, толпа разразилась громовым «ура» и тут же рассосалась. Но перед этим Моне досталось благословение от священника в круглой шляпе, а его спутнику — жаркий поцелуй от накрашенной блондинки в маечке на бретельках. И еще на коленях у Мони оказался невесть откуда взявшийся радиоприемник «Спидола» с выдвинутой никелированной антенной.

Моня покрутил в руках приемник, поставил его рядом с собой и боязливо покосился на сопровождающего, который тщательно вытирал со щеки пунцовую помаду грязной тряпкой, похожей на портянку.

— Включи, — приказал сопровождающий, показав глазами на приемник. — Сейчас от Совинформбюро будут передавать. Здесь должен ловить.

Моня покорно повернул колесико. Первые же вылетевшие из приемника слова повергли его в совершенное недоумение, которое, впрочем, быстро развеялось по мере поступления дополнительных пояснений от сопровождающего.

Оказалось, что Италия уже несколько веков страдает от полной феодальной раздробленности и одновременно томится под свирепым австрийским игом. Совершенно понятно, что в конце двадцатого века терпеть такой средневековый позор решительно невозможно. Последняя попытка освободиться и хоть как-то наладить жизнь была сделана вскоре после Второй мировой, когда Гарибальди прошел победным маршем от Сицилии до Милана. Но его тогда поддержал югославский генерал Иосип Броз Тито, у которого были проблемы с генералиссимусом Сталиным. Конечно же, Сталин не мог допустить усиления несговорчивого югослава, поэтому все закончилось плохо. Ссориться со Сталиным никому не хотелось, Европа сделала вид, что ничего не происходит, австрияки утопили восстание в крови, а Гарибальди бежал в Лондон, где и скончался при загадочных обстоятельствах. Поговаривают, что его отравили, уколов специально изготовленным зонтиком.

Зато теперь, когда во всем мире говорят о политике разрядки, сокращении стратегических

вооружений и так далее, ситуация изменилась кардинально.

На северную границу Италии уже вышла непобедимая армия французского императора Наполеона. Ей противостоят значительные силы австрийцев. Со дня на день ожидается генеральное сражение, которое и должно решить судьбу Италии и всего мира. Исход битвы сомнений не вызывает, потому что все мировое общественное мнение на стороне несущих свободу французских войск, австрийцы деморализованы и с опаской оглядываются назад, на юг, где в тылу растет и ширится партизанское движение, возглавляемое внебрачным сыном Гарибальди американским певцом Фрэнком Синатрой, но главное не в этом.

Самая грозная сила, выставленная против австрийцев, — это Иностранный легион. Лучшие солдаты всего мира, бросив дома и семьи, приехали на Север и поклялись на оружии раз и навсегда положить конец позорному угнетению народов. Афганские моджахеды, индийские сипаи, залившие кровью всю Африку английские, французские и бельгийские наемники, непобедимые зулусы, воевавшие еще под знаменами королей Чаки, Дингаана и Кечвайо, ночные убийцы из тайных японских школ боевых искусств, отставные сотрудники американских спецслужб и действующий резерв израильского спецназа — вот это и есть занесенный над австрийцами меч.

И хотя легионеров всего три-четыре тысячи, а австрийцев около полумиллиона, от одного только упоминания об Иностранном легионе усатых уроженцев Тироля бросает в холод.

К этому моменту у Мони уже появилось ощущение, что рассказ о политической обстановке в Италии вообще и упоминание об Иностранном легионе в частности имеют к его командировке некоторое отношение. И он решил уточнить.

— Ну да, — кивнул сопровождающий. — А как же!

И продолжил рассказ.

Вопрос об Иностранном легионе неоднократно поднимался на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, где было принято решение максимально упростить передвижение легионеров к театру боевых действий. Советский же Союз сперва занял позицию стороннего наблюдателя. Генеральный секретарь Брежнев слишком хорошо помнил, что предыдущий вояж русских войск в Европу закончился беспорядками на Сенатской площади и привел к необходимости повесить пятерых зачинщиков. Последовавший за этим шквал обвинений в нарушении духа и буквы Хельсинкских соглашений чуть было не поставил весь мир на грань термоядерной катастрофы. Поэтому в качестве пробного шара запустили заявление ТАСС о том, что СССР неизменно придерживается политики невмешательства во внутренние дела других государств. Однако быстро выяснилось, что политика невмешательства — штука хорошая, но проводить ее в гордом одиночестве вряд ли имеет смысл. Можно опять угодить в ту самую международную изоляцию, из которой только сейчас начали с таким трудом выкарабкиваться. Поэтому по дипломатическим каналам прошли сообщения, что СССР принятое решение по легионерам поддерживает и готов направить лучших из лучших.

Тут же возникла совершенно неразрешимая проблема. Решение о максимально упрощенной процедуре передвижения будущих легионеров к месту службы никак не увязывалось с принятым порядком выезда из СССР. Можно было бы, конечно, создать какую-нибудь сильно облегченную схему, специально для данного случая, но ни к чему хорошему это не привело бы. Потому что заваруха в Италии вечно длиться не может, когда-нибудь да и закончится, а вот у Пентагона, ЦРУ и прочих память отличная. И они не преминут через вражьи голоса напомнить, что когда-то из Союза можно было выехать за какие-нибудь два дня, без бюрократических проволочек.

Как же быть?

Нашли соломоново решение — проводить легионеров по сверхсекретному зеленому коридору. Без виз, без паспортов, без всего. Пока не кончится заваруха. А потом — пусть клевещут! Где документы? Нету? То-то же! Может, свидетели есть? Те, которые там останутся, — либо мертвые и ничего не скажут, либо предатели Родины, которым веры, как известно, быть не может. А которые вернутся домой — те и не свидетели вовсе. Они, считай, вообще никуда не ездили. Да их еще и найти нужно будет.

Про это, конечно, сопровождающий Моне не сказал.

К удивлению своему, Моня ни раздражения, ни страха не испытал. Напротив, появилось у него какое-то странное ощущение душевного подъема. На мгновение появилась и исчезла картинка своей комнаты в институте, заваленной бумагами и окурками, промелькнула перед глазами длинная, с чернильными кляксами и исправлениями, интерполяционная формула, промелькнула и пропала навечно, оставив вместо себя видение желтой, высушенной солнцем бесплодной земли, по которой уверенно и устало шагают исцарапанные и пыльные солдатские сапоги. Услышал Моня ленивый плеск воды в болтающейся на боку фляге в матерчатом чехле, почувствовал, как накапливаются под широкополой шляпой капли пота, скатываются на лоб и тут же высыхают, оставляя после себя белесые пятна соли, как трет плечи вещевой мешок и как оттягивает левую руку лежащий на сгибе автомат.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать