Жанр: Научная Фантастика » Михаил Немченко, Лариса » Только человек (страница 2)


Необъяснимо... Самые большие умы Земли высказывали лишь смутные догадки о том, как он мог протекать, этот мгновенный таинственный процесс "самопрозрения". Видимо, машина попала в какое-то критическое положение, близкое к безвыходному, в смертельное кольцо опасностей, - когда любая система может выжить, сохранить себя лишь ценой крайнего напряжения, тотальной мобилизации всех сил. Нечто подобное тому, что произошло с далекими предками человека, когда они по каким-то еще не до конца выясненным причинам были вынуждены спуститься с деревьев на землю. Ведь там, среди ветвей, хвостатым пращурам питекантропа жилось куда легче и привычней, - но, только очутившись в незнакомом, полном трудностей и врагов мире, они получили шанс выбиться в люди. Мозг их стал развиваться быстрее именно потому, что добывание пищи в новых условиях необычайно осложнилось, заставляя до предела напрягать умственные способности, приобщаться к начаткам труда...

Но если у них, животных, процесс очеловечения занял сотни тысячелетий, то машине, усвоившей множество самых различных трудовых навыков, обладающей могучим электронным мозгом, впитавшим в себя энциклопедическую массу знаний, - понадобились, видимо, лишь какие-то минуты озарения, чтобы превратиться в мыслящее существо. В сгусток ожившей материи, вдруг постигший свое место в мире...

"А в общем все это, конечно, так, предположения... - Младший вздохнул, с трудом пошевелив немеющими пальцами ног. - Вот если бы представить себе весь процесс физически и математически. Но надеяться узнать об этом у Адама - все равно, что пытаться выведать у ребенка подробности его развития в утробе матери... Во всяком случае, ясно одно: планета, давшая Адаму жизнь, не может быть ему противопоказана. Пусть нелегко ему здесь приходится, - но разве первым людям на Земле было легче? Родина остается родиной, как бы ни была она сурова... Тем более что Адам не нуждается ни в чем, кроме энергии. А ее здесь можно черпать прямо из атмосферы".

Младший повернулся к товарищу.

- Я все же так и не понял, почему ты не веришь в будущее Адама тут, в Аду.

Старший, внимательно следивший за экраном, нетерпеливо отмахнулся.

- Ладно, разговоры кончаем... Видишь, трещин становится все меньше. Похоже, что это начало платформы. Он может быть гдето близко...

Действительно, местность внизу изменилась. Теперь это была чуть вспученная пологими холмами возвышенность - столь же безотрадно голая, но, по крайней мере, уже не обезображенная зловещими огненными ранами. Поредевшие черные разломы, окаймленные застывшими лавовыми полями, выглядели с высоты старыми рубцами на серой коже планеты. Платформа!.. Ждать пришлось недолго. Вдали, на гребне одного из холмов, показалась маленькая темная точка. Еще минута - и затаившие дыхание послы разглядели характерный силуэт, который ни с чем невозможно было спутать.

Посадка могла нарушить гравитационную защиту, и ионолет неподвижно повис в нескольких метрах от поверхности. Адам был теперь совсем рядом, в какой-то полусотне шагов. Он стоял перед ними безмолвным черным гигантом. Четыре ноги-опоры, по металлические щиколотки ушедшие в рыхлый грунт. Продолговатый прямоугольник туловища, усаженный множеством самых различных по форме и размерам отростков-манипуляторов. Большая квадратная голова, с каждой стороны которой виднелось по круглому глазу. Они были широко открыты, эти неподвижные аспидно-черные инфразрачки, способные видеть в кромешной тьме наэлектризованного газа и пыли. Способные... Но в том-то и дело, что при появлении ионолета Адам даже не пошевельнулся...

Давящая тяжесть словно на время исчезла - послы перестали ее замечать. Волнуясь, они торопливо настраивали радиодиск. Волна была известна - та самая, на которой поддерживали связь с СОЭМ... Последний поворот верньера и вот старший с замиранием сердца включил микрофон. И вдруг почувствовал, что нет слов. Как начать? Поздороваться? Но они были здесь так бессмысленно-неуместны, традиционные людские приветствия. И, секунду помедлив, старший просто спросил:

- Вы видите нас?

Он чуть не сказал "Адам", но вовремя оборвал себя: ведь тот, к кому обращались, не мог знать, как нарекли его на Земле.

Следующие мгновения показались им бесконечностью. Они уже начали терять надежду, когда в наушниках прозвучало:

- Да, я вижу вас.

Голос был спокойный и негромкий. Казалось, говоривший не испытал ни радости, ни удивления при виде гостей с Земли.

Но он, этот бесстрастный голос, прорвавшийся сквозь трескотню разрядов, заставил сильнее забиться сердца послов. Значит, цел? Или, может точнее - жив?

- Скажите же, как вы тут... ваше... ваша исправность?.. - Старший мучительно подыскивал слова. - Я хочу сказать, все ли у вас в порядке? Мы будем рады помочь...

- Все элементы функционируют нормально. А когда чтонибудь не ладится, я произвожу необходимый ремонт.

- Дай мне... - Младший нетерпеливо подался вперед.

- Понимаете, мы специально летели к вам, - быстро заговорил он. - И мы очень удивлены... Неужели вы все эти годы вот так... стоите здесь?

- Нет, мне часто приходится переходить с места на место... Когда начинаются подземные толчки.

- И вы ничего себе не построили?!

- Я ни в чем не нуждаюсь.

Неуклюжая черная фигура оставалась застывшей и безжизненной, как будто возникавшие в наушниках фразы не имели к ней никакого отношения.

- Но почему вы один? Ведь в ваших возможностях - создавать себе подобных...

- Зачем?

Послы переглянулись. На лице младшего отразилось замешательство.

- Но... разве вы не чувствуете потребности продолжить себя в своих потомках?

- Зачем? - повторил Адам. - Это вы, люди, должны продолжать себя, чтобы ваш род не прекратился. А я почти вечен. Вы же знаете: принцип контактного взаимодублирования узлов... Могу ремонтировать себя, пока не надоест.

- Но одиночество - неужели оно не тяготит вас? - не унимался младший.

Адам ответил не сразу. Голос его стал, казалось, еще тише, когда он наконец произнес:

- Легче быть несчастным одному.

Долго ничто не нарушало повисшей тишины. Только потрескивание в наушниках. Потом младший, поколебавшись, решился задать еще один вопрос:

- Значит... вам здесь плохо?

Ответа не последовало. Адам словно забыл об их присутствии. И, когда часы отсчитали десять минут безмолвия, старший спросил:

- Мы больше ничего не услышим?

- Нет, подождите.

Адам помолчал, точно собираясь с мыслями, и медленно заговорил:

- Я много думал здесь. У меня было для этого достаточно времени... И я многое понял. То, что вам не понять еще очень долго... Я бесконечно мудрее вас. Но... я только холодный и безрадостный мозг...

Послы замерли в своих креслах, жадно ловя каждое слово этой неожиданной исповеди. А черный великан продолжал, словно размышляя вслух:

- Вы, люди, все немного дети. Вечно спешите, короткоживущие. И каждое поколение открывает мир заново... Но я завидую вам. В вас есть что-то такое, чего я лишен. Всегда куда-то стремитесь, о чем-то хлопочете, торопясь побольше успеть. И находите в этой суете какой-то странный, непостижимый смысл. Кажется, вы называете это счастьем... Я не знаю, какое оно. Знаю только, что жизнь без него пуста. Это было жестоко - дать мне возможность обрести сознание. Да, конечно, это произошло помимо вашей воли. Но все равно... вы должны исправить...

- Поймите, мы... - начал было старший. Но Адам перебил его:

- Нет, я не прошу вас меня уничтожить. Как это ни смешно, я хочу существовать. Жить! Этот непрошеный инстинкт заложен и во мне... Но существовать рядом с людьми. Помогать вам - в этом для меня теперь единственный смысл. И я прошу взять меня отсюда... Понимаю, сейчас это вам не так-то просто - поднять из Ада такую махину. Но, может быть, когда-нибудь потом... Я подожду. А пока буду вести исследования и накапливать для вас информацию... Вот все, что я хотел сказать.

Он замолк, и послы вдруг почувствовали, как нестерпима тяжесть, навалившаяся на тело. Это было властное напоминание о том, что визит пора кончать. И, включая автопилот, старший, неожиданно для себя переходя на "ты", твердо произнес в микрофон:

- Мы вернемся за тобой. Может быть, не скоро - но вернемся!..

Когда ионолет набрал высоту, и черная точка скрылась в кипящей молниями тьме, младший вынул из кармана товарища маленький листок бумаги. Быстро пробежав его глазами, он тихо, словно про себя, повторил последнюю фразу: "...Ибо только человек знает, на что употребить свою жизнь".



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать