Жанр: История » Мато Нажин » Мой народ сиу (страница 2)


Мы отправились в путь верхом на лошадях и ехали довольно долго, не встречая никого. Но когда перевалили через холм, мы заметили внизу в долине индейцев пауни. Они только что перебили большое количество бизонов, и огромные туши этих животных валялись в беспорядке здесь и там. Каждый охотник сдирал шкуру с бизона, которого он убил.

Наши индейцы помчались туда с быстротой, на которую были способны их пони. Я в тот раз был на гнедом коне, очень резвом скакуне.

Когда пауни заметили, что мы приближаемся, они бросились врассыпную к своим лошадям, а мы вдогонку за ними. Я начал было преследовать нескольких охотников, которые перевалили через холм, но потом увидел, что они ускакали слишком далеко, и, чтобы не загнать до упаду свою лошадь, я повернул обратно. Когда я стал приближаться к своим индейцам, то заметил, что несколько человек стояли, столпившись в кучку; я поспешил к ним, чтобы узнать, в чем дело.

Когда я приблизился, то увидел, что наши люди окружили индейца пауни. Оказалось, что во время замешательства его лошадь ускакала и он отстал. Но с пауни были его лук и стрелы, и он не подпускал к себе никого из наших индейцев. Он был высокого роста и очень храбрый. Когда наши люди стали обстреливать его из луков, пауни спокойно стал вытаскивать стрелы, которые ранили его, ломал и выбрасывал их. Те же стрелы, которые пролетели мимо, он поднимал с земли и с насмешкой предлагал нашим индейцам продолжать. Я спросил наших людей:

- Дотронулся ли кто-нибудь из вас до врага?

- Нет, никто еще не дотронулся, - ответили несколько голосов, - мы не решаемся.

Тогда я закрылся щитом, сделанным из шкуры бизона, и взял в руки копье.

Пауни не показал виду, что он встревожен, когда я подъехал к нему совсем близко, чтобы коснуться копьем. Защищаясь, он пустил стрелу. Эта стрела, ударившись о щит, отскочила немного в сторону и ранила мне левую руку. Вслед за мной поскакал наш индеец Черный Ворон, за ним Черная Собака, и четвертым был Одноухая Лошадь. Все мы дотронулись до неприятеля, но я это сделал первым. Пауни ни на минуту не растерялся; после того как он ранил меня, у него уже была наготове другая стрела. Индеец, который следовал за мной, был ранен в плечо, третий - в бедро; когда четвертый из нас коснулся неприятеля, стрела вонзилась ему в спину. Итак, пауни ранил каждого из нас, прикоснувшихся к нему копьем. Все мы заслужили почесть-все четверо.

После этого храбрый пауни скрылся с поля битвы, спасая свою жизнь.

Нам теперь ничего не оставалось делать, как возвращаться домой. Когда мы отъехали на небольшое расстояние, я почувствовал большую слабость и мне захотелось спать.

Старый вождь, которого звали Два Удара, и мой дядя Поломанная Рука стали меня придерживать с двух сторон, чтобы я не упал с лошади. Впервые мне пришлось быть в таком состоянии. Мне казалось, что я засыпаю. На самом же деле я потерял сознание.

Во сне (как мне казалось) я вдруг услышал клекот орла, который доносился высоко с неба. Мне чудилось, что он кружил в небесах и со свистом все ближе и ближе спускался ко мне. Тут я очнулся и увидел знахаря. Он бегал вокруг меня, посвистывая в свисток, сделанный из кости орлиного крыла. Оказалось, что знахарь привел меня в сознание и я очнулся от сна.

Тогда вождь Два Удара (он был глубоким стариком) и мой дядя Поломанная Рука отвели меня домой.

Они пели и славили мой подвиг. Когда мы вошли в наш поселок, храбрые плясали военный танец "Победа" и мне было воздано много почестей.

Вскоре после этого созвали Совет вождей, и старый вождь Два Удара говорил о моей храбрости, о том, как я встретился лицом к лицу с врагом, не испугавшись смерти. На этом собрании меня выбрали вождем племени Сиу и стали называть "Мато Нажин" - "Отважный Медведь".

Я выслушивал рассказы отца затаив дыхание, боясь пропустить хоть одно слово.

Еще до того, как я появился на свет, мой отец не раз воевал с враждующими индейскими племенами (Между отдельными индейскими племенами бывали военные стычки, обычно из-за охотничьей добычи. То, что различные племена говорили на разных языках, мешало взаимному пониманию. Впоследствии колонизаторы использовали эту мелкую вражду между племенами и отдельными вождями в своих целях.). Он всегда был впереди, и никто никогда не видел, чтобы он бежал от врага. Когда я родился, он назвал меня "Меткий Стрелок". Потому что ему хотелось, чтобы я был таким же отважным воином, как и он.

ЧУДОВИЩНАЯ ЗМЕЯ

Я был еще совсем маленьким, когда один из наших разведчиков прибежал в лагерь и сказал, что он видел, как огромная змея с грохотом ползла по прерии, а над ней, над этой чудовищной змеей, тянулось большое облако дыма. Это известие сильно взволновало индейцев. Они долго думали и не могли догадаться, что это за змея и откуда она появилась.

Прошло некоторое время, прежде чем удалось увидеть эту диковинную змею и другим индейцам. Они тоже увидели, как дым клубился над ней, и слышали грохот.

С тех пор индейцы стали часто взбираться на вершину холма, чтобы увидеть, как проползает страшное чудовище, и послушать странные звуки, которые оно издает. А когда они обнаружили, что змея ползет по железным тропам и никуда в сторону не уползает, то они стали подходить ближе, чтобы лучше рассмотреть.

На самом деле это вовсе не была змея, а был поезд, но так как наши индейцы еще никогда не видели поезда, то они и подумали, что это была

какая-то чудовищная змея.

Впервые в прерии стал ходить поезд. Это колонизаторы-бледнолицые пришельцы из Европы - проложили здесь железную дорогу, которая пересекала прерию с востока на запад.

Как-то раз отряд индейцев возвращался домой с военной тропы. Их мучила жажда, и они остановились на железнодорожной станции, чтобы напиться воды. Бледнолицый начальник станции не позволил им брать воду и потребовал, чтобы они ушли. По всей вероятности, он боялся их мести за свои недобрые дела. Его поведение вызвало сильное раздражение у индейцев - им показалось очень странным, что бледнолицые пустили свой поезд по индейской земле, а теперь даже не дают индейцам воды, чтобы утолить жажду.

Военный отряд индейцев вернулся домой и обо всем рассказал своим людям. Тотчас же было созвано собрание, на котором индейцы единогласно решили отомстить бледнолицему начальнику.

Моя мать слышала, как совещались взволнованные люди. Оставив меня на попечение бабушки, она взяла маленький топорик и пошла вслед за мужчинами. Когда они подошли к полотну железной дороги, то сначала посоветовались друг с другом, что делать, а потом застучали топорами, так что щепки полетели от шпал во все стороны. Моя мать не отставала от мужчин и усердно работала своим маленьким топориком. Скоро мужчины оттащили в сторону шпалы и разъединили рельсы. Тогда все отошли на расстояние около мили в сторону и стали наблюдать, что произойдет, когда промчится поезд. Ждать пришлось недолго.

Бригада поезда заметила вдали индейцев и стала их обстреливать. Сиу вскочили на своих лошадей и помчались, размахивая в воздухе хлыстами. Бледнолицые стали смеяться и кричать им вслед, что вряд ли они перегонят поезд, и так увлеклись своими злыми шутками, что не заметили, что путь впереди был разрушен...

Моя мать в это время сидела, притаившись где-то недалеко. Ее оглушил невероятный грохот и треск. Когда она пришла в себя, то увидела, что произошло крушение поезда и что вагоны разлетелись в щепки. Она поспешила к месту катастрофы. Оказалось, что этот поезд вез на Дальний Запад товары, в том числе большое количество бус. Индейцы нашего племени еще никогда не видели этого украшения - для художественных вышивок женщины обычно употребляли иглы дикобраза. Моя мать оказалась новатором в этом деле - она собрала столько бус, сколько могла унести, и решила использовать их для украшения нашей одежды. Впервые взявшись за это дело, она расшила сначала полоску от шкуры бизона, употребив для фона желтые бусы. Вышивка ей показалась красивой, и мать пришила ее к шкуре молодого бизона, в которую она укутывала меня вместо одеяла.

ДАЛЕКОЕ ПРОШЛОЕ

Летом на втором году моей жизни Северные Сиу приехали навестить нас. Это, наверное, было во время Танца Солнца-торжества, на которое собиралось все племя. В Черных Холмах, вблизи нашего лагеря, протекал ручей, который сильно разлился от ливней. Наша палатка стояла в том месте на берегу ручья, где был брод. Гости переправлялись там на своих маленьких лошадках и проезжали мимо нашего типи, направляясь к Черным Холмам. Мать поставила на землю около типи большую миску с угощением, приготовленным из бизоньего мяса, наподобие студня, а рядом, завернутый в шкуру бизона, расшитую бисером, лежал я. Гости останавливались, чтобы приласкать меня и отведать угощения.

Иногда небольшие происшествия нашей жизни всплывают в памяти гораздо отчетливее, чем большие события. Хорошо помню себя еще совсем маленьким мальчиком, когда наш лагерь снялся ночью и меня положили спать в индейскую бесколесную тележку ханпа уанжила, или, как она теперь называется, травуа. Одна из лошадей, запряженных в тележку, чего-то испугалась и рванула в сторону шесты, из которых была сооружена ханпа уанжила. Шесты скрестились и защемили мою ногу. Я проснулся в слезах и увидел мать, склоненную надо мной, - она подошла, чтобы утешить меня. Позже, когда я уже был подростком, я рассказал матери об этом маленьком происшествии раннего детства, и она удивилась, что я запомнил все так хорошо, и сказала, что мне было тогда около двух лет.

МЕТКИЙ СТРЕЛОК

Кажется, моим первым подарком были лук и стрелы - я их получил от отца. Он сам смастерил и выкрасил в красный цвет не только лук, но и все стрелы; это означало, что он был ранен в битве. Отец не стал заострять стрел, а сделал их с тупыми наконечниками, так как я был еще совсем маленьким мальчиком; он позаботился также и о том, чтобы лук не был тугим и чтобы мне не было трудно его натянуть.

Мои первые попытки стрелять были началом моей тренировки для суровой воинственной жизни индейца. Моим учителем был отец. Он терпеливо объяснял мне, что лук надо держать в левой руке, а правой натягивать тетиву к себе; что стрелу надо приставить с левой стороны лука над большим пальцем. Отец много раз говорил мне, что надо научиться метко стрелять, а также быть очень осторожным в стрельбе и что когда настанет знаменательный день и я выйду на военную тропу, то заслужу высокие почести, если не забуду его назиданий.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать