Жанр: История » Мато Нажин » Мой народ сиу (страница 22)


Я приехал на место, где разыгралась трагедия, рано утром. Тела были уже убраны. Только кое-где валялись трупы лошадей.

Жерди типи были изломаны и лежали, нагроможденные в кучи. Кухонная посуда валялась повсюду в беспорядке. Старые фургоны лежали опрокинутыми, с обломленными оглоблями.

Тишина, которая царила над этим разоренным, опустошенным местом, была жуткая, угнетающая.

Только что начало светать. Я увидел много маленьких прудов. В некоторых из них вода была чистая и прозрачная, в других же она была красная-от крови моего народа...

Я был вне себя от гнева и негодования, и, если бы сейчас попались мне солдаты, я перестрелял бы их всех. Но никого не было. Это место смерти, опустошенное и покинутое всеми, было ужасно.

Я постоял несколько минут совсем тихо, чтобы почтить память погибших.

Потом повернулся и поскакал: меня беспокоила судьба близких. Надо было навестить их или хотя бы узнать, все ли у них благополучно.

По дороге я встретил нескольких индейцев. Мой первый вопрос был: знают ли они что-нибудь об отце и моей семье? Они ответили, что отец и вся семья живы.

Эти вести отчасти успокоили меня, но печальные раздумья о судьбе моего народа не покидали меня.

После кровавой расправы бледнолицых все индейцы, которые участвовали в танце, собрали большое количество оружия и ушли на север резервации, в горы, где скрылись в неприступном ущелье. В воде они не чувствовали там недостатка, кругом рос лес, так что и костер было чем разжечь, а мясо они доставали себе ночью: резали скот колонизаторов, который пасся на соседних пастбищах.

Они держали на посту днем и ночью у входа в ущелье двух разведчиков, так что никто не мог пробраться к ним незамеченным.

Солдаты даже не пробовали подойти близко, это было бы слишком большим риском. Всем было известно, что индейцы, у которых были ружья, умели хорошо ими пользоваться. Те же, у кого были луки и стрелы, были превосходными стрелками.

Все знали, как сильна ненависть индейцев к бледнолицым, и это делало оружие в их руках еще более грозным. Индейцы, которые скрывались в ущелье, поклялись перебить всех бледнолицых за то, что они убивали и уничтожали индейцев, как диких зверей. Они заявили, что независимо от цвета кожи убьют всех, кто посмеет приблизиться к ним для переговоров.

Начальник гарнизона генерал Майлс, обеспокоенный серьезным положением, созвал оставшихся вождей и предложил им начать переговоры о мире. Он знал, что, если его солдаты попробуют проникнуть в ущелье, потери с той и другой стороны будут очень большие.

Мой отец был в то время главным вождем. Он считал, что воевать с бледнолицыми теперь уже поздно. В памяти его запечатлелись большие города бледнолицых. Большие Ножи были везде и всюду, по всей стране, и количество их увеличивалось с пугающей быстротой. Как могла бороться с ними горсточка индейцев? Отец болел сердцем за судьбу своего народа, он боялся, что они потонут в крови, и, не находя другого выхода, он предложил поехать с трубкой мира к восставшим.

Итак, десять вождей выехали верхом на лошадях, не зная, вернутся ли они живыми. Мой отец держал на вытянутых руках трубку мира.

Когда они подъехали к входу в ущелье, их узнали индейцы, охранявшие вход, и дали проехать.

Вожди въехали в ущелье на глазах у всех индейцев. Здесь они спешились. Мой отец продолжал держать трубку мира обеими руками, вытянув их впереди себя. Вожди не сказали ни слова. Они встали в круг и сели на землю. Водворилась могильная тишина. Большинство индейцев были суеверны и боялись, как бы с ними не произошло страшное несчастье, если они откажутся принять трубку мира.

Однако наиболее воинствующие индейцы пришли в неистовство при виде трубки мира. Они были верхом на лошадях и поскакали прямо по направлению, где сидели отец и другие вожди. Ни один из вождей не пошевелился, они продолжали сидеть спокойно. У одного из индейцев, по имени Десять Пальцев, было заряжено ружье.

Он подошел к отцу и сказал:

- Бледнолицые перебили наших людей без всякого сожаления, и мы хотим с ними сражаться. Зачем вы привезли трубку мира?

Как только он кончил говорить, раздался выстрел из ружья. Пуля ударилась оземь между коленями моего отца и обдала грязью его лицо.

Отец не двинулся с места и не сказал ни слова в упрек. Он приехал к восставшим с трубкой мира, потому что хотел спасти индейцев от гибели. Ему казалось, что другого выхода не было.

Вожди уехали. Вслед за ними вернулись и многие из восставших индейцев...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

На этом мы заканчиваем повествование из книги Мато Нажина о судьбе его родного племени.

В дальнейшем события развивались так: уважение к вождям, приехавшим с трубкой мира, отчасти же суеверный страх перед несчастьем, которое будто бы случится, если не принять трубку мира, заставило восставших индейцев вернуться в свой лагерь. Но вернулись не все. Самые непокорные и воинственные

остались в ущелье и продолжали агитировать за восстание.

Волнение охватило двадцать индейских племен, живших на обширной равнине Северной Америки, которая тянулась от Техаса на север до Соскачевани (Канада) и от Скалистых гор на западе - на восток до реки Миссисипи.

Молва о "знахаре-ясновидце", который предсказывал возвращение к старой жизни, к той жизни, когда индейцы кочевали свободно и обеспечивали себе все необходимое охотой на бизонов, его предсказания, что на равнине будут пастись бесчисленные стада бизонов и что на всей этой обширной земле не останется ни одного бледнолицего, - эта молва всколыхнула самые заветные мечты индейцев. Она облетела 20 племен, говоривших на разных языках. Посредником в передаче этих волнующих новостей была индейская молодежь, связанная со школьной скамьи тесной дружбой. Они окончили школы бледнолицых и изучили там английский язык - язык колонизаторов, которых они ненавидели всем сердцем. И вот теперь они воспользовались своими знаниями как орудием борьбы против колонизаторов.

Письма, написанные на английском языке, стали передаваться с севера на юг-из Монтаны в Техас и обратно, призывая индейский народ к восстанию.

Индейцы мечтали одним могучим натиском сбросить в Атлантический океан ненавистных колонизаторов вместе с их жестокой цивилизацией. Но так как язык этого подпольного движения был английский, то сохранить тайну оказалось невозможным. Вышло так, что почтовый чиновник-метис по просьбе индейца, не умевшего читать по-английски, прочел и перевел ему на родной язык письмо, призывающее к восстанию.

Скоро содержание этого письма стало известно правительству в Вашингтоне.

Волнение в резервациях не могло ускользнуть от внимания агентов. Встревоженные тем, что индейцы восстанут, они стали посылать одно за другим письма в Вашингтон с требованием прислать войска и навести порядок в резервациях. Предполагали, что начало восстания произойдет в резервации Пайн Ридж, а поэтому туда стали стягивать войска.

Агент этой резервации Ройер (Индейцы называли его "Лакота Кокипа Кош Кола" - "молодой человек, который боится индейцев".) в своем годовом отчете за 1890 год говорит о непосредственных причинах, которые, по его мнению, вызвали беспокойство среди индейцев.

В 1899 году был подписан договор между вашингтонским правительством с индейцами племени Сиу, по которому правительство обещало снабдить индейцев мясом. Большинство индейцев поверили обещаниям правительства и поставили свои подписи. Но позже обнаружилось, что количество обещанного мяса было снижено на миллион фунтов. Таким образом, вместо 5 миллионов фунтов они должны были получить 4 миллиона фунтов. Все обращения к правительству Вашингтона оказались напрасными, и индейцы не только окончательно потеряли веру в обещания правительства, но решили, что их хотят заморить голодом.

В этом же отчете находится следующее сообщение:

"Ранней весной до местных индейцев дошел слух, что появился великий знахарь в районе Уинд Ривер. Ему приписывали необыкновенную силу и говорили, что он должен воскресить умерших вождей этого племени и вернуть индейцам бизонов и другую дичь, которые появятся в таком количестве, как никогда раньше. Тогда индейцы снова станут хозяевами своей страны, а бледнолицые в панике бросятся в бегство, оставив землю в полную собственность индейцам навсегда. Как ни странно, многие индейцы поверили этим рассказам и верят до сих пор. Вскоре Сиу, обитавших в районе Вундед-Ни-Крик, навестил индеец племени Шайенов. Он недавно совершил паломничество к знахарю. Он научил этих индейцев таинственной пляске и так взвинтил их своими рассказами о великом ясновидце и его предсказаниях, что они стали собираться большими массами и плясать до потери сознания.

Может быть, из всего этого не получится ничего дурного, но мне кажется, что лучше вовремя принять меры, чтобы обеспечить безопасность" (Кларк Уисслер (заведующий отделом антропологии Американского музея естественной истории). История последнего восстания индейцев. Журнал "Natural Histori", т. XLI, ь 2, февраль 1938 г., Нью-Йорк.).

Итак, в резервации Пайн Ридж было стянуто большое количество войск.

Положение индейцев было безнадежно. Их окружили солдаты, вооруженные по последнему слову техники. Снова полилась индейская кровь. Солдаты хорошо запомнили поговорку своих генералов: "Хороший индеец-это мертвый индеец". Не впервые им пришлось участвовать в карательной экспедиции.

Скоро могилы убитых заросли травой, но те индейцы, которые остались в живых, не могли расстаться с мечтой о свободе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать