Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Воины Бури (страница 17)


– То есть?

– Сны – это не единственная странность. Есть кое-что еще.

Вид у Коиллы стал озадаченный и встревоженный.

– О чем ты?

Страйк набрал в грудь побольше воздуха:

– Все эти дела с Хаскером и звездами… Помнишь, он говорил, что они… пели ему.

– У Хаскера была лихорадка.

– У меня ее не было.

Коилле потребовалось несколько секунд, чтобы понять. Наконец она произнесла:

– Так ты тоже? – судя по ее тону, она не верила своим ушам.

– Тоже.

– Боги!… Да ты, я смотрю, о многом умалчивал!

– Ты по-прежнему считаешь, что я в своем уме?

– Если ты спятил, то вместе с Хаскером. Не забывай…

Они обменялись сдержанными улыбками.

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь об их пении? – спросила Коилла. – Ты можешь выразиться точнее Хаскера?

– Пожалуй, нет. Это как с видениями, объяснить трудно. Но слово «поют» не хуже любого другого.

Его рука потянулась к мешку на поясе. Этот жест стал бессознательным, вроде как потребность фетишиста прикоснуться к фетишу. Если бы его спросили, зачем он это делает, он бы объяснил страхом потерять…

– Я обязана извиниться перед Хаскером, – сказала Коилла. – Я сомневалась в нем. Мы все сомневались.

– Теперь я тоже иначе смотрю на его поступки, – признался Страйк. – Но ему ни слова. И вообще, никому ничего не рассказывай.

– Почему?

– Вряд ли это поднимет боевой дух. Когда Росомахи узнают, что у их капитана галлюцинации, а звезды ему поют…

– Но ты рассказал мне. Почему?

– Потому что уверен: ты меня поймешь. В придачу, если бы ты пришла к выводу, что я спятил, то не стала бы этого от меня скрывать.

– Нет, я не думаю, что ты спятил. Что-то с тобой происходит, это ясно, но мне оно не кажется безумием.

– Надеюсь, ты права, – вздохнул Страйк. – Так ты никому не скажешь? Ради сохранения дисциплины в отряде…

– Если ты так хочешь, не скажу. Но мне кажется, они бы поняли. По крайней мере, офицеры. Даже Хаскер. Впрочем, Хаскер бы понял в первую очередь! И знаешь, такие вещи нельзя скрывать вечно.

– Если это начнет мешать мне командовать Росомахами, я им скажу.

– А потом что?

– Тогда и увидим.

Коилла не стала настаивать на более четком ответе.

– Если опять захочешь поговорить, – предложила она, – то я всегда рядом.

– Спасибо, Коилла.

Сняв бремя, Страйк испытал облегчение. В то же время ему было немного стыдно – ведь он признался в том, что считал слабостью. С другой стороны, поскольку Коилла не восприняла происходящее с ним за слабость, чувство стыда было не слишком острым.

Росомахи грузили пожитки и сворачивали одеяла. Кое-кто, ожидая приказаний, смотрел в сторону Страйка.

Он передал флягу Коилле:

– На-ка, согрейся. Нам пора выступать. Сделав хороший глоток, она вернула ему флягу. А когда оба встали, спросила:

– Как думаешь, у нас есть шансы в Рафетвью?

Вполне вероятно. По крайней мере, так мне кажется.

– До сих пор твои предчувствия сбывались. Ты их выкладываешь нам в самых сложных обстоятельствах. Может быть, Джап прав насчет развивающейся способности к ясновидению?…

Она сказала это в шутку. Оба знали, что орки никогда не обладали магическими способностями. Однако эти ее слова наводили на мысль, что за фасадом событий скрывается нечто еще, более сложное и таинственное, и вряд ли слишком забавное.

– Отправляемся, – сказал Страйк.

Они ехали весь вечер, постоянно находясь в готовности к любой атаке.

Коилла ехала в хвосте колонны, сзади нее находились лишь тыловые патрули. В какой-то момент к ней присоединился Элфрей.

После того как они обменялись несколькими общими фразами, он бросил быстрый взгляд вперед, потом оглянулся и, убедившись, что никто их не слышит, произнес:

– Меня беспокоит Страйк.

Сразу вспомнив недавний разговор со Страйком, Коилла опешила. Но ничем не выдала своего состояния и просто спросила:

– Почему?

– Ты, наверное, и сама замечала, что он постоянно погружен в себя.

– Да, временами он становится каким-то далеким, – согласилась она.

Элфрей посмотрел на нее скептически:

– Я бы сказал, более чем далеким.

– Ты ведь знаешь, он в состоянии постоянного напряжения. И потом, это же не мешает ему руководить отрядом, верно?

– В наших рядах есть те, кто не согласится с таким утверждением. – Элфрей бросил на Коиллу быстрый взгляд. – Ты знаешь, что я к их числу не принадлежу. На своем веку я перевидал всяких капитанов, – добавил он. – Страйк – самый лучший.

Она

кивком выразила свое согласие, хотя ее собственный опыт был невелик. И в эту секунду она осознала, как стар Элфрей. По крайней мере, как он стар по сравнению с остальными Росомахами. Сей факт она всегда принимала как нечто само собой разумеющееся. И сейчас ее поразило, что это внезапное осознание подействовало на нее с силой, которая была совершенно неадекватна ничтожности наблюдения. Опасность сблизила их, и они впервые за все время по-настоящему вгляделись друг в друга.

– Мы должны поддерживать его, – сказал Элфрей.

– Конечно. И мы будем его поддерживать, мы ведь одна дружина. Даже те, о ком ты упомянул, будут до конца стоять за Страйка. – Коилла сказала так вовсе не потому, что считала, будто он хочет услышать нечто в этом роде.

Удовлетворенный ее словами, Элфрей одобрительно улыбнулся.

Они ехали и ехали, погруженные в свои мысли, с тяжелой от недосыпа головой. Наконец Коилла произнесла:

– То сражение, о котором ты упоминал, у Караскрага…

– Да?

– После твоих слов я подумала: как плохо мы знаем историю. Все забывается, утрачивается. Но ты видел так много… – Она вдруг осеклась, опасаясь, что Элфрей воспримет это болезненно.

Однако, судя по выражению его лица, он ее слова как упоминание о возрасте не воспринял.

– Да, много, – согласился он. – Я видел Марас-Дантию в лучшем состоянии. Это было, когда я только вылупился. Да и позже, когда стал молодым орком, прежние черты еще сохранялись. Конечно, земля была не такой, как во времена наших предков, но все-таки в лучшем состоянии, чем сейчас. Люди еще не захватили землю, и магия только начинала истощаться.

– Но древние расы боролись с чужаками.

– В конце концов пришлось бороться. Проблема в том, что величие нашей земли составляет в то же время и ее величайшую слабость. Мы слишком разнообразны. Старые подозрения и ссоры препятствовали объединению. Некоторые даже не видели, что появилась угроза, а когда увидели, было уже почти поздно. Черт, было просто поздно.

– И с тех пор все катится по наклонной плоскости.

– Именно поэтому так важно сохранять древние обычаи. – Элфрей приложил ладонь к сердцу. – Хотя бы здесь, если больше негде. Уважение традиций начинается с нас самих.

– Немного старомодный взгляд.

– Может быть… Но вспомни о товарищах, которых мы потеряли. Подумай о Слеттале, Врелбиде, Меклуне, Дариге, а теперь еще и о Кестиксе. Мы не смогли даже как следует похоронить погибших и тем самым обокрали их.

– У нас не было возможности. Ты знаешь, во время битвы это не всегда получается.

– В прежние времена такого не бывало. Тогда традиции уважали.

Страстность, с которой он это произнес, поразила Коиллу.

– Я не знала, что ты так из-за этого переживаешь.

– Именно традиции удерживают нас вместе. Забывая о них, мы рискуем. Традиции отличают нас от других, помогают нам… оставаться самими собой. Подумай, как стали пренебрегать Квадратом. Те, кто помоложе, даже насмехаются над ним.

– Должна признаться, я и сама иной раз сомневаюсь, что религия сослужила нам такую уж хорошую службу.

– Не пойми меня неправильно, Коилла, но были времена, когда ни один приличный орк просто не мог сказать подобное.

– Я почитаю богов. Но что они сделали, чтобы защитить нас от бед? А возьми Уни и их единого бога… Что он принес, кроме горя?

– А что еще можно ожидать от ложного божества? Наши же боги, разумеется, пренебрегают нами тем больше, чем больше мы пренебрегаем ими.

На это Коилла ответа не нашла.

Но разговор все равно был прерван криками. Кричали и спереди, и сзади. Солдаты указывали на запад.

Далеко, над океаном, едва вырисовывалась темная фигура. Она двигалась на север. Громоздкое тело закрывало собой угрюмое небо, гигантские зубчатые крылья хлопали. Когда существо изрыгнуло язык пламени (показавшийся на расстоянии крохотным), все сомнения рассеялись.

– Думаешь, нас заметили? – спросил Элфрей.

– Они далеко, и сейчас темно. Так что нас, наверное, трудно заметить. Гораздо важнее, кем они посланы – Дженнестой или Глозеллан?

– То есть, враждебны они или нет? Думаю, мы очень скоро узнаем это.

Они смотрели вслед дракону, пока его не поглотила даль.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать