Жанр: Путешествия и География » Михаил Нестеров » Байкал, река Лена (страница 1)


Нестеров Михаил

Байкал, река Лена

Михаил Нестеров

Байкал, река Лена

Байкал, река Лена

К 1979 году клуб путешественников окончательно убедил нас в том, что пришел наш черед лично побывать в дальнем походе. Походы выходного дня со сплавом по реке Гауе на надувных лодках вселили уверенность в собственных силах, собралась компания: Василич с сыном Мишей, студентом, и коллегами Володей и Сашей. У Володи и Саши был опыт горной четверки, у нас с Мишей опыт походов выходного дня и пеших выходов на рыбалку.

Долго выбирали маршрут: Урал или Сибирь, наконец остановились на истоках Лены - маршруте третьей категории сложности с элементами пятой категории сложности.

Собрали снаряжение: две байдарки Салют, разнокалиберные рюкзаки: Ермак, Яровский, два Абалаковских. Достали дефицит тех пор - тридцать банок тушенки, сгущенки десять банок, сало соленое, крупы разные, сухофрукты и все остальное, что можно было купить в магазинах, насушили сухарей. Поход планировался на 20 ходовых дней. На четверых была одна двухместная альпинистская палатка, два поролоновых коврика и два надувных матраса, спальный мешок был у каждого. Взяли два топора и лучковую пилу с запасным полотном. У каждого была алюминиевая кружка и ложка. Котелки планировали купить в Москве.

Из рыболовного снаряжения взяли 2 спиннинга с набором блесен и одну удочку с катушкой.

Для фотосъемки взяли два фотоаппарата Зенит-ЕТ с запасом пленки.

Подробной карты маршрута или кроков не было, планировали идти по туристской схеме.

Байдарки перед выездом проклеили по кильсонам и стрингерам, как потом выяснилось, резина для проклейки была тонковата, быстро протерлась на камнях.

Взвешивание снаряжения перед выходом показало, что на каждого придется по 55 кг в двух упаковках.

Руководителем похода и завхозом выбрали Володю Кинщака, остальные обязанности распределили с учетом пожеланий участников.

План похода был составлен с учетом литературных источников: поездом до Иркутска, теплоходом Комсомолец до Онгурена, своим ходом на байдарках до метеостанции на мысе Покойники, перевал на верховья Лены и сплав по Лене до Качуга.

Из этой информации следует, что собрались в поход нахальные чайники авантюристы.

Дневник похода

1 июля . Сбор назначили на перроне у поезда Рига-Москва. Саша прибыл на вокзал за 5-10 минут до отхода поезда. Накануне у него родилась дочка, и в его обстоятельствах ему следовало бы отказаться от похода, так как весь поход он торопился домой, что сразу же превратило поход в выбегание, в гонку домой. Цели похода у всех оказались разными. Мы с Мишей хотели половить рыбу, Володя - просто погулять и поработать на свежем воздухе, Саша интересовался поделочными камнями.

2 июля. Приехали в Москву. Переехали на Ярославский вокзал. Мы с Володей подались в туристские магазины за варочной посудой, Саша и Миша присматривали за имуществом. Купили три туристских котла, что вставляются друг в друга. Это их первое достоинство. Второе в том, что они легкие, из дюраля. Все остальное - недостатки: узкое дно - плохо стоят и плохо греются. Потом Саша с Мишей съездили в город. Из Москвы выехали скорым поездом Байкал. Ехали в последнем вагоне. Познакомились с проводницами - студентками из стройотряда, подружились, рубили дрова, топили титан, всегда были с горячим чаем.

3, 4, 5 июля были в дороге. Поезд подолгу стоял на перегонах, так как производился ремонт дороги. По этой причине опоздали ровно на сутки.

5 июля. Приехали в Иркутск. Быстро перебрались на пристань на Ангаре и на Ракете, что обычно ходит на Листвянку, дошли до порта Байкал, откуда обычно отходил Комсомолец. Комсомолец - единственный пассажирский теплоход в то время на Байкале, раз в пять суток обходящий все пристани Байкала. Комсомолец ушел 4 июля. Мы опоздали, хотя вины нашей в том нет. Сходили в порт, нашли капитана сухогруза и договорились с ним о заброске на мыс Покойники за 25 руб и бутылку коньяка, но с его условием, если будет шторм, он везет нас в Северобайкальск, а так остановится напротив метеостанции, посветит нам прожектором, а мы на байдарках своим ходом пойдем на берег. На том и порешили.

На ночь устроились на берегу Ангары около ее истока. Неподалеку были набросаны старые шпалы, их использовали для костра. Володя и Саша переправились на байдарке в поселок лимнологического института, дали телеграмму домой, затем нас с Мишей определили спать, а сами всю ночь жгли костер и караулили, нас не стали будить.

6 июля. Утром по очереди позавтракали в портовой столовой, собрали вещи и к вечеру перешли в порт. Поднялись на борт сухогруза, капитан устроил нас в отсеке на носу, где можно было укрыться от ветра и поспать. Вскоре вышли. Под вечер посвежел ветер, поднялась волна , посмотрели мы на Байкал и пошли спать.

7 июля. Часа в три ночи нас поднял капитан и предложил собирать байдарки. Мы резво собрали одну байдарку, как вдруг затрещал мотор и к борту подошла большая моторка. Спустили на нее нас, наше снаряжение, собранную байдарку и доставили на берег, где мы устроились досыпать. Лодка приходила за солью. На обратном пути теплоход повезет соленого омуля.

Часов в семь нас разбудил егерь по фамилии Фунт, красивый рослый и сильный парень, и пригласил на уху из изюбра, которого Фунт накануне принес на себе из-за перевала. Уха и малосольный омуль были хороши, употребили в шестером флягу спирта, Саша подарил радисту нож, Фунт дал нам окорок от изюбра, килограмм 16-20 соленого омуля.

Затем Фунт погрузил наши вещи на тракторную тележку и на минитракторе доставил нас к подножию перевала, попутно прорубая просеку

нашим топором.

Дальше пришлось идти своим ходом. После оценки груза и нашего состояния я предложил сделать несколько ходок, то есть челночить перевал. Володя и Саша наотрез отказались челночить, все-таки горные туристы, пришлось идти со всем грузом. Бессонная ночь, изменение ритма времени , уха из изюбра со спиртным подорвали наши силы. Дойдя до средины перевала, я забунтовал и сказал, что буду здесь ночевать. Володя и Саша оставили нам бивачное снаряжение, сходили вниз за водой. Я обещал сварить мясо и вскипятить чай, когда они придут за нами. Ребята все же пошли наверх. Мы с Мишей поставили палатку, вскипятили чай. В это время мимо нас на перевал налегке прошли несколько семей туристов. Они сплавлялись по Байкалу и решили сходить на верховья Лены. Спустя два-три часа они прошли обратно.

8 июля. Утром пришли Володя с Сашей. До вершины они не дошли, замерзли, ночевали у костра. Утром поднялись на перевал, оставили свой груз, пришли за нами. Позавтракали, взяли часть вещей и поднялись на перевал. Мы с Мишей остались ставить лагерь, а Володя с Сашей сходили за остальным имуществом. Остальная часть дня ушла на знакомство с местностью, фотографию. Я пережил очень сильный эмоциональный подъем, стало понятно, почему люди ходят в горы. Нашли гурий, сняли записку, оставили свою. Стали укладываться спать, выяснилось, что для четверых палатка тесновата. Первую ночь мы с Володей провели вне палатки, под полиэтиленом. Ночью было холодно, вода в котелках замерзла.

9 июля. После завтрака собрали байдарки. В это время подошла группа туристов, оказались земляки из Даугавпилса. Они выехали раньше нас и успели на Комсомолец. От Онгурена за два дня дошли до метеостанции и с утра начали челночить перевал. Мы собрались и пошли на байдарках, хотя Фунт предупреждал, что воды до ручья Золотокан мало, Лена очень маловодна, что груз нужно нести до Золотокана, что составляет примерно семь километров. Но пока поплыли. Где-то через час подошли к первому водопаду высотой 2-2,5 метра. Под водопадом стояло много хариусов. Обнесли водопад, стали ловить хариусов на мушку. Наловили на уху, сварили, остались на ночь. Для практики поставили нодью, получилось, понравилось тепло от нее. Спали четвером в палатке. Надувные матрасы и поролоновые коврики никак не прикладывались друг к другу, и вообще было тесно, спали валетом.

10 июля. Продолжили сплав и через час дошли до второго водопада-водоската. Володя сходил на разведку и сообщил, что впереди воды нет, даже проводка пустой байдарки невозможна и предложил нести вещи до Золотокана. Саша вспылил, сказал, что ничего не будет больше носить, взял свой рюкзак и ушел на Золотокан. Мы с Володей взяли часть вещей, оставили Мишу при остальных вещах для ловли рыбы, сделали ходку. За это время Миша поймал на червя двух больших ленков и нескольких хариусов. Второй ходкой Миша, Володя и я перенесли остальное. Поставили лагерь на стоянке. Все было чисто прибрано, дрова сложены в кучку и даже стояли цветочки в банке. Миша сварил уху, попробовал и сказал, как лосось в банке. Уха всем понравилась. От Золотокана появилась первая трещинка во взаимоотношениях.

11 июля. Уложились по-походному. Мы с Мишей в одной байдарке, Саша с Володей - в другой. Ремнабор я уложил в карман байдарки. Отношение к байдарке было трепетное. Старались не тереться о камни. Володя с Сашей постепенно от нас уходили. На одной из отмелей решили посмотреть состояние оболочки. Все потертости подклеили. Продолжили движение. Впереди был S-образный прижим. Вместо того, чтобы идти на отрицательной скорости, мы, неумело управляя, влетели в скалу так, что байдарка встала вертикально, я из нее вылетел и поплыл, а потом встал. Миша держался за скалу, держал байдарку и весло, когда увидел, что я стою, поплыл тоже. В это время Володя решил отыскать нас. С высокого берега он увидел всю аварию, быстро спустился к реке, вошел в воду и помог нам выловить снаряжение. В результате аварии безвозвратно замочен фотоаппарат и исчез весь ремнабор: это почти весь резиновый клей, заплатки, ножницы; пропала шапочка. Наиболее ощутимой была потеря клея, так как Володя взял всего два пузырька, я - десять, из которых восемь утопил. Выбрались на высокий правый берег, стали лагерем, я всю ночь сушил вещи у костра. Ночью все время свистели птички. Как потом выяснилось, это были пищухи, сеноставки - родственники зайцев.

12 июля. Начали движение, и вновь возникла необходимость проводить байдарки. В конечном итоге их пришлось проводить 40 километров. По совету из какой-то туристской книжки мы взяли короткие резиновые сапоги, а реке ямки и часто в них приходиться проваливаться, ноги все время мокрые, что для меня и Миши в ту пору было недопустимо. У Миши была травма позвоночника, лежал в больнице, а я недавно вышел из госпиталя после полиартрита. С длинными сапогами проблем бы не было, а с короткими - ноги были все время мокрые. Володя как руководитель похода решил, что байдарки будут проводить он и Саша, а нам с Мишей предложил идти тропами вдоль берега. Троп по берегам много, это и звериные, в том числе и медвежьи, и туристские, натоптанные плотогонами. Поначалу Саша возмутился, а после уступил. Так и пошли, изредка встречаясь на излучинах. Ноги у Саши и Володи всегда были мокрые



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать