Жанры: Классическая Проза, Фэнтези » Вашингтон Ирвинг » Происшествие с черным рыбаком (страница 6)


Прошло порядочно времени, прежде чем он очнулся. Когда он открыл глаза, розовые лучи восходящего солнца играли уже на утреннем небе. Он обнаружил, что лежит на дне лодки и притом жестоко ушиблен. Он попытался приподняться и сесть, но ему было больно пошевелиться. Послышался дружеский и участливый голос, предложивший ему лежать спокойно и не ворочаться. Он посмотрел в сторону говорившего – то был Дирк Вальдрон. Он последовал за Вольфертом и его спутниками по настоятельной просьбе госпожи Веббер и ее дочери, которые с похвальным любопытством, свойственным прекрасному полу, проникли в тайну неоднократных совещаний Вольферта и немецкого доктора. Дирк изрядно отстал от легкого челнока Черного Сэма и подоспел как раз вовремя, чтобы спасти злополучного кладоискателя.

Так завершилось это опасное предприятие. Доктор и Черный Сэм порознь возвратились в Манхеттен, и каждый по-своему рассказывал о пережитых им грозных опасностях. Что касается несчастного Вольферта, то, вместо того чтобы возвратиться в город с триумфом, с грузом мешков, полных золота, он был доставлен домой на носилках в сопровождении целой ватаги сгоравших от любопытства мальчишек.

Его жена вместе с дочерью, завидев издалека это страшное шествие, перебудоражили своим криком соседей; они думали, что несчастный окончил все счеты с жизнью, пав жертвой очередного припадка безумия. Обнаружив, однако, что он еще жив, они мигом уложили его в постель, и у его изголовья собрался синклит престарелых кумушек всей округи, дабы прийти к окончательному решению, каким способом его должно лечить.

Весь город был взбудоражен историей, приключившейся с нашими кладоискателями. Многие побывали на месте ночных событий, но, хотя они и нашли вырытую черным рыбаком яму, все же не обнаружили ничего стоящего, что могло бы вознаградить их за затраченный труд. Некоторые из них, впрочем, утверждали, будто видели там обломок дубового сундука, а также железную крышку кубышки, причем от нее здорово несло золотом; они говорили еще, что в старинном склепе наткнулись на следы тюков и ящиков, но все это было чрезвычайно сомнительно и не внушало доверия.

Говоря по правде, тайна этой истории не разгадана и поныне. Был ли тут зарыт клад, и если был, то унесли ли его той самой ночью те же люди, что зарыли его, или он и до сих пор продолжает таиться в земле под охраной гномов и духов и пребудет там до тех пор, пока кто-нибудь по-настоящему не возьмется за его поиски, – обо всем этом можно лишь строить догадки. Что касается меня, то я склонен придерживаться последнего мнения, ибо я не сомневаюсь, что и здесь и во многих других местах острова и поблизости от него, еще в пору буканьеров и первых голландских поселенцев, были закопаны клады неисчислимой ценности; я искренно рекомендовал бы тем из моих сограждан, которые не поглощены другими делами, всерьез взяться за поиски этих кладов.

Было высказано множество предположений о том, кем же был в конце концов странный моряк, некоторое время тиранивший маленькое братство на Корлировом мысе; моряк, который столь загадочно сгинул и при столь страшных обстоятельствах вынырнул снова.

Некоторые думали, что он был контрабандистом, поселившимся здесь, дабы помогать товарищам выгружать контрабанду в скалистых бухточках острова; другие, – что он был буканьером, соратником Кидда или Бредшо, прибывшим сюда с намерением извлечь из земли таящиеся в ней сокровища. Единственное обстоятельство, которое проливает, правда тусклый, но все же хоть некоторый свет на эту загадку, – это известно о странном, иноземного вида шлюпе, похожем на пиратскую шхуну, который, как передают очевидцы, несколько дней слонялся по Саунду, не спуская никого на берег и не представив доклада властям, тогда как от него и к нему по ночам беспрерывно сновали лодки; заметили, что он стоял близ входа в гавань, едва забрезжило утро, после той ночи, когда приключилась катастрофа с нашими кладоискателями.

Я не могу также не сообщить еще об одном известии, хотя и отношу его к разряду апокрифических, а именно, будто буканьера, которого считали утопленником, видели на рассвете – в руке он держал фонарь – верхом на объемистом морском сундуке. Он плыл через Врата Дьявола, и вода там бурлила и ревела с удвоенной яростью.

Пока вестовщики и вестовщицы округи были заняты этими толками и пересудами, бедный Вольферт, больной и удрученный, лежал у себя в постели с избитым телом и не менее пришибленною душой. Жена и дочь делали что могли, дабы уврачевать его раны – как телесные, так и душевные. Славная старая женщина не отходила от его изголовья, где вязала с утра и до ночи, в то время как его дочь ходила за ним с нежнейшей заботливостью. Они не испытывали также недостатка в участии добрых соседей. Все, что говорится обычно о Друзьях, покидающих нас в несчастье, к ним ни в какой мере не относилось. Вебберы отнюдь не могли пожаловаться на одиночество; не было поблизости ни одной хозяюшки, которая не бросала б своей работы и не присоединялась к кучке женщин, неизменно собиравшихся возле жилища Вольферта Веббера, дабы осведомиться о его здоровье и еще раз обсудить некоторые подробности приключившейся с ним истории.

И ни одна не являлась туда без горшочка с отваром полея, или шалфея, или какой-нибудь мази, или настоя из трав, и каждая рада была показать всему городу и свое лекарское искусство и свою доброту.

Каких только примочек не испробовал бедный Вольферт – и все напрасно! Было больно видеть, как он тает изо дня в день, худеет, становится все бледней и бледней, как

горестно смотрит из-под старого лоскутного одеяла, окруженный кучкою женщин, собравшихся, чтобы сочувственно охать, вздыхать и бросать на него сокрушенные взгляды.

Дирк Вальдрон был единственным существом, приносившим с собою, как казалось, луч солнца в этот дом уныния и печали. Он переступал его порог с веселым видом и бодрым духом и старался вдохнуть жизнь в угасающее сердце бедного кладоискателя; все было, однако, тщетно. Вольферт был, очевидно, окончательно сломлен. Если еще и недоставало чего-нибудь, чтобы довести до предела его отчаяние, то этим оказалось известие, дошедшее до него в самые горестные его минуты: ему сообщили, что городская община собирается проложить новую улицу, которая пройдет посередине его капустного поля. Он видел теперь впереди лишь разорение и нищету; ему предстоит расстаться с последним его оплотом, огородом предков; что же станется с его бедной женою и дочерью? Как-то утром на глаза его, провожавшие взглядом выходившую из комнаты хлопотунью Эми, навернулись слезы. Дирк Вальдрон сидел возле него; Вольферт схватил его за руку, указал на дочь и впервые за всю болезнь нарушил молчание.

– Я ухожу, – сказал он, покачивая головой, – и когда я уйду, моя бедная дочь...

– Оставьте ее на меня, отец, – мужественно сказал Дирк, – я позабочусь о ней.

Вольферт взглянул в лицо этому энергичному статному юноше и понял, что он, как никто, в состоянии взять на себя заботу о женщине.

– Хорошо, – сказал он, – она твоя; а теперь позови мне нотариуса – я сделаю завещание и умру.

Явился нотариус – щегольски одетый, суетливый, круглоголовый маленький человечек – Роорбах или Роллебук, как принято было произносить его имя. Увидев его, женщины принялись всхлипывать и причитать, ибо они считали, что если человек подписывает свое завещание, – значит, он подписывает себе смертный приговор. Вольферт слабым жестом велел им замолчать. Бедняжка Эми скрыла свое лицо и свое горе в пологе постели. Госпожа Веббер, дабы скрыть отчаяние, принялась снова вязать, но оно выдало себя прозрачной слезой, соскользнувшей вниз и повисшей на кончике ее острого носа, между тем как кошка, единственный беззаботный член этой семьи, играла с клубком шерсти, упавшим на пол.

Вольферт лежал на спине; ночной колпак сполз на его лоб, глаза были полузакрыты, на лице лежала печать близкой смерти. Он обратился к нотариусу с просьбой быть покороче, ибо конец его близок и он больше не может мешкать. Нотариус очинил перо, развернул бумагу и приготовился писать под диктовку.

– Дарю и завещаю, – едва слышным голосом произнес Вольферт, – мою небольшую ферму...

– Что вы, неужели всю? – воскликнул нотариус. Вольферт приоткрыл глаза и посмотрел на юриста.

– Да... всю, – повторил он.

– Как! Этот обширный участок земли, засаженный капустою и подсолнечниками, через который городское управление намерено проложить главную улицу?

– Да, он самый, – тяжко вздыхая и откидываясь на подушку, проговорил Вольферт.

– В таком случае, от души поздравляю того, кто станет вашим наследником, – заявил маленький нотариус, расплывшись в улыбку и потирая руки.

– Что вы хотите этим сказать? – спросил Вольферт, открывая глаза.

– А то, что он сделается одним из богатейших людей в нашем городе, – вскричал маленький Роллебук.

Умирающий Вольферт словно отпрянул от порога небытия, над которым успел уже занести ногу; глаза его загорелись; он сел на постели, сдвинул назад красный ночной колпак и уставился на нотариуса.

– Вы это всерьез? – воскликнул он.

– Совершенно всерьез, – ответил нотариус. – Да, когда по этому обширному полю и лугу пройдет улица и они будут разбиты на строительные участки, их владельцу, наверное, не придется гнуть спину перед богатыми.

– Вы не шутите? – вскричал Вольферт, спустив одну ногу с кровати. – Знаете, пожалуй, я пока повременю с завещанием.

К изумлению всех, умирающий мгновенно преобразился и в самом деле воскрес. Искорка жизни, что едва теплилась в его теле, получила новый запас горючего; она разгорелась, когда маленький суетливый нотариус влил масло радости в его душу. И она снова вспыхнула ярким пламенем. Ищите, следовательно, лекарство для сердца, вы, которые тщитесь оживить тело удрученного человека!

Прошло несколько дней, и Вольферт восстал со своего одра; еще через несколько дней на столе его появилась груда папок с делами, планы строительных участков и улиц. Маленький Роллебук – его правая рука и советник – был неотлучно при нем и, вместо того чтобы составлять его завещание, помогал ему в гораздо более приятном занятии – в сколачивании богатства.

В самом деле, Вольферт Веббер оказался одним из тех довольно многочисленных почтенных голландцев, состояния которых составились без всякого участия с их стороны: они цепко держались за наследственные акры земли, сажали на окраине города турнепс и капусту и кое-как сводили концы с концами, пока, наконец, городская община безжалостною рукою не провела через их владения новых улиц, и они внезапно пробудились от летаргии, обнаружив, к своему изумлению, что они богаты.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать