Жанр: Разное » Даниял Ибрагимов » Противоборство (страница 105)


Благодаря конструктивным новшествам, резкому увеличению углов наклона с дифференцированием брони более чем в два раза повышалась снарядостойкость корпуса. Причем это достигалось без значительного увеличения массы танка. На нем устанавливалась та же 122-миллиметровая пушка, но система управления огнем была улучшена. Теперь командир танка имел независимый [454] от наводчика механизм горизонтальной наводки башни. Это уменьшало время наведения пушки на цель, обнаруженную командиром. Новая установка зенитного пулемета ДШК позволяла вести огонь по самолетам как заряжающему, так и командиру. Танк не имел командирской башни. За счет этого и некоторого уменьшения клиренса удалось снизить на 30 сантиметров высоту танка по сравнению с ИС-2. Место водителя располагалось по оси машины.

Когда коллектив СКБ-2, работая над новой машиной, решил все вопросы по ней, надо было докладывать директору завода. Не без волнения шли Духов и Балжи к Зальцману. «Согласится ли директор с нашими новыми идеями? – думал главный конструктор.– Ведь он уже приложил много усилий для создания объекта 701, гордится этой машиной и видел ее в действии. Так захочет ли поддержать проект, в котором лишь общие черты будущего тяжелого танка».

Но Духов знал, что директор ярый приверженец нового в танкостроении. Он всегда давал возможность во всю широту развернуться технической мысли инженеров.

Выслушав предложение, Зальцман долго сидел в задумчивости, дымя папиросой. Казалось, он забыл, что перед ним сидят главный конструктор и его заместитель. И вдруг, словно опомнившись, спросил:

– Когда будут готовы чертежи для производства?

– Через месяц,– выпалил Балжи.

– В основных группах,– уточнил Духов, чтобы на всякий случай оставить немного резервного времени для исполнителей.

– Никаких основных групп! – отрезал директор. Он вызвал начальника опытного производства Николая Давыдовича Швелидзе, ввел его в курс дела, поставил задачу: за месяц опытные образцы должны быть готовы. Перевернув тридцать листков календаря, Зальцман написал: «Срок готовности танка».

– Успеем ли? – озабоченно спросил Балжи главного конструктора, когда они вышли от директора.

– Обязаны!

На изготовлении нового танка Духов сосредоточил все творческие силы, освободив инженеров от других дел. Все работали на новый объект 703. [455]

Уже осенью 1944 года завод выпустил первые десять опытных образцов танка, который назвали ИС-3. В кратчайший срок их нужно было всесторонне проверить и ставить на производство.

Первый выезд закончился неудачно. Проехали километра два, а температура двигателя поднялась до 120 градусов, вода в радиаторе закипела.

– Возвращаемся! – подал команду Николай Леонидович.

В сборочном цехе он дал распоряжение механикам проверить систему охлаждения, заменить, если нужно, радиатор. Когда все было готово, Духов снова занял место командира танка и сказал механику-водителю Бусыгину:

– Полный газ и максимально высокую передачу. Проверять так проверять!

Казалось, из цеха танк вылетел. Промчался через проходную и в поле. Через некоторое время двигатель снова начал перегреваться. Бусыгин, уловив в голосе Николая Леонидовича недовольство, уменьшил скорость и стал поворачивать танк к заводу.

– Правильно делаешь,– похвалил его Духов.– Что-то мы, конструкторы, недоделали, будем исправлять ошибки.

В цехе попросил Бусыгина:

– Нужно снять топливные баки.– Николай Леонидович, пометив мелом место, добавил: – Сюда поставить два масляных радиатора, прикрепить их. Это должно увеличить охлаждение. Тогда двигатель не будет так перегреваться. До вечера сделать обязательно. Сегодня же пойдем в ночной пробег.

Подошло время нового испытания.

– Николай, пятьдесят километров на полном газу!– скомандовал Духов, надев шлемофон.– Посмотрим, как теперь поведет себя двигатель.

Танк рванул с места и помчался вперед, рассекая влажный осенний воздух. Мощно ревел двигатель. А главный конструктор требовал:

– Еще, еще газу!

А сам поворачивал башню с пушкой то в одну, то в другую сторону, пробовал прицелиться на самых больших выбоинах. Каждые две-три минуты интересовался температурой воды.

На остановке, когда сели перекусить, Духов [456] достал блокнот, стал что-то записывать. Потом сказал:

– То, что мы сделали, не обеспечивает требуемую температуру. Надо еще думать над этим вопросом.

На завод возвратились поздно ночью. Николай Леонидович отослал механика-водителя спать, а сам, обойдя сборочный и механический цехи, направился в служебный кабинет. Посидел полчаса и понял, что ничего сегодня уже не сделает. Усталость брала свое. Шофера не захотел будить и решил добраться домой пешком. Оделся и пошел к трамвайной остановке.

Был уже первый час ночи. Трамваи в это время ходили с большим интервалом.

– Берет морозец,– подойдя к Духову, сказал Георгий Васильевич Крученых из конструкторского бюро.

– Берет! – засмеялся Николай Леонидович.– А когда-то я на таком морозе в майке бегал!

Крученых, занимавшийся на ИС-3 вооружением, стал расспрашивать, как действует пушка на танке, что нужно доработать. Николай

Леонидович посоветовал, как можно упростить некоторые узлы. Потом, посмотрев на часы, махнул рукой.

– Бывайте, Георгий Васильевич, я побежал, а то до утра не доберусь.

Справа ритмично работали цехи танкового гиганта, а слева притих поселок рабочих ЧТЗ. Ни одно окно в жилых домах не светилось.

...В декабре 1944 года маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров осматривал в Москве образцы боевой техники, представленные разными заводами страны.

– Вот такая машина нужна армии! – сказал маршал в конце осмотра, показывая на детище КБ Духова.– Если тридцатьчетверки с 85-миллиметровой пушкой били на сандомирском плацдарме «королевские тигры», то этот танк с ними расправится, как с тигрятами.

С начала 1945 года ИС-3 стал поступать в войска. Параллельно шло производство ИС-2. Причем выпуск машин первой модели не снижался.

Долгое время ИС-3 считался образцом для подражания при конструировании новых тяжелых машин. Еще в 1956 году один американский военный журнал писал:

«ИС-3 представлял собой выдающийся танк с мощной [457]

пушкой и отличной броневой защитой».

Его копировали американские конструкторы, создавая после войны тяжелый танк М-43, и английские– при разработке танка «конкэрор».

23 февраля 1945 года главный конструктор Челябинского Кировского завода Н. Л. Духов выступил в заводской газете «За трудовую доблесть» со статьей «Кировские танки идут на Берлин». Николай Леонидович писал:

«Наши тяжелые танки и самоходные орудия, превосходящие вражескую технику, наносят врагу сокрушительные удары. Кировские танки имеют более сильную бронезащиту и самую мощную в мире пушку. Их роль особенно велика при осуществлении операций на окружение. В нынешнем своем грандиозном наступлении Красная Армия широко и успешно применяет эту тактику».

В своей статье главный конструктор кратко упомянул достижения советского танкостроения. Война показала подлинное превосходство отечественной боевой техники над гитлеровской. Из трофейных документов стало известно о беспросветном тупике, в который забрели гитлеровские конструкторы тяжелых танков.

Создатели нашей машины были удостоены высоких правительственных наград и Государственных премий. Среди них яркой фигурой был Н. Л. Духов – признанный руководитель проектов ИС-3 и ИС-4.

Советские тяжелые танки, принимавшие участие в боях Великой Отечественной войны, заслуженно пользовались высокой репутацией. Выдающиеся достижения наших танкостроителей получили признание и в капиталистических странах. Их наиболее объективные деятели дают весьма высокую оценку советским тяжелым танкам как военного времени, так и появившимся позже.

Было бы однако наивным ожидать объективной оценки от всех военных деятелей стран НАТО. В качестве примера сошлемся на изданную в Лондоне книгу «Ред Арме». Ее автор некто Р. М. Огоркевич чего только не придумал, чтобы принизить и очернить советскую танковую технику. Он даже утверждает, что «...общая конструкция КВ была заимствована у более ранних немецких танков»?! [458]

Это у каких же танков было заимствование, позволительно спросить автора? Как известно, ранние немецкие танки в отличие от советских не имели ни противоснарядной брони, ни дизеля, ни торсионной подвески. В 1941 – 1942 годах фашистские танки все до одного оказались слабее танков КВ-1.

Господин Огоркевич утверждает далее, что якобы английский танк «матильда» получил боевое крещение на год раньше, чем КВ-1. Но боевое крещение танка КВ-1 произошло 17 декабря 1939 года.

Автор «Ред Арме» додумался до утверждения, что единственной чертой развития советского танкостроения является... массовое производство. Да, чего только не напишет человек, ослепленный ненавистью ко всему, что идет из стран социализма! Ведь вся цель подобных «трактатов» – внушить доверчивому читателю мнение о творческой бесплодности советской конструкторской мысли.

Подобные потуги, конечно, не имеют ничего общего с действительностью. Как мы показали, наши тяжелые танки с самого начала их зарождения имели оригинальные конструкции. Некоторые конструктивные недоработки КВ-1 объяснялись тем, что это была совершенно новая машина, делавшаяся в необычайно короткий срок. Что касается приспособленности к требованиям массового производства, то такая особенность конструкции танков всегда была большим достоинством советских боевых машин. Именно этим качеством не обладали столь полюбившиеся господину Огоркевичу танки гитлеровской армии.

Уж если говорить о конструктивных заимствованиях, то надо сказать, что бортовые передачи танков «тигр» и «королевский тигр», как и конструкции их люков-лазов, а также некоторых других элементов боевой защиты носят отчетливые следы влияния конструктивных решений, ранее примененных в советских КВ-1.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать