Жанр: Разное » Даниял Ибрагимов » Противоборство (страница 95)


По поручению В. А. Малышева основной доклад в Совнаркоме пришлось делать Н. Ф. Шашмурину. Николай Федорович подробно изложил сравнительные данные двух вариантов тяжелого танка. Присутствующий тут же В. Г. Грабин резко возразил против проекта вооружения танка пушкой 122-миллиметрового калибра Д-25 конструкции Ф. Ф. Петрова. И, надо сказать, его возражение не было беспочвенным. 100-миллиметровая пушка, которую он предлагал установить, по ряду показателей превосходила 122-миллиметровую. Она легче, начальная скорость ее снаряда на 100 метров выше, что весьма немаловажно для танкового орудия. Скорострельность выше в два раза, дальность стрельбы одинакова. Было еще преимущество и в том, что пушка Грабина заряжалась унитарным патроном, тогда как петровская пушка имела раздельное заряжание. Масса снаряда 100-миллиметровой пушки была 15,6 килограмма, а 122-миллиметровой – 25 килограммов. Следовательно, при грабинском варианте можно увеличить боекомплект.

Но... Было одно «но», которое видели пока только сторонники пушки Петрова. 25-килограммовый снаряд 122-миллиметровой пушки имел более мощную разрушительную силу у цели. Недаром она считалась корпусной. Тем более, что война скоро должна была подойти к границам СССР и после изгнания врага с нашей территории предстояло освобождать порабощенные народы Европы. Опыт боев показал, что гитлеровцы для организации обороны сплошь и рядом используют города, другие населенные пункты с прочными стенами домов. Оборудованные в них огневые точки придется разрушать. Это не под силу 85– и 100-миллиметровым пушкам. Были и другие аргументы в пользу петровского орудия. Учитывалось, что гитлеровские конструкторы создадут еще что-нибудь похлеще «тигра». Это предвидение, как известно, оправдалось. К концу войны в стане врага появился «королевский тигр».

Дополнительное сообщение по обсуждаемым вариантам сделал Ж. Я. Котин, в котором он отметил, что вариант установки 122-миллиметровой пушки опирается [411] на опыт Кировского завода и коллектива конструктора Ф. Ф. Петрова по созданию артсамохода СУ-152.

«Помнится,– рассказывал Николай Федорович Шашмурин,– как участвовавший на совещании В. А. Малышев подошел к Молотову и между ними произошел разговор, о содержании которого можно только догадываться. После этого Молотов коротко резюмировал:

– Мы посоветовались и считаем, что кировцам можно верить».

Таким образом, танки ИС получили путевку в жизнь.

В июне 1943 года, накануне грандиозной Курской битвы, начались первые испытания танков ИС-1.

Дня рождения новой машины с нетерпением ждали все – от ее ведущего конструктора до директора опытного завода, где изготавливались первые образцы ИС-1. Еще никто не знал, как зарекомендует себя танк, пройдет ли все испытания, а на сердце у всех уже трепетала радость.

Эта новенькая машина, только что покрытая краской защитного цвета, в своем стремительном порыве была грозна и в то же время прекрасна. Котин и Шашмурин первыми приблизились к ИС-1. Обошли ее несколько раз, придирчиво осмотрели. Потом остановились неподалеку и залюбовались. Один за одним к ним подходили конструкторы, технологи, сборщики. Котин спросил о готовности.

– Можно начинать,– подал знак Шашмурин механику-водителю, и тот исчез в башне. За какую-то минуту грохот танка заглушил все голоса, и машина, окутанная дымом, плавно тронулась с места.

– Пошла, пошла! – радостные голоса перекрыли грохот машины.

Конструкторы и производственники ликовали, поздравляя друг друга.

В это время танк проворно развернулся в пролете цеха и, лязгая траками по бетонному полу, направился к воротам цеха. За несколько метров от них механик-водитель включил высшую передачу, прибавил газ, и машина рванулась еще быстрее. Вмиг она вылетела из цеха и помчалась по заводскому двору к проходной.

Выпуск первых трех образцов ИС-1 прибавил конструкторам работы. В пробегах танка на полигоне предстояло узнать, каков он, выявить его недостатки и срочно их ликвидировать. Эта задача была успешно решена. [412]

Но постановка машины на производство задержалась медленным освоением ее ходовой части и трансмиссии. Из-за отсутствия необходимых станков осложнялась обработка колес, балансиров, барахлили бортовые редукторы. В общем, недоделок у нового танка было еще достаточно.

Понятно, что уже в начале разработки танка ИС-1 сформировалось убеждение, что необходимо установить новую башню с мощной пушкой и на КВ-1С. Серьезные переделки, усложняющие производство и ухудшающие ряд боевых характеристик серийного танка (нарушалась снарядостойкость бронекорпуса, ликвидировались место для стрелка-радиста и люк водителя и пр.), потребовали изготовления экспериментально-макетного образца, чтобы по нему прийти к окончательному решению. Короче говоря, была осуществлена очередная модернизация танка КВ, получившего индекс КВ-85. Его тут же, в июне – июле 1943 года, и начали выпускать. Литая башня с большой толщиной брони, достигавшей 100 миллиметров, и 85-миллиметровая пушка, естественно, увеличили массу танка до 46 тонн, тогда как масса ИС-1 составляла 44 тонны. Число членов экипажа, как и у ИС-1, сократилось до четырех человек, что также было большим благом, а количество пулеметов уменьшилось до двух. Скорость же машины осталась прежней – 42 километра в час.

Не все оказалось удачным в КВ-85. Например, его высота, на что обратил внимание конструкторов Танкограда командующий

бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал Я. Н. Федоренко. Он детально проанализировал машину, дав высокую оценку ее боевым качествам, но обратился к конструкторам с просьбой уменьшить высоту танка.

Выполнить эту просьбу оказалось непросто. Лишь в процессе совместной работы конструкторов-танкистов и мотористов эта задача была успешно решена как для КВ-85, так и для ИС-1 и ИС-2.

Таким образом, ИС-1 существенно отличался от КВ-1 и КВ-1С. В нем по-новому был скроен корпус, установлена башня с 85-миллиметровой пушкой КБ Петрова, поставлены измененные силовые узлы: коробка передач, бортовые редукторы, механизмы поворота. Другая компоновка этих узлов затронула и сопрягаемые узлы и агрегаты, и в них тоже были [413] изменения.

Особое внимание было уделено двигателю. Улучшению его эксплуатационных характеристик и повышению надежности помог ряд конструктивных мер, внедренных в исходный прототип дизеля В-2К. Новый двигатель получил марку В-2ИС.

Для существенного увеличения коэффициента приспособляемости на двигатель устанавливался всережимный регулятор, пристыковывалась водяная помпа. Повышалась эффективность работы системы очистки всасываемого двигателем воздуха и его охлаждения.

Конечно, машины нуждались в доводке и отладке. А что именно предстояло доводить и отлаживать, должны были показать предстоящие испытания, которые начались в апреле 1943 года.

Конструкторы опытного завода во главе с Шашмуриным дни и ночи пропадали то в грохочущем цехе, то на испытательном танкодроме и полигоне.

Весна в этих местах наступает поздно. И днем в апрельские дни подтаявшие снег и земля, перемешиваясь под гусеницами танков, превращались в непролазные топи.

Ходовые испытания танка ИС-1 проходили в лесисто-степном районе, прилегающем к Челябинску. Их результаты были весьма успешными, что подтверждало правильность принятого решения о применении элементов машин серийного производства.

Серьезным конструктивным дефектом было разрушение подшипников направляющего колеса (ленивца) ходовой части. Его причиной оказался мокрый снег. Попадая между гусеницей и направляющим колесом, он распирал их, и вследствие этой огромной распирающей силы деформировалась ось ленивца. При этом или глох двигатель, или с направляющего колеса сбрасывало гусеницу.

Долго бились конструкторы над устранением этого дефекта. Вот, казалось, все учли, внесли нужные изменения. Но стоило танку пройти 30 – 40 километров по мокрому плотному снегу, как дефект давал о себе знать.

Н. Ф. Шашмурин вспоминает, как ему вместе с П. К. Ворошиловым в связи с деформацией оси ленивца пришлось в распутицу пешком преодолеть около 50 километров [414] от аварийной машины до базы (опытного завода) для получения запасных частей.

Найти выход помог А. Н. Рабинович – преподаватель Сталинградского механического института, эвакуированного в Челябинск. Он предложил увеличить не запас прочности ленивца, а запас деформации. То есть ось ленивца следовало делать длиннее, и за счет этого она должна была стать более гибкой. Когда Абрам Наумович впервые пришел с этим предложением к конструкторам опытного завода, они смотрели на чертежи и расчеты Рабиновича с недоверием. Но попробовать согласились. И танк пошел.

В разгар испытаний в Челябинск приехал заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал И. А. Лебедев. Конструкторы, заранее оповещенные о его приезде, старались как можно убедительнее показать результаты проведенных работ. Соответствующую документацию разместили в отдельной комнате. Но Лебедев в нее заходить не стал.

– Показывайте танк в деле и рассказывайте все о нем,– сказал он.– Что хорошо, что плохо?

Иван Андрианович долго осматривал новую машину. Примерялся к каждому месту в ней. Потом долго расспрашивал испытателей. И ничего не записывал. Размышлял. И нередко предлагал решение, которое искали конструкторы и испытатели.

Испытания продолжались. Ночью – за город, с рассветом – танк на маршрут, с наступлением темноты – обратно на завод. Так продолжалось до тех пор, пока не убедились, что новая машина оправдает надежды. Все показатели оказались превосходными.

...И вот в обкоме партии снова появились И. М. Зальцман, С. Н. Махонин, Ж. Я. Котин.

– Что случилось? – встретил их вопросом первый секретарь обкома Н. С. Патоличев.

– Приезжает нарком – надо показать танки,– в один голос заявили все трое.

Да, кажется, В. А. Малышеву пора уже показать новую машину. Тем более, что заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками генерал И. А. Лебедев видел ее, сам опробовал и остался доволен. Безусловно, он доложил о танке своему начальнику генералу Я. Н. Федоренко, а тот мог уже сообщить [415] Сталину. Как-то неудобно получится, если председатель ГКО будет знать о созданном в инициативном порядке тяжелом танке, а завод и тем более нарком Малышев молчат... А пока сам он не видел машину, о чем можно докладывать?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать