Жанр: Разное » Даниял Ибрагимов » Противоборство (страница 97)


Второе фиаско Фердинанда Порше

Наступал новый, 1943 год – год новых славных побед нашего оружия.

Гитлер встречал этот год в «Вольфшансе» в Восточной Пруссии. Приближался двенадцатый час ночи, и свита фюрера уже наполнила бокалы шампанским. Для Гитлера был налит вишневый сок... С напряженным видом, волоча ногу, фюрер обходил рождественскую елку.

На радиостанции «Вольфшансе» шли два потока информации: один – самый мощный – из Сталингоада, где уже была решена судьба 300-тысячной армии Паулюса; второй – краткими импульсами – от скал Нордкапа. Из Сталинграда доносился скрежет битых танков Гота. А в сигналах с моря тоже читалась тревога. Два немецких эсминца в этот момент уже уходили на дно. Кроме того, английские снаряды угодили в котельные отсеки «Хипнера» – тяжелого крейсера.

Имперский министр вооружений и боеприпасов Шпеер и начальник генерального штаба Гальдер положили на стол Гитлера отчет полковника Крамера о действиях первых шести танков «тигр» под Мгой. Кажется, из жерл советских корпусных пушек вылетала сама ненависть к врагу вместе с тяжелыми снарядами, которые разорвали крупповскую бронированную шкуру «тигров».

Все это вместе взятое переплелось в один крепкий узел, и фюрер отметил празднование Нового года очередной истерикой.

Не прошло и трех недель после рождества, как Гитлеру вновь испортили настроение. Командующий группой армий «Дон» Манштейн сообщил Гальдеру, что применение «тигров» из 502-го отдельного тяжелого танкового батальона, впервые введенных на рубеже р. Куберле 6 января 1943 года, а затем 11 января у Пролетарской на р. Маныч, ожидаемого эффекта не дало.

В еще худшем положении оказалась рота «тигров», в составе 503-го отдельного тяжелого танкового батальона, направленная в группу армий «Север». Мало того, что «тигры» вязли в болотах «бутылочного горла», два из них были захвачены советскими войсками при прорыве блокады Ленинграда у Синявинских высот 3 и 17 января 1943 года.

Гитлер вызвал к себе рейхсминистра вооружений и потребовал довести ежемесячный выпуск различных танков до 1500 машин, а в марте приказал увеличить расходы на танкостроение вдвое. Этой отрасли были представлены особые преимущества в обеспечении сырьем, рабочей силой. Тогда же фюрер приказал к 12 мая 1943 года увеличить выпуск «тигров» и «пантер» до 500 единиц, изготовить 90 истребителей танков «элефант» («фердинандов»), 150 штурмовых орудий «носхорн», «артштурм» и «хуммель». При этом он заявил, что исполнен решимости любыми методами восстановить боевую мощь войск на фронте, и любое сопротивление проведению в жизнь положений этого приказа будет пресекаться драконовскими мерами.

Еще только что была прорвана блокада Ленинграда, еще только кипел и бурлил Сталинградский котел, в котором варилась обреченная на гибель армия Паулюса, чему не могли воспрепятствовать и «тигры», на которые фюрер возлагал столько надежд, а борьба за качественное превосходство в области создания танковой техники [421] уже вступила в новую фазу. Гитлер дал задание создать более мощный танк, чем «тигр».

В январе 1943 года заказы на создание такого танка получили две фирмы, выпускавшие T-VI «тигр»; фирма «Хеншель» и фирма «Порше КГ». Проект получил шифр VK 4503 – танк «тигр II».

Однако новая программа оказалась невыполненной, несмотря на угрозы принять драконовские меры. За первые три месяца 1943 года бронетанковая промышленность Германии выпустила всего 1737 танков и штурмовых орудий. Среднемесячный выпуск составлял 579 машин. «Тигров» выпустили 104 единицы. В то же время были изготовлены первые 77 танков T-V «пантера».

Возникало немало трудностей, связанных с переводом производства одних типов танка на другие. В Германия во время войны на производство одного танка затрачивался труд 1000 человек в течение 10 дней. Нехватка сырья и недостаток квалифицированных кадров также снижали выпуск танков.

Однако геббельсовская пропаганда не унывала. Она продолжала изощряться в описании небывалой мощи новых видов вооружения. Помимо стремления оказать психологическое воздействие на Красную Армию, ее командиров и бойцов, угасить их наступательный дух, силу которого фашисты уже не раз испытали на себе, цель этой пропагандистской кампании состояла, главным образом, в желании поднять подавленное настроение фашистских войск, подбодрить их веру в свою непобедимость, поднять сильно упавший престиж гитлеровской Германии в глазах ее союзников. Вот почему немецко-фашистская пропаганда продолжала усиленно бить в барабаны и победные литавры, забыв о том, что после сражения под Москвой и Сталинградом удары барабанных палочек сменились стуком топоров в похоронных командах, изготавливавших березовые кресты своим бесславно погибшим солдатам.

Но справедливость требует сказать, что за шумной пропагандистской кампанией, за этим рекламным фасадом, без которых гитлеровцы не могли обойтись, шла и настоящая, широкомасштабная организаторская работа по увеличению выпуска новой бронетанковой техники.

В этой связи вернемся к проекту VK 4503– «тигр II». [422]

Своим появлением на свет эта машина обязана давнему стремлению Гитлера установить на танке мощную 88-миллиметровую зенитную пушку длиной 71 калибр, за которую он ратовал еще 26 мая 1941 года на совещании в Бергхофе, когда рассматривались проекты и макеты «тигров», разработанные фирмами Хеншеля и Порше.

И вновь доктор Фердинанд Порше проиграл. На вооружение приняли машину главного конструктора танкового отдела фирмы «Хеншель»

Э. Андерса. Танк нарекли «королевским тигром», присвоив марку T-VIB, или, как его именуют немецкие справочники, «тигр II».

Андерс внес много нового в конструкцию «королевского тигра» по сравнению с его предшественником, особенно в корпус машины, отказался от установки броневых плит под прямым углом. В конструкции корпуса было немало заимствований от нашего танка Т-34.

Бронирование нового танка по сравнению с «тигром» было усилено. Лобовая броня имела толщину 150 миллиметров, борта – 80 миллиметров. Но усиленное бронирование наносило ущерб другим качествам машины.

Большое значение конструкторы придавали удобству работы экипажа. В удлиненной кормовой нише башни, вблизи казенной части пушки, укладывалась в горизонтальном положении часть боекомплекта. Это позволяло заряжающему тратить минимум усилий. В результате была достигнута довольно высокая скорострельность: 7 – 8 выстрелов в минуту.

Девять опорных катков с каждого борта, расположенных в шахматном порядке, имели индивидуальную торсионную подвеску. Длину танка пришлось увеличить, чтобы удлинить опорную площадку гусениц, разместить более мощный двигатель и расширить боевое отделение.

Башне нового танка придумали обтекаемую форму, навесили запасные гусеничные траки, которые усиливали ее стойкость при попадании снаряда. Башня имела командирскую башенку с круговым обзором. Борта машины, где они не прикрывались опорными катками, защищались фальшбортами.

Стремясь повысить пробивную силу снаряда, Андерс решил вытянуть и без того длинный хобот «тигра». Пушечный ствол достиг 6,2 метра и почти сравнялся с длиной корпуса танка. В дополнение к пушке он был вооружен еще двумя пулеметами.

Танк иолучился действительно большим и тяжелым, Над землей он возвышался на 2,9 метра. Его длина составляла 7,3, а ширина около 4 метров. Общая масса равнялась 68 тоннам. Экипаж насчитывал 5 человек. На танке был установлен двигатель «майбах» мощностью 700 лошадиных сил, позволявший развивать скорость до 35 километров в час. Расход горючего на 100 километров составлял 864 литра, запас хода по шоссе – 170 километров.

Снаружи стальные плиты корпуса танка штукатурились раствором цемента, предохранявшим от воспламенения. Почти вдвое шире, чем обычные, гусеницы нового танка должны были обеспечить машине повышенную проходимость.

После испытаний и неоднократной доводки в ноябре 1943 года «тигр II» был принят на вооружение вермахта, но серийное производство его началось лишь в январе

1944 года. Оно шло медленно, и только со второго квартала фирма стала выпускать в месяц по 18 – 20 «королевских тигров».

«Королевские тигры» предназначались в основном для борьбы с советскими танками. Теперь фашистским генералам, как и фюреру, было уже не до глубоких прорывов начала войны. Ведущая роль отводилась самоходным истребителям танков.

Э. Андерс продолжал налаживать серийное производство «королевских тигров». Ну а чем же занимался в это время Ф. Порше? Он со своей фирмой пытался найти счастье в новом проекте танка, который обозначался Е-25. Это был последний проект конструктора, относящийся к маю 1944 года. Танку по заданию министерства вооружений и боеприпасов вермахта предназначались 105-миллиметровая пушка с небольшим откатом, 30-миллиметровая зенитная пушка и два курсовых пулемета. Скорость по шоссе составляла 60 километров в час, а запас хода – 220 километров.

Но для того чтобы двигать такую машину с высокой скоростью, нужен мощный мотор, а его не было. «Майбах», форсированный до 700 лошадиных сил, для «королевского тигра» не годился. Поэтому Порше занялся конструированием дизельного двигателя мощностью 1000 лошадиных сил с воздушным охлаждением. Двигатель имел 16 цилиндров, расположенных Х-образно, с рабочим объемом 37 литров. [424]

По своим габаритам проектируемый дизель был наполовину меньше других двигателей данного класса. При удачном исходе испытаний планировалось установить этот дизель и на серийных танках.

На заводах фирмы «Нибелунгенверк» был изготовлен его первый образец. Он успешно прошел испытания, и в целях опытной эксплуатации его установили на один из танков T-VIB «королевский тигр».

Однако наладить выпуск нового двигателя Порше не удалось. Все производственные мощности моторостроительных заводов Германии были до предела загружены. Поставщики моторов из-за больших потерь танков на Восточном фронте не успевали удовлетворять потребности танкостроительных заводов и полевых ремонтных баз. Поэтому от освоения и производства нового двигателя Порше отказался.

Ну а раз не было двигателя, то не нужен стал и сам танк Е-25. Так и не пошло в производство детище доктора Порше.

Неудачи с конструированием, различные неурядицы с чиновниками аппарата министерства вооружений и боеприпасов, а также с рейхсминистром Шпеером вынудили Порше (отца и сына) покинуть Штутгарт и во второй половине 1944 года перебраться в Австрию в Целль-Ам-Зее. Сюда были переведены конструкторское бюро и экспериментальный отдел фирмы «Порше-КГ». Потом из Австрии отец и сын Порше отправятся в плен, но об этом чуть позже.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать