Жанр: Фэнтези » Дэйв Волвертон » Рожденная чародейкой (страница 3)


На девушке было прозрачное шелковое платье лавандового цвета, и в руку ей кто-то вложил серебряный кинжал.

Миррима поняла, что это Саффира, жена Радж Ахтена. Габорн послал Боринсона за нею в Индопал, надеясь, что она уговорит Радж Ахтена примириться с Рофехаваном. Габорну ничего не оставалось тогда, кроме как просить о перемирии. Саффира же имела сотни даров красоты и голоса. Она была прекрасней всех женщин мира, и речь ее могла заворожить кого угодно.

Значит, Боринсон все-таки нашел Саффиру и привез ее в осажденный Каррис. И теперь она лежала мертвая, среди мертвых Неодолимых. Миррима решила, что эти воины входили в ее свиту, и подумала, что Боринсон тоже должен быть где-то неподалеку.

Командира индопальцев она определила сразу. На него смотрели все собравшиеся у костра воины, и многие стояли при этом на коленях.

Он сидел на сером имперском коне, глядя на мертвецов, и говорил что-то ровным, угрожающим голосом.

В свете костра казалось, что в его темных глазах блестят слезы. На черном одеянии его, на груди справа виднелась эмблема Радж Ахтена, красный трехглавый волк. Над волками раскинулись золотые совиные крылья, над крыльями горели три звезды.

Эти знаки отличия говорили о том, что он не простой Неодолимый и даже не капитан Неодолимых.

У ног жеребца стояли на четвереньках несколько человек в черных бурнусах. Один из них испуганным голосом отвечал командиру.

Кажется, здесь происходило какое-то разбирательство. Но Миррима ничего не могла понять.

Тут сзади к ней подошел Неодолимый, высокого роста воин с вплетенными в волосы бусинами из слоновой кости и с раздвоенной бородой. В его темных глазах и на золотом кольце в носу играли отблески костра.

Он улыбнулся, то ли приветствуя девушку, то ли давая понять, что не имеет дурных намерений. Затем выпятил подбородок в сторону командира и сказал тихо:

— Ты видеть его? Это Укваз Фахаракин, вождь ах'келлах.

Имя это поразило Мирриму, как удар копья. Оно было известно даже в Гередоне. Укваз Фахаракин слыл одним из самых могущественных воинов Радж Ахтена. Ах'келлахцы же слыли самым уважаемым из всех пустынных племен. Это были судьи и законодатели, разрешавшие все споры между кочевниками.

И то, что Укваз Фахаракин был разгневан, не предвещало ничего хорошего тем, на кого он гневался.

Неодолимый неловко протянул ей руку, словно здороваться так ему приходилось нечасто.

— Меня звать Аким.

— Что у них случилось? — спросила Миррима.

— Его племянник Пэштак убить сегодня, — сказал Аким. — Сейчас он спрашивать, кто видел.

— Племянник Фахаракина убил кого-то?

— Нет, убить Пэштака Фахаракина, — он кивнул в сторону мертвого Неодолимого, который лежал рядом с самой Саффирой, словно на почетном месте. — Он быть капитан Неодолимых, его все знать, как и других здесь.

— Кто же его убил? — спросила Миррима.

— Радж Ахтен.

— О! — тихо выдохнула Миррима.

— Да, — сказал Аким. — Один, кого убить, не сразу умер, успеть сказать. Он говорить так: «Радж Ахтен призвать Неодолимых после битвы, чтобы убить Короля Земли — человека, который стать ему родственником, потому что взять в жены Иом Ванисалаам Сильварреста. Сражаться с родственник — это великое зло. Убивать своих людей — тоже зло».

И по тону его Миррима поняла, хоть он и не сказал этого, что Радж Ахтену придется заплатить.

— Эти люди, — Аким указал на коленопреклоненных Неодолимых, — найти свидетель до того, как он умер.

Укваз Фахаракин, расспросив одного, начал говорить со следующим воином. И в глазах его все сильнее разгорался гнев.

Тут в толпе раздался насмешливый возглас. Вперед, показывая на допрашиваемых, выступил другой воин. Миррима поняла его и без перевода Акима.

— Этот человек говорить, свидетельство не хорошо. Нужно больше, чем один свидетель. Он говорить, Радж Ахтен не хотел убить Короля Земли.

Миррима с трудом сдержала гнев.

— Я видела это!

Укваз Фахаракин, недовольно рыкнув, повернулся к ней и задал какой-то вопрос. Аким посмотрел на Мирриму:

— Пожалуйста, сказать имя?

— Миррима, — ответила она. — Миррима Боринсон.

Глаза Акима расширились. Над толпой воинов пронесся ропот — они передавали друг другу ее имя, — затем воцарилась полная тишина.

— Да, — сказал Аким, — я так и думать — северянка с луком. Ты убить Темный Победитель. Мы все слышать. Мы тебя уважать.

Миррима удивилась. Быстро же расходятся вести!

— Это был просто удачный выстрел.

— Нет, — сказал Аким. — Во всем мире не бывать такая удача. Ты должна рассказать, что видеть.

Миррима подъехала ближе к костру, чтобы говорить с Уквазом лицом к лицу.

— Мы были в тридцати милях к северу отсюда, когда Радж Ахтен догнал Габорна. В глазах Лорда Волка была смерть, и он обязательно убил бы Габорна, если бы его не удержала вильде Биннесмана. Я сама пустила стрелу в колено Радж Ахтена, но Габорн не позволил мне и никому из нас убить его.

Аким переводил. Укваз сохранял невозмутимый вид, но глаза его сверкали. Затем он заговорил, и Аким перевел:

— Ты мочь доказать, что видеть это?

Миррима вынула из колчана стрелу, которой поразила Радж Ахтена. На железном наконечнике запеклась его кровь.

— Вот стрела. Дайте ее понюхать своим следопытам. Они узнают запах Радж Ахтена.

Аким передал стрелу Уквазу. Тот тщательно обнюхал ее, и Миррима поняла, что он тоже «лорд-волк». Затем он гортанно зарычал, сказал что-то резкое и поднял стрелу так, чтобы все видели. Подошли еще несколько воинов, тоже обнюхали стрелу.

— Да, это запах Радж Ахтена, —

перевел Аким. — Его рука вынимать стрелу, и на конце ее — его кровь.

— Передай Фахаракину, пусть мне вернут стрелу, — сказала Миррима. — Я собираюсь когда-нибудь с ее помощью завершить начатое.

Аким перевел, и стрелу ей вернули. Но Укваз и его люди продолжили расспросы. То, что Габорн пощадил Радж Ахтена, человека, который всеми своими деяниями доказал, что является ему врагом, их как будто озадачило. И, глядя на суровые лица ах'келлахцев, Миррима вспомнила, что о них говорят: есть племена в Индопале, для которых не существует слово «милосердие». Тогда она объяснила, что Габорн, как Король Земли, не мог убить человека, которого избрал. Ах'келлахцы слушали внимательно. Они спросили, что было после и куда направился Радж Ахтен. Она показала на юго-запад, в сторону Индопала.

Выслушав ее, Укваз выхватил из ножен кривую саблю, взмахнул ею над головой и что-то прокричал. Боевой конь под ним взволновался, загарцевал, готовый ринуться вперед. Затем, заржав, поднялся на дыбы. Лошадь Мирримы попятилась, и девушка с трудом ее удержала.

Затем все ах'келлахцы начали кричать, размахивая мечами и боевыми топорами.

— Что теперь будет? — спросила Миррима.

— Радж Ахтен сделать великую мерзость, когда напасть на Короля Земли. Такое нельзя не наказать. Укваз говорить: «Радж Ахтен встать на сторону опустошителей против своего родственника и всего своего племени. Он говорить: „Кричать атвабу!“»

— А что это такое?

— С древних времен у нас, когда король поступать плохо, тот, кто видеть это, кричать атвабу, «клич отмщения». Если народ гневается, он может убить короля… так было.

Укваз Фахаракин принялся что-то объяснять своим воинам.

— Он предупреждать — громко кричать клич на базарах, — переводил Аким. — Пусть голос не дрожит. Не отступать от кайф, которые встать на защиту, не бояться стражников, которые угрожать. Весь Индопал должен знать, почему ах'келлах восстать против Лорда Волка, даже если больше никто не восстать.

Тут Укваз Фахаракин соскочил с коня и подбежал к телу своего племянника. Он поднял меч и, глядя на тело, снова начал кричать.

— Он просить дух успокоиться, — сказал Аким шепотом из уважения к мертвому. — Он просить его не возвращаться домой, не тревожить семью. Укваз Фахаракин обещать правосудие.

Затем Укваз отрубил мертвецу голову. Поднял ее за волосы, и воины вокруг дружно закричали.

— Он теперь везти голову домой, в племя, как завет.

Укваз сделал какой-то знак. Из толпы вышли представители его племени, ах'келлахцы-Неодолимые. Это были сильные, суровые люди. Укваз Фахаракин, высоко держа голову своего племянника, чтобы ее видели все, опять прокричал что-то. И Аким сказал торжественно:

— Он говорить — не может быть другого короля, кроме Короля Земли.

И все ах'келлахцы стали хором повторять эти слова.

Мирриме стало не по себе, когда они обезглавили и другие жертвы убийства и спрятали головы в дорожные сумки. Тела затем сложили в погребальный костер. Не все из того, что происходило было ей понятно. Как не понимала она и правосудия жителей пустыни и их законов.

Девушка спросила:

— Народ и вправду восстанет против Радж Ахтена? Аким пожал плечами.

— Может быть. Радж Ахтен иметь много даров обаяния. Укваз Фахаракин…

— Я не понимаю. Радж Ахтен и прежде поступал несправедливо с вашими лордами. Почему же всех так волнует, что он сделал это еще раз?

— Потому, — сказал Аким убежденно, — что он так поступить с Королем Земли.

И тогда она поняла. Дело было не в Радж Ахтене. И даже не в его несправедливом поступке. Речь шла о сохранении жизни всего народа — ведь Радж Ахтен не смог выгнать опустошителей из Карриса. А Габорн сделал это и доказал свое могущество. И потому Укваз попытается свергнуть своего господина.

Она стояла на пороге великих событий. Ее сегодняшнее свидетельство, вроде бы столь незначительное, должно было положить начало гражданской войне.

Миррима задержалась еще немного, наблюдая, как возлагают на погребальный костер хрупкое тело Саффиры. И глядя на ее миловидное личико, пыталась представить, как та выглядела живой, с тысячей даров обаяния. Но воображение ей отказывало.

Затем она развернула коня. Аким сложил руки перед лицом и низко поклонился ей в знак уважения.

— Мир тебе. Да защитят тебя Светлые Силы.

— Благодарю, — сказала Миррима. — Да ведут тебя в бой Победители.

И снова поскакала во тьму среди трупов опустошителей.

Вскоре она наткнулась на коня Боринсона, раздавленного мощным ударом. Неподалеку обнаружились только шлем ее мужа и трупы незнакомых воинов. Но на земле она разглядела следы рук и вмятины от коленей. Крупные следы, как у Боринсона.

Он куда-то полз, подумала она. Может быть, ползет к городу и сейчас, а может, потерял сознание по дороге.

Миррима соскочила с седла, подняла шлем. Обнюхала землю в поисках запаха мужа, но все заглушало зловоние колдовских чар. Проследить его путь оказалось невозможным. Тогда она задумалась, куда бы ей подняться, чтобы посмотреть на равнину сверху. И поразмыслив, решила, что лучше всего забраться на насыпь вокруг кратера, оставленного червем на Холме костей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать