Жанр: Фэнтези » Дэйв Волвертон » Рожденная чародейкой (страница 58)


КНИГА ВТОРАЯ

ДЕНЬ МАГОВ

Месяц Листопада

(День третий)

ГЛАВА 39

АСГАРОТ


Нашмир — только тень Единого Истинного Мира.

Ты — лишь воспоминание о Светлых.

Отрывок из «Саги о Сотворении»


Эрин и Селинор весь день ехали без происшествий. Из-за того что пришлось объезжать Белдинук, они едва ползли, ибо даже сильным лошадям нелегко преодолевать крутые тропы и каменистые русла рек. К ночи южная граница Белдинука осталась позади, а впереди раскинулись равнины Флидса. Но прибавить ходу им не удалось, поскольку уже стемнело, сгустились тучи и близилась гроза.

Они остановились в придорожном постоялом дворе и впервые за день как следует поели — им подали блюдо тушеных с розмарином скворцов и ржаной хлеб. В придачу они получили лук и пастернак, вареные в масле с медом.

После обеда они отправились в постель и заключили друг друга в объятия. Селинор крепко прижимал к себе Эрин, и это ее удивляло. Ей еще не приходилось спать в мужских объятьях. И хотя это было приятно, но спокойно уснуть она не могла. И все думала, сколько же ночей должны проспать вместе мужчина и женщина, чтобы привыкнуть к такому неудобству.

Селинору не давало уснуть беспокойство, и Эрин тоже.

— Уже завтра, — прошептал он.

Эрин поняла, что он имеет в виду. Завтра ближе к вечеру они уже будут в Южном Кроутене. Встретятся с его отцом и попытаются понять, как далеко зашло безумие.

— Обещай, что не будешь действовать сгоряча, — попросил Селинор. — Мой отец всегда был хорошим человеком. И в детстве очень меня любил. Если он сошел с ума, позволь мне самому с ним разобраться.

Она знала, о чем идет речь. Селинор рассказывал, что его дед сошел с ума и его держали взаперти, пока он не умер от старости. Это было, вполне возможно, родовое проклятие. И Селинор обещал отцу, что буде с тем случится подобное, он поступит с ним так же, как поступили с дедом. Да уж, Селинору не позавидуешь.

— Ладно, — уступила она. — Только будь осторожен. У некоторых людей безумие заметно по глазам. А у некоторых — нет. Твой отец опасен.

Селинор кивнул. Отец его строил заговоры против Короля Земли и обрел уже поддержку со стороны некоторых лордов. Андерс утверждал, что Габорн не пришел на помощь своему отцу и позволил ему погибнуть ради того, чтобы взойти на трон.

— Для нас он не опасен, — сказал Селинор. — Он просто… не в себе. Я с ним поговорю.

— Следи за тем, что будешь говорить, — сказала Эрин. — Твой отец умный и коварный человек.

Селинор как будто задумался на мгновение, потом усмехнулся.

— Он счел бы твои слова комплиментом. Почему ты думаешь, что он коварный?

— Я поразмыслила над твоим рассказом. Твой отец заявил тебе, будто я сестра Габорна…

— Это же простое умозаключение, — сказал Селинор. — По обычаю сестер-всадниц, твоя мать должна была выбрать отца для своего ребенка из знатного рода. Внешность твоя такова, что тебя можно счесть сестрой Габорна. И родилась ты через девять месяцев после того, как отряд старого короля Ордина проезжал через Флидс на охоту…

— Я знаю, кто мой отец, — сказала Эрин. Хотя признаваться ей было страшно. Правда казалась ничем не лучше выдумки. — Я видела родословную. Моя мать выбрала мужчину из дома Ордина, но не Менделласа. Лучшим она сочла герцога Палдана.

— Вот как… значит, ты ему не сестра, а кузина! — сказал Селинор. — Тот же род, только без титула.

Он сразу понял всю сложность ее положения. Палдан был дядей Габорна. Эрин, как единственное дитя Палдана, была по мистаррийским законам его наследницей. И хотя сестрой Габорну она не приходилась, это ничего не меняло.

Селинор надолго замолчал. Эрин знала, о чем он думает. По законам ее народа они были теперь женаты. Селинор, принц Южного Кроутена, породнился таким образом с Домом Ордина. И если Габорн умрет, трон Мистаррии может перейти к Селинору.

Оставалось только гадать, насколько заманчива для него такая перспектива.

Наконец он тихо сказал:

— Ты не должна никому говорить об

этом, особенно моему отцу.

Эрин и не собиралась. Только думала, о чем еще Андерс знает или просто догадывается.

Она пыталась заснуть, но мысли не давали покоя. Вспомнился дневной сон, огромная сова из преисподней, которая ее вызвала.

Сны часто являются всего лишь обрывками дневных впечатлений и воспоминаний. Но был ли этот сон таковым? Он казался таким реальным. И никакими воспоминаниями было не объяснить некоторые его детали. Сова назвала ее «воином Сумеречного Мира». Эрин знала, что преисподнюю порой называют «Единым Истинным Миром», но никогда не слышала, чтобы ее собственный мир называли «сумеречным». И нигде она не видела и не воображала никогда местности, которая ей снилась.

Долгое время она лежала, боясь заснуть, но все-таки дремота ее одолела…

Пробудилась Эрин в обители совы. Уже наступило утро, и солнечные лучи заглядывали под крону дуба. Даже в норе можно было кое-что разглядеть. Сова так и сидела в вышине на своем насесте. Внизу под насестом лежала груда костей: беличьих, кроличьих, оленьих. И кинжал Эрин был там, торчал из черепа какого-то похожего на жабу существа.

Глаза у совы были закрыты, дышала она тихо. Эрин теперь яснее различала запахи — жирных перьев совы, крови и старых костей.

Нора уходила глубоко в землю. Ниши в стенах наводили на мысль, что вырыта она была человеческими руками, хотя люди сюда явно давно не заглядывали. На живых корнях дерева были вырезаны загадочные символы, совершенно незнакомые Эрин руны.

— Ты вернулась. Благодарю тебя за то, что ты пришла в час нашей нужды, — прошептала сова. Эрин подняла голову. Сова дышала все так же тихо. Она говорила не на языке людей, но слова ее почему-то были понятны Эрин — и слова, и сопровождавшие их чувства. Девушка ощутила глубокую благодарность этого существа.

— Это не я пришла, — с трудом выговорила Эрин. — Это ты меня привела. И благодарности я не заслуживаю.

— Ты не хотела приходить? — спросила сова. — Ты же ответила на зов. Разве это не твой кинжал?

Эрин заморгала, огляделась вокруг, не зная, куда деваться.

— Я хотела прийти потому, что сама искала помощи.

— Вот как, в вашем мире неспокойно? Сову это как будто позабавило.

— Это мягко сказано, — ответила Эрин. Сова переступила по корню, пристально уставилась на нее.

— Наш мир возлагает на тебя свои надежды.

— Ваш мир?

— Возможно, оба наших мира. К вам идет Асгарот.

Имя «Асгарот» ударило Эрин словно обухом. Она, казалось, слышала сову не ушами, но сердцем. И смысл ее слов запечатлевался в самой глубине существа девушки. Асгарот… это был Темный Победитель, который напал на замок Сильварреста. Лорд невероятной силы. Его имя вселяло страх и в сердца Светлых, и в сердца Победителей.

— Асгарот! — повторила Эрин. — Но он умер.

— Умер? — переспросила сова. — Как бы ни был могуч воин, но даже Клинком Ярости он не сможет убить локуса.

Эрин внезапно вскинулась со сна, села в постели. Селинор зашевелился рядом, попытался ее обнять. Но у нее бешено колотилось сердце. Нельзя отдыхать, нельзя спать. Усни она — и снова проснется в преисподней.

Голова Эрин гудела, так поразило девушку услышанное. Такое присниться не может. Слово, произнесенное совой, было незнакомым. Ни на одном языке Рофехавана никакое существо не носило названия «локус».

Но смысл его она понять успела. Локус — так звалось существо, которое вселялось в разум низкого душой человека или в разум зверя. Вселялось оно как паразит, но вскоре начинало управлять своим хозяином.

Асгарот — великий правитель локусов, зло, существующее с незапамятных времен. Не Темный Победитель. А куда более страшное создание, могущественный служитель тьмы. Тысячи тысяч Сумеречных Миров он уже помог уничтожить в войне, которая длилась и будет длиться вечно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать