Жанр: Фэнтези » Дэйв Волвертон » Рожденная чародейкой (страница 80)


ГЛАВА 54

МАЛЕНЬКИЕ ЖЕРТВЫ


Мы все приносим каждый день маленькие жертвы ради продолжения жизни на земле. И в этом смысле каждый из нас — Посвященный.

Король Менделлас Вал Ордин


Габорн отправился на север в надежде преградить опустошителям путь. Лангли с оставшимися рыцарями и великанами Фрот двинулся следом за ордой, чтобы убивать отстающих.

Биннесман подъехал к телеге Аверан и подхватил девочку к себе в седло. Затем показал на белую кобылу вдалеке, которая лишилась в схватке хозяина и стояла теперь над его мертвым телом.

— Не побоишься ехать одна на боевом коне? — спросил чародей.

— Это куда легче, чем на грааке, — заверила его Аверан. — Да и падать не так высоко.

— Я думаю, — согласился Биннесман.

Они поскакали к бесхозной кобыле, Весна на своем сером жеребце последовала за ними. Подъехав, Биннесман соскочил с седла, передал поводья Аверан. Подошел к лошади и принялся перерезать ножом кожаные ремешки ее тяжелого чепрака.

Аверан не хотелось смотреть на мертвого рыцаря, но пришлось, чтобы убедиться в том, что он действительно умер.

Да, этому человеку уже не суждено было больше ездить на своей лошади. У него была сломана шея и разбита голова. Над телом вились мухи.

Биннесман быстро снял с кобылы все тяжелые доспехи, оставил только попону и седло. Теперь она могла скакать быстро.

К этому времени на север уже ушла конница Габорна, следом шел обоз. Аверан подумала, что придется глотать всю дорогу вместо завтрака поднятую ими пыль.

Но Биннесман, пересадив Аверан на белую кобылу и заняв место в седле на своем коне, поскакал на восток, вслед за рыцарями Лангли.

— Куда мы едем? — спросила девочка.

— В Фелдоншир, предупредить жителей, — отвечал Биннесман.

— Так дорога же в другой стороне!

— Через лес мы проедем быстрее, чем посланцы Габорна по дороге.

В это верилось с трудом. Имперский жеребец чародея мог скакать быстрее ветра, но только по ровной местности, не по холмам. А кобыла, доставшаяся Аверан, с сильными ногами, но маленькими копытами, наоборот, была лучше приспособлена для скачки по горным тропам. Но девочка знала, что перед магами земли лес открывает свои тайные тропы.

— А как это понравится Габорну? — спросила она. — Он ведь хочет, чтобы я была рядом и давала ему советы.

Хотя самой ей не хотелось ехать с Габорном. И опять есть проклятые мозги, если они наткнутся на опустошителя, похожего на Пролагателя Путей.

— Хм… — Биннесман думал о чем-то своем. — Я никогда не видел Вонючих прудов. Они очень большие?

— Не очень, — сказала Аверан. — Зимой от дождей становятся больше, а летом высыхают.

— У меня есть мысль, — сказал Биннесман. — Может быть, я смогу исцелить Вонючие пруды, ведь лучше очистить их, чем отравить. Но мыдолжны поторопиться. Это медленная магия.

— А у вас получится? — спросила Аверан. — Вы же не чародей вод.

Биннесман вздохнул.

— Попытаюсь.

И они поскакали к холмам, объезжая стороной рыцарей Лангли.

Поднявшись на крутой гребень холма, чародей остановился, поджидая Аверан и вильде. Впереди был густой лес, в который вело только несколько звериных троп. На опушке совсем недавно искали желуди дикие кабаны. Земля была распахана их клыками.

Южнее путников до леса добежали опустошители. Под их бешеным напором начали трещать и валиться деревья. Из кустарника выпрыгнул испуганный олень с раскидистыми рогами. И при виде чародея метнулся обратно.

Биннесман поднял посох и сказал нараспев:

— Короток день, а дорога длинна. Сделай, чтоб стала короче она.

Из чащи донеслось до них шуршание и потрескивание, словно сквозь нее пробиралось какое-то крупное животное. И Аверан вдруг увидела тропу, которую до этого не замечала. Ветви деревьев по сторонам ее раскачивались.

— Вон тропинка! — вскрикнула она.

— И правда что, — с неискренним удивлением сказал Биннесман.

Он пришпорил коня и вихрем понесся по открывшейся тропе. Аверан пропустила вперед еще и Весну и поехала последней, ибо ей не хотелось натыкаться на низко растущие ветви.

Но очень скоро она обнаружила, что никаких низких ветвей нет. Дорога была свободной и едва ли не идеально прямой. Под ногами шуршали только листья, и ни корня, ни камушка, словно то была не звериная тропа, а наезженный тракт.

Оглянувшись, Аверан не увидела позади вообще никакой тропы. За ее спиной ветви смыкались, и в обратную сторону пути не было.

Сердце девочки преисполнилось благоговения. Она видела горную колдунью, которая насылала на людей губительные чары, видела, как Весна убивает опустошителя одним ударом. Но сейчас ей подумалось, что Биннесман куда как более могущественный маг, чем вильде и все эти горные колдуньи.

Так они и мчались галопом по тайной тропе, пока не добрались до главной дороги. И в Шрусвейле оказались задолго до того, как туда прискакали рыцари Габорна.

Деревню они увидели сразу, как только выехали из леса. Зеленые луга на северном склоне долины были усеяны белыми пятнышками домиков с соломенными крышами. Каменные изгороди, построенные тысячу лет назад, делили поля на разные участки — тут пастбище со стадом овец, там ячменное поле, здесь делянка с высокими подсолнухами. Дорога к деревне пролегала по южному склону долины. На главной улице виднелся большой постоялый двор с черепичной крышей, его окружали торговые лавочки — добротные каменные постройки.

Биннесман подскакал к первой встречной хижине. С дороги

кинулись врассыпную рыжие куры. Чародей закричал:

— Бегите отсюда, опустошители идут!

Из двери вышла, вытирая руки о передник, хозяйка. Немолодая, седая уже крестьянка с загрубевшим лицом.

— Чего? — сердито спросила она. Куда бежать? Не видите, я хлеб пеку.

Она явно решила, что перед нею сумасшедший.

— Сожалею, что вынужден потревожить вас, мадам, — сухо сказал Биннесман. — Но сюда идут опустошители, и король Ордин собирается с ними сразиться прямо у вашего порога. Советую вам предупредить соседей и побыстрее собрать вещи.

Аверан смотрела на крестьянку с жалостью.

Ее собственный дом в Башне Хаберд разрушили эти чудовища, потом они разорили Каррис. Теперь настал черед этой тихой долины, деревушки, мирно просуществовавшей здесь не один век.

Старуха, перестав вытирать руки, одарила Биннесмана суровым взглядом.

— Что это еще за сказки, — проворчала она. Но тут заметила наконец вильде и разинула рот. Видать, не каждый день к ее порогу являлись зеленые женщины и чародеи с предупреждениями об опасности.

— Такие сказки, что вам пора бежать, — сказал Биннесман.

И они поскакали дальше по вымощенным камнем улицам к центру Шрусвейла.

Деревня была весьма живописного вида. И сразу становилось понятно, что совсем недалеко отсюда Фелдоншир. Дубовую дверь постоялого двора покрывала искусная резьба — слева менестрель с лютней под мышкой, справа дружески беседующий с ним лорд, и оба они словно выходили навстречу гостю из двери. На верхней филенке над их головами красовался накрытый стол — виноград, яблоки, хлеб, кролик на блюде.

Вывеска тоже была резной и изображала скачущих по дороге путников. Надпись на ней гласила: «Каравай и Кружка».

На крик Биннесмана выбежали все владельцы лавок. Хозяин постоялого двора, он же мэр Шрусвелла, начал звонить в городской колокол.

Аверан все больше молчала, только кивала, пока говорил Биннесман. Внимание ее привлекла темноволосая девчушка на улице. В одной руке та держала соломенную куколку, а за другую руку цеплялся ее младший братишка.

Ей было от силы семь лет, и Аверан вдруг поразила мысль, что девочке этой суждено увидеть в ближайшие часы столько ужасов, сколько не видели за всю жизнь многие старики.

Покинув Шрусвейл, они поехали дальше к Фелдонширу, минуя по пути деревню за деревней. И всюду Биннесман предупреждал народ. Вслед им начинали звонить колокола, и в следующих поселениях предупрежденные звоном жители собирались заранее, поджидая вестников.

Посланные Габорном гонцы обогнали их на полпути между Шрусвейлом и Фелдонширом.

И когда они добрались до города, колокола там уже звонили тревогу. Весть о нападении опустошителей передавалась дальше.

Улицы были полны суетившихся людей. Ржали и фыркали лошади, прядая ушами и раздувая ноздри. Они чувствовали страх своих хозяев. На востоке, милях в восьми от города, над холмами поднимался дым.

Аверан решила, что Габорн уже разжег костры в лесу у Шрусвейла.

Жители Фелдоншира выбегали из своих домов и мастерских и вливались в поток беженцев, стремившихся на север, к мосту через реку Доннестгри.

Крестьяне, одетые в домотканые плащи с капюшонами, шли пешком, неся на спинах увязанные в простыни пожитки. Хуторяне ехали на телегах, где среди тюков выглядывала чумазые лица ребятишек. Промчался в коляске богатый купец со своим семейством, понукая лошадей и щелкая кнутом над головами тех, кто смел загораживать ему дорогу.

Обычные люди, без всяких даров, без сильных лошадей, они передвигались слишком медленно. И к тому же тратили время на сборы. Им надо было созвать гулявших где-то детей. Собрать самое ценное, запастись едой.

Далеко ли они могли убежать, сгибаясь под тяжестью своих узлов?

На мосту уже возник большой затор. А на берегах Доннестгри еще стояли лагерем тысячи раненых из Карриса. Целый городок палаток, где под присмотром лекарей лежали беспомощные люди. По всему берегу горели костры, и в котлах над ними не еда готовилась, а кипятились предназначенные для перевязок тряпки. На каждом кусте были развешаны лоскуты ткани и одежда.

Аверан никогда в жизни не встречала подобного лазарета под открытым небом. Из-за сушившегося повсюду тряпья, серого холста палаток, копоти, покрывавшей все и вся, он выглядел, как город, выстроенный из ветоши.

Почти никто из раненых не мог передвигаться самостоятельно, и переправить их куда-то было достаточно сложно. Лодки, на которых они приплыли, уже отправились обратно на север за новой партией.

Чтобы перенести их на руках, потребовался бы не один час. День, если не два и не три.

И они уже знали последние новости.

Болезненные стоны раненых перемежались мольбами: «Помогите! Помогите! Сжальтесь!», обращенными к потоку людей, которые спешили на другой берег.

Некоторые из последних сил вставали на ноги и ковыляли к мосту. Они ползли еле-еле, задерживая идущих сзади. И даже палки не могли себе найти для опоры, ибо каждый прутик на берегу реки был давным-давно подобран. У входа на мост стояли двое мужчин в ярко-красной форме городских стражников и просили каждого, кто подходил:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать