Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 12)


ГЛАВА 5

Каролина быстро и умело нарезала семгу. Тончайшие красные ломти красиво загибались, отваливались под широким острым ножом. Олег посмотрел, как растет горка этих влажно блестящих деликатесов, в желудке шевельнулось, там голодно квакнуло.

— Ага, — сказал Мрак победно.

— А песок, наверное, жрешь без аппетита!

— Не жадничай.

— От чистого сердца — можно.

Девушка ничего не поняла из странного диалога, у мужчин свои шутки, но от их близости горят щеки, кровь вскипает, а ноги становятся слабыми. Оба такие разные: один широкий, черноволосый, с грубым мужественным лицом, слегка побитым оспой, другой потоньше, с красными, как закат солнца, волосами, печальным лицом и удивительно зелеными глазами, но оба в чем-то очень похожие — сильные, с огнем внутри, что настораживает мужчин и так привлекает женщин, но сейчас оба очень встревожены, озабочены, а у гостя в глазах постоянная тревога и даже затаенный страх.

Она принесла широкое блюдо с гроздьями винограда, исчезла, успев бросить этому красноголовому многообещающий взгляд. Жаль, что почти не показывается из своих комнат. Даже обедать выходит в разное время, не перехватить его, не коснуться вроде невзначай рукой, бедром или грудью, чтобы ощутил зов ее плоти…

Олег в самом деле урывал только три-четыре часа на сон, остальное время занимался какой-то хренотенью, по выражению Мрака, хотя Олег на полном серьезе объяснил, что хренотень — это тень, отбрасываемая хреном, а он старается ощутить переход в иное состояние всем существом, инстинктами, чтобы делать это проще, без участия сознания, закрепить, чтобы мог существовать в нем дольше чем пару секунд. Возможно, в будущем что-то удастся сделать и со сном, но, похоже, сон — более фундаментальный закон для всего живого, чем он ожидал.

Мрак ходил на цыпочках, только бы не помешать. Олег, являясь к обеду, всякий раз наталкивался на взгляд коричневых глаз, жадный и вопрошающий.

— Пока ничего, — отвечал он всякий раз.

— Учусь…

— Да ты же умеешь! — однажды взорвался Мрак.

— Просто растяни эти секунды на часы!

Олег сказал тяжело:

— Мрак… Я все-таки трусом как был, так и остался. Я уперся в стену. Не потому, что непроходима, а просто… страшусь идти дальше. Но вот ты… или нет, вдвоем с тобой мы прошли бы. Ну, как всегда, ты ломишься впереди, аки буй-тур, а я, как пугливая коза, — следом. Но и тебе не скучно, все-таки хоть коза рядом…

Мрак смотрел с подозрением. Коричневые глаза блеснули сердито.

— Подмазываешься? Я мог ломиться через лес, а не через эти… научные дебри.

— Мрак, — сказал Олег торопливо, — я же рядом! Мрак подумал, кивнул.

— Если я смогу добраться уже до того, что ты умеешь… да прекрати ты топорщить гребень!… Тоже мне, динозавр хренов. Говоришь, уже можно и мне дальше? Вот прямо так: выпучив глаза и… напролом?

— Можно, — ответил Олег тихо.

— Можно, Мрак.

— А почему шепотом?

— Страшно, Мрак. Страшно, потому что не вижу, где остановимся на этот раз.

— Хе, подумаешь!

— Давай, Мрак, — сказал Олег.

— Ты сможешь!… Мы всегда могли, понимаешь?

— Ну да, — сказал Мрак саркастически.

— Даже в родном Лесу!

— Даже в родном Лесу, — ответил Олег серьезно.

— А что? Да, кроманьонец вполне мог решать дифференциальные уравнения… ему только никто не показал эти уравнения. И не показал, как их решать! Так и мы в Лесу… что мы знали в Лесу?

Мрак сказал с натугой:

— Не гавкай под руку. Что-то чувствую… не могу понять, что.

— Просто чувствуй, — сказал Олег горячечно.

— Просто научись чувствовать, что ты… что ты не из костей и мяса, а из молекул. Представь себе их! Как только сумеешь вообразить достаточно ярко, то половина дела уже сделана. Вторая половина — контролировать, указывать, повелевать этим бездумным стадом своих клеток! А потом все так же точно… с атомами.

Сам он сутками просиживал перед компьютером. На экране часто сменялись яркие картинки интернетовских сайтов. Мрак заглядывал в его комнату сперва часто, потом перепоручил Каролине.

Перед Олегом время от времени появлялись тарелки с едой, бутылки, стаканы. Он что-то ел, не отрывая взгляда от экрана, иногда пил. Как-то услышал за спиной испуганный вскрик девушки. Похоже, в рассеянности снова съел бифштекс вместе с тарелкой. Глупая, ей же меньше мыть…

Однажды на плечо опустилась тяжелая рука. Кожа и мышцы инстинктивно уплотнились. Он сам удивился, с какой скоростью и как бездумно, ведь совсем недавно подобное требовало немалых волевых усилий и концентрации всего внимания.

— Ого, — сказал сзади голос.

Мрак пощупал, плечо как литая двутавровая балка, сказал с завистью:

— Да, тобой можно минные поля разминировать… Если у тебя и снизу такое же. Пойдем, кое-что покажу.

Олег покорно спустился с ним на первый этаж, вышли во двор, широкий и просторный, но Мрак пошел к воротам.

— А здесь места мало?

— Из окон могут смотреть, — ответил Мрак.

— Да и Коля в будке на воротах не спит. У меня все бдят, понял?

Охранник на воротах удивился, но смолчал, до города полета километров. У кого есть машина, тот даже в ближайшую булочную старается на ней. А тут только лес, лес…

Мрак двигался через чащу с привычной грацией лесного человека, когда ни сучок не треснет, ни ветка не шелохнется, даже птицу не спугнет, а подкрасться может так близко, что выдернет перо из хвоста.

Зелень двигалась справа и слева, проступила за деревьями поляна, солнечный свет падает на середину. Мрак огляделся, его владения, Олег опустился на пень,

буркнул:

— Показывай.

— Да тебе это неинтересно…

— Не ломайся, — предупредил Олег хмуро.

— Думаешь, здесь нет опасности?… Побольше, чем в краю драконов!

Мрак посерьезнел, сказал, оправдываясь:

— Да я по мелочи уже пробовал. Там, дома. Но когда Каролина едва не наткнулась…

Олег холодно молчал. Мрак вышел на середину, сбросил рубашку, застыл как столб, напрягся. По телу пошла медленная волна. Кожа посерела. Долгое время ничего не происходило, потом проступили мелкие бугорки, уплотнились. Еще минут через пять бугорки превратились в плотные чешуйки.

Олег поднялся как можно тише, чтобы не спугнуть, обошел Мрака по широкой дуге. Так и есть, на спине чешуйки крупнее, толще. Даже с небольшими шипами в середине. Сознательно или нет, но Мрак копирует тех зверей, с которыми уже сталкивался. Или же просто пробуждает то, что у нас на генетическом уровне. Ведь каждый в утробе проходит все стадии от амебы до человека… Вон и жабры отрастил! А на пузе чешуя едва заметная, ровная, блестящая, под цвет неба, так видит его хищная рыба из глубины.

Чешуя медленно таяла, исчезала. Олег уже изготовился, что Мрак примет обычный вид, но чешуя превратилась в ровную серую поверхность. Олег всмотрелся, сказал тревожно:

— Мрак, прекрати! Это опасно. В камень нельзя превращаться… пока еще.

Он сел, дождался, пока Мрак вернулся в свою личину, оборотень рухнул без сил, растянулся на траве вниз лицом. Дышал тяжело, с хрипами.

— По… че… му? — выдохнул он.

— Я сам почувствовал, но почему…

— Я не становлюсь камнем, — ответил Олег втолковывающе.

— Я просто перехожу на кремнийорганику. А ты пытался, дурень, стать камнем! Стать бы ты стал, но взад тебя уже никто бы не вернул.

— А что, жалко стало?…

— спросил Мрак в землю.

— Ладно-ладно, не ври. Но все-таки давай хвали меня, скупой злыдень!

Олег сказал с жаром:

— Мрак… Ты даже не представляешь, как ты много сделал! Да не для себя, мне ты по фигу, а для меня, любимого. Это ж теперь тебя можно по минному полю! Ты у нас герой. А я — трус, я потихоньку за твоей широкой спиной.

Мрак перевернулся на спину, коричневые глаза некоторое время оставались серыми, как бетон. Дыхание уже выровнялось.

— Что дальше?

— Дальше, — ответил Олег.

— Сперва догони меня. Ты сможешь. А вот потом…

— Понятно, — буркнул Мрак.

— Впереди минное поле.

Каролина сновала между деревней и усадьбой Мрака. Ее хозяин и его гость не буянили, не закатывали пирушек, но пожирали все, что она принесет, как стая саранчи.

Мрак через пару дней вошел в комнату Олега, тот горбился за компьютером, сказал с порога:

— Ну что, показать тебе еще что-нибудь?

Олег обернулся, он иссох за это время и пожелтел, как мертвец. Выглядел так, словно пожирает изнутри скоротечная болезнь, как будто во всем теле горит жар. Мрак подошел ближе и в самом деле ощутил волну теплого воздуха. Кожа волхва нагрета не меньше чем до сорока градусов. Сколько же там, внутри…

— Не надо, — ответил Олег мертвым голосом. Увидел, как дернулось лицо Мрака, сделал небольшое усилие, было заметно, сказал уже обычным размеренным голосом:

— Мрак, я догадываюсь, что ты научился что-нибудь из плоскости…

— Какой плоскости?

— Ну, там кроме ящера умеешь еще и в рыбу… Но, Мрак, надо подниматься на следующий этаж. Или, вернее, опускаться на порядок ниже.

— Так опускаться или подниматься?

Олег смотрел мрачно, потемневший, с запавшими глазами. Темные круги стали гуще, нос заострился.

— Сам определяй, — ответил он снова механическим голосом.

— Если пойти вглубь, это как?

Мрак посерьезнел:

— Ладно, ты всегда так. Не даешь распустить павлиний хвост. Я бы тебе показал такую рыбину! Ты такой никогда не увидишь. Даже после двойного Чернобыля. Но, наверное, ты где-то каким-то боком чуточку прав, хоть и рыжий. Я все равно не могу рельсы гнуть. Не получается. Так что, гришь, надо?

— Всего лишь посмотреть, Мрак.

— Как Коперник на Землю?

— Да, хороший пример. Может быть, ему было труднее. Тебе ведь надо увидеть, представить, вообразить и… главное, поверить в то, что на самом деле существует и давно доказано наукой. И сотнями точнейших экспериментов.

— Говори проще, Аркадий Аркадиевич! Ты про атомную решетку?

— Про нее, — ответил Олег.

— Взломаем, — ответил Мрак уверенно.

— Только… будь стоек. Это не для слабых.

— Это я слабый? — спросил Мрак угрожающе.

— Мускулы не помогут, — ответил Олег печально.

— Лучшая защита — это тупоумие. Хотя, конечно, как я этого не подумал…

Мрак перехватил его изучающий взгляд, сказал угрожающе:

— Это ты на что намекиваешь?… Я, между прочим, уже пробовал. Ну, всматривался. Пока ни хрена, но один разок, правда, тряхнуло… И слабенькая жуть пробрала, будто космическим холодом пахнуло.

Олег хмыкнул. Мрак спросил подозрительно:

— Что тебе опять не так?

— Пахнуло, — повторил Олег.

— А вот когда коснется кожи… А вот когда начнет входить в тебя, в твою плоть…

Мрак представил себе, как космический холод касается его тела, забирается под кожу, содрогнулся всем телом так, что лязгнули челюсти.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать