Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 15)


ГЛАВА 6

Олег проследил, как отъехала машина, Михаил закрыл за ними ворота и с победным видом занял место в караулы ной будочке.

— Извини, — сказал Мрак.

— Считаешь, десяти дней хватит?

— Смотря как будешь стараться. К тому же надо торопиться, если тебе не почудилось насчет Таргитая.

— Дым пойдет из задницы, — заверил Мрак. Подумал, спросил осторожно:

— А на что хватит?

— Через десять дней… если все пойдет, как надеюсь, нам не понадобятся фирмы, счета в банках, пещеры с сокровищами.

— Жизнь обеднеет, — вздохнул Мрак. Насторожился, переспросил с подозрением:

— Ты о чем?

— Видишь ли, Мрак…

— продолжал Олег, он словно не слышал Мрака, а судя по его лицу, уже забыл о глупом налете местных тайных служб, о политике, войнах, каком-то человечестве.

— Ты превращался в волка, а потом в человека, совершенно не думая, что у тебя с кишками. И у волка, и у человека они одинаковы. Ну, почти. И у того, и у другого сердце гоняет кровь по кругу… А когда переходишь на кремнийорганику или на металл, то твоя старая кровеносная система уже не срабатывает так же автоматом, как если у волка…

Мрак раскрыл рот, потом спохватился:

— Но ты же как-то можешь?

— Мне стоит усилий, — сказал Олег.

— Немалых. И дисциплины. У тебя как с дисциплиной?

— На все сто, — похвастался Мрак.

— Кого хошь по струнке поставлю!

— А придется себя.

— Не себя, — засмеялся Мрак, — а свое тело. Не ловишь разницу? Тупой ты, хоть и умный. Ты мне пальцем покажи, а я уж начну. Помнишь, ты и раньше показывал, а мы с Тархом с криком «ура» бросались, аки зубры… А ты уж за нами, за нашими спинами, в пролом.

Олег поморщился, откровенное бахвальство Мрака показалось грубым.

— Да так было… Но не сейчас, в новом мире. Понимаешь, теперь человек с топором несколько… устарел. А если быть совсем уж точным, его время прошло и больше не вернется. Ладно, теперь о деле. Итак, ты сейчас можешь трансформироваться не только в волка, но в любое живое существо. Естественно, с сохранением массы… Можешь видеть в любом диапазоне волн… гм… доступном живому существу… Мрак посмотрел подозрительно:

— Но ты-то видишь шире?

— Мне доступно радиозрение, — ответил Олег равнодушно, — рентгеновское… и ряд прочих, но сейчас говорим 6 тебе. Ты можешь летать, как птица… вернее, как птеродактиль. Можешь дышать под водой, в любой ядовитой атмосфере… скажем, в дыму на пожаре. Можешь даже не дышать, а очищать воздух и гонять его по кругу. Правда, это требует энергии…

— Сколько?

— Ну, как в атомной подлодке. Не самой крупной, а так — средней.

Мрак посмотрел на Олега подозрительно, но у того лицо было совершенно серьезным. Он даже не соображает, что только что нечаянно круто шутканул.

— Это хорошо, — сказал Мрак язвительно.

— Это утешает, что средней. Самая крупная — это, пожалуй, чересчур.

Он думал, что совсем уел серьезного волхва, но тот лишь мазнул по нему серьезным взглядом пронзительно зеленых глаз.

— Да, — сказал он кротко.

— Для тебя да.

Странность живой материи в том, что Олег, несмотря на все управляемые метаморфозы, несмотря на переход на атомарный уровень, по-прежнему нуждался в полноценном сне часов так шесть-семь. Или хотя бы пять. Он даже выдвинул на ходу идею, что если и существует жизнь кремнийорганическая, металлическая или газовая, то все они точно так же нуждаются во сне, ибо сон необходим для любой жизни, так как сон — единственный мостик, связывающий жизнь с дожизнью…

Сам он упражнялся часами, сутками, стараясь уловить и закрепить этот переход с биологического на атомарный уровень. То есть из вещественного переходил, на взгляд Мрака, вообще в черт-те что, уже не только в каменных или железных динозавров, а вообще творил со своим телом дивные дела и фичи.

Мрак в одну из демонстраций, честно говоря, струсил, когда Олег попросту исчез. А потом по комнате начали летать вещи, включался и выключался телевизор, магнитофон, компьютер. Из розетки выдернулся шнур телефона, однако тот все равно зазвонил. Олег возник посреди комнаты, сразу в живой плоти, никаких чугунных или золотых статуй, но и в такой личине он с той же легкостью включал электроприборы, запустил вентилятор.

— Впечатляет, — заметил Мрак нарочито будничным тоном, хотя внутри все плясало и ходило на ушах.

— И я так буду?

— Если будешь прилежно учиться, — сообщил Олег, и снова Мрак не уловил ни грана издевки, ни даже тени юмора. Олег говорил и действовал как школьный учитель. Это раздражало и… одновременно странным образом успокаивало. Как известно, со школьными учителями ничего не случается. А если и случается, то в самую последнюю очередь.

— Да, учиться, — сказал он медленно, — это не волам хвосты крутить… это полегше. Но что-то я не врубаюсь… Когда ты летал тогда… ну, еще до инквизиции, будь она благословенна, то тогда понятно, как…

— Как?

— Магией, — огрызнулся Мрак.

— То есть непонятно как. Ты сам не понимал. А сейчас? Ты что, гравитацией управляешь?

Олег подумал, кивнул:

— А это идея, кстати. Гравитация — довольно простой процесс, но неживые объекты ею управлять не могут, потому и сыплются нам на головы. Надо попробовать, это должно получиться…

Он впал в оцепенение, похожий на застывшую между оконными рамами муху поздней осенью. Мрак попробовал терпеливо ждать, но не в его характере вот так сидеть и пялиться, плюнул и пошел на кухню к холодильнику.

На другой день Олег появился в комнате радостный, хотя бледный

и снова исхудавший едва ли не до состояния скелета, едва-едва обтянутого кожей. Мрак вздрогнул, когда Олег вышел прямо из стены и тут же, без перехода, возник у холодильника. Дверца распахнулась сама, Олег хватал слетающие с полок вкусности, пожирал колбасу целыми связками, молоко потреблял вместе с пакетами, а сметану — вместе с банками.

— Где ты был? — спросил Мрак подозрительно.

— Проверял твою идею насчет антигравитации, — сообщил Олег с набитым ртом.

— Вообще-то ты не такой уж и дурак, Мрак!… Идея хороша. Да и сам способ. Особенно в соединении с моим прежним. Я создавал перед собой крохотную пленку вакуума… мой организм тут же старался вдвинуться в нее, ибо природа пустоты не терпит, и таким образом я стремительно продвигался… Если успевал ориентироваться, то даже — в нужном направлении. А в соединении с антигравитацией — втрое быстрее… Правда, только здесь, на Земле. Или вблизи больших масс с гравитацией. Но все-таки…

Мрак слушал-слушал, удивился:

— Так ты что, и на другие вещи можешь действовать? Олег сказал оскорбленно:

— А что я, безрукий? Ты можешь, а я нет?

— Я?

— Ну да.

— Как?

Олег пожал плечами:

— Дурачка строим? Ну возьми вон стул.

Мрак в раздражении подошел к стулу, взял за спинку.

— Ну, что дальше?

— Передвинь, — хладнокровно посоветовал Олег.

Мрак передвинул и снова посмотрел на Олега.

— Ну?

— А что тебе еще? — удивился Олег.

— Ты воздействовал на стул?… Воздействовал. Можешь еще поломать, отшвырнуть, сжечь, разбить в щепки… Все то же самое можно делать и будучи в другой личине. Разница только в том, что можно делать больше. Ну, как всякий интеллигентный человек всегда найдет больше способов плюнуть в суп соседу, чем его необразованный сосед. Я, к примеру, могу в ножке этого стула сделать, как говорится, взглядом незаметную снаружи каверну, чтобы подломилась, когда сядешь… могу деревянную основу превратить в песок, могу… скажем, сделать его золотым, хотя для этого, правда, придется понизить температуру во всем доме градусов на тридцать…

— Этого не делай, — быстро предупредил Мрак.

— Каролина везде натыкала горшки с цветами. Нежныя! Это у тебя такое прикосновение Мидаса, да?

— Хвост твоему Мидасу в руки, — ответил Олег недобро, — грамотный!… Я могу это проделывать и на расстоянии. Только, конечно, усилие возрастает… или падает в квадрате.

На третий день после визита интеллигентного полковника Олег стоял посреди комнаты и в который раз всматривался в черный ужас. На этот раз холод остановился, не дойдя до сердца. Все тело трепетало, он чувствовал, как если бы плыл в холодной воде, но это уже холод, с которым можно справляться.

Он стоял спиной к окну, но каким-то образом увидел, как далеко за пределами усадьбы, где Мрак на полянке установил добротный стол и две лавки, что-то мелькнуло. Организм моментально перешел на скоростной режим, мир застыл, деревья остались склоненными под порывом ветра на одну сторону, даже листья не шевелились, а над зелеными верхушками прямо в воздухе застыло в нелепой позе тело Мрака. Глаза вытаращены, руки растопырены, рот открыт в крике, а мышцы вздулись так, что рубашка в клочья…

Олег прыгнул в окно, пробежал через двор, охранник смотрел прямо на него, но не видел, а если что и останется в памяти, то лишь смазанный силуэт. Мелькнула внизу высокая ограда, уже не высокая, ноги пронесли в лес, замелькали деревья.

Когда он выскочил на отмеченное радаром в мозгу место, Мрак уже с треском валился через путаницу веток. Олег подпрыгнул, ухватил в воздухе и плавно поставил его на ноги. Мрак покачнулся, упал, тут же попытался подняться, снова упал. Он весь был облеплен листьями, забрызган липким соком, в паутине и даже в желтках раздавленного по дороге птичьего гнезда.

— Олег…

— Лежи, — велел Олег.

Мрак упрямо пытался подняться, лицо кривилось, он жадно хватал широко раскрытым ртом воздух. Он прошептал:

— Олег… а ты откуда?

— Лежи! — крикнул Олег. Он для верности придержал его лежащим, а Мрак, несмотря на адскую боль во внутренностях, успел подивиться, насколько руки у Олега… сильные, что ли.

— Что со мной?… Никогда такого не было…

— Но ты никогда на сто шагов не прыгал, — ответил Олег раздраженно и растерянно.

— Черт, это я виноват!… Только на шажок прошел дальше, а уже забыл… Мрак, ты хоть и изменился, но в тебе по-прежнему энергию дает, как и давала, печень. Необходимое кровяное давление поддерживает сердце, а кровь разносит кислород. Словом, у тебя тело все же человека, а ты решился на нечеловечье. Или зачеловечье! Пойми, это уже не в волка или птеродактиля. Мы именно вот сейчас делаем шажок за Край!… В волка — это не за Край…

Мрак перевернулся и лег на спину. Лицо его сильно исхудало, но пока еще не выглядел узником Бухенвальда. Запас сил и энергии в этой волчаре велик, подумал Олег с облегчением. Пусть переведет дух, большего не потребуется.

— Вот ты сделал шажок, — сказал он, — теперь зришь все электромагнитные излучения от ультрафиолета до инфракрасного, жрешь почти все… даже песок… над которым так надсмехался…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать