Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 21)


ГЛАВА 8

Столовая была украшена к их приходу, и Олег понял, что чистая трепетная девушка очень любит находиться в окружении отрезанных половых органов растений, в народе именуемых просто цветами. В ее комнате они стояли на телевизоре, на окошке, и даже на кухне ухитрилась поставить в крохотной вазочке эти предметы кастрации.

Здесь же цветы были повсюду, даже на столе. Олег знал, с чем подсознательным это связано, но большинство людей живут и благополучно умирают, так и не узнав, из чего крайне гадкого и постыдного это вышло и с чем сковано намертво, а он не собирается объяснять всем и каждому, как делал в молодости. Похоже, тогда он был занудой еще большим, чем сейчас считает себя. Нет, он себя и раньше не считал, но другие, такие невежественные и нетерпеливые…

Тем более, сказал он себе, не собирается объяснять этой Ирме, такой чистой и незащищенной, несмотря на свою отвагу, которую в себе находит.

Они ели в три горла, Ирма восхищалась и ужасалась точно так же, как здоровая и красноморденькая Каролина, что в отличие от Ирмы и не думала топиться или давиться, в базе своей женщины одинаковы, что есть зэр гут, ведь накормить мужчину — это и есть база. Накормить во всех смыслах.

Между первым и вторым блюдами ей приходилось срочно бегать к холодильнику и микроволновке, мужчины «перекусывали», замаривали червячка, а после десерта Мрак объяснил Ирме, что у него с этим вот господином, он брезгливо ткнул в сторону Олега, некие неотложные дела, увел после завтрака Олега и заперся в кабинете. Олег сразу же просканировал помещение и, к разочарованию Мрака, направился к книжному шкафу.

— Гад, — сказал Мрак с сердцем, — никак тебя не УДИВИШЬ?

— Прости, — сказал Олег искренне.

— В следующий раз сделаю вид, что ничего не понял.

— Ты еще больший гад, чем я думал! Книжный шкаф сдвинулся, открылась шахта лифта. Скоростной подъемник за пару минут доставил в подземный бункер. Оборудованный по последнему слову военной техники, он в самом деле не заметил бы ядерных ударов, разве что по показаниям приборов да по оплавленным камерам наружного наблюдения.

Олег одобрительно осматривался. Мрак натащил всякой аппаратуры столько, что хватило бы на целый научно-исследовательский институт. Интересно, разбирается ли хотя бы в половине?… Он с новым любопытством присмотрелся к другу. То, что прикидывается лохматым мужичком, понятно. Но где прикидывается, а где в самом деле темный? Скорее всего, прикидывается везде.

До обеда они практически не замечали друг друга. Олег усиливал контроль над перестроенным… вернее, перестраиваемым телом, Мрак оттачивал глубокое погружение в себя любимого, замечательного, такого еще таинственного и, оказывается, непознанного.

В обед Олег вынырнул наверх, в благородной рассеянности позабыл про лифт, а попросту протиснулся через все бетонные перекрытия. Заодно и проверил, как взаимодействует его почти послушное тело с предметами повышенной плотности. Хреново, кстати, взаимодействовало. Быстрее бы на лифте, зря пижонил, а ссылки на благородную рассеянность — это сказочки для бедных на извилины и чересчур богатых на доверчивость.

Ирма говорила по телефону. Как Олег расслышал издали, заказывала привезти много мяса, самого лучшего, овощей и обязательно, слышите — обязательно! — молодого кабанчика. Нет, спасибо, зажарим здесь сами…

Он подстроился на расстоянии к линии, услышал и голос далекого менеджера, что принимал заказ, клялся исполнить точно в срок, их фирма работает с тысяча восемьсот… великолепная репутация…

Ирма обернулась на стук шагов, улыбнулась ему почти так же светло и радостно, как Мраку. Почти так же, но Олег все же заметил разницу, это просто отраженный свет. Как Луна сияет отраженным светом Солнца, так и ему перепадает от величия и благородства Мрака, не станет же такой замечательный человек возиться с откровенным отребьем? Он потер руки, сказал бодренько:

— Обед скоро?

Она взглянула на часы, чуть улыбнулась, ответила чистым музыкальным голосом:

— Через двадцать минут. Господин Мрак установил время, мы его не меняем…

— Хорошо, — сказал Олег.

— А то господин Мрак весьма проголодался.

Глаза Ирмы, большие и внимательные, смотрели с немым вопросом. Олег дружелюбно улыбнулся ей. Она перевела дух, сказала тихо:

— Вам грозит опасность?

— Ну что вы, — сказал он легко.

— Мы просто немного устали. Чуть отдохнем, поедем дальше. У нас бывает трудная работа.

— Я понимаю, — ответила она тихо.

— Насчет работы?

— Вы вчера вернулись едва живыми, — произнесла она с легким упреком.

— Особенно господин Мрак… Я никогда еще не видела его таким измученным.

— Но сегодня-то он как огурчик?

Ее глаза смотрели ему, казалось, прямо в душу.

— Да, — ответила она тихо.

— Просто удивительно, как он может так быстро отдохнуть. И даже поправиться…

— Это иллюзия, — заверил он, хотя Мрак, конечно, ускорив метаболизм, за ночь набрал потерянные в полете десяток килограммов плоти.

— Он просто отъелся и стал выглядеть… шире.

— Пусть так, — ответила она просто.

— Я не знаю, кто вы… Сперва я думала, что Мрак — агент правительственных организаций, уж очень он силен и все умеет, потом… потом стала считать его пришельцем из других миров. Теперь вижу, что он не один. Ведь я сидела у окна, а мне видна та единственная дорога, по которой можно к нам подняться… На ней никто не появлялся с утра. Как вы оказались здесь? Но это не имеет значения. Я знаю,

что вы оба… очень добрые. Мрак подобрал меня, как утопающего котенка, хотя кто я ему?… И все еще возится. А он сам нуждается в помощи. Но как ему помочь?

Олег улыбнулся ей как можно дружелюбнее.

— Просто быть, — ответил он.

— Этого достаточно. Она покачала головой:

— Я хотела бы что-нибудь для него делать.

— Просто быть, — повторил он.

— Чтобы ему было за что воевать и… куда возвращаться.

Он замолчал, Ирма проследила за его взглядом. Со стороны дороги к запертым воротам подъехала старенькая открытая легковушка, похожая на раздолбанный «Запорожец». В кузове покачивались два больших бидона, мертво застыли три ящика с молочными бутылками.

Ирма тронула пультик. Ворота раздвинулись, легковушка въехала во двор и остановилась перед подъездом.

— Молочник, — объяснила Ирма.

— Господин Мрак очень любит настоящее деревенское молоко. Даже если его нет, он велит покупать ежедневно свежее молоко, сметану и творог.

Олег скупо улыбнулся. Здесь любая фраза начинается со слов: «Господин Мрак изволит…»

Молочник, молодой чернявый парень, вытащил большую литровую бутыль молока, такую же банку со сметаной и еще банку — с творогом. Его глаза удивленно расширились, когда он увидел Олега рядом с Ирмой. Торопливо поклонился, сказал заискивающе:

— Я привез все, что заказывает господин… э-э… Темный. Я рад… да что там рад, я просто счастлив, что у него гости…

Олег, насторожившись, поинтересовался:

— Чему? Что-то случилось?

Молочник быстро скользнул по нему взглядом, и Олег отметил, что глаза у молочника профессионально цепкие.

Лицо тоже больше подошло бы агенту по особым поручениям, которому очень важно не привлекать внимания.

— Нет, — заверил молочник торопливо, — просто господин Темный исчезает так внезапно… А мы зарабатываем тем, что доставляем молоко на дом, яйца. Зелень… Потеря даже одного клиента — это заметно! А когда вместо одного — двое, это добавочный заработок.

— Да, — согласился Олег. Он подумал, что теперь и в России точно те же проблемы. Во всяком случае, Каролина радуется новому человеку из тех же соображений.

— Вы все время обслуживаете этот район?

Молочник заколебался, но, взглянув на Ирму, решил, что ложь проверить легко, сказал тише:

— Раньше здесь работал мой троюродный брат… Но на прошлой неделе он приболел. Чтобы не терять клиентуру, его работу сейчас делаю я.

— Хорошо поступаете, — ободрил Олег.

Ирма расплатилась, довольно щедро, молочник удалился, громко рассыпаясь в благодарностях. Олег покачал головой и направился в столовую. Из кабинета появился Мрак, ревниво посмотрел на Олега с Ирмой, нахмурился, но ничего не сказал.

Олег покачал головой, что это с Мраком, поманил его в сторону.

— Ну?

— Краткость, — восхитился Мрак, — сестра таланта, хоть и теща гонорара. Что значит твое загадочное и мудрое мычание?

— Как? — спросил Олег.

— Отдышался? Готов идти дальше?

— А ты? Олег помрачнел.

— А я уперся в какую-то стену. Не знаю, как шагнуть дальше… Одно дело — знать, другое — ощутить. Знание может быть и абстрактным. Я могу знать, что я из атомов, а сам в это время лежу на мягком диване с книжечкой в руках, смотрю по ящику мыльную оперу, пользую раскрепощенных женщин, загораю на солнышке и катаюсь на велосипеде… При такой жизни знания — одно, а реальная жизнь — другое. А сейчас надо именно ощутить… Как же Ирма? Мрак вытаращил глаза.

— Ну у тебя и переходики!… Я не успеваю за твоими мудростями следить. При чем тут Ирма?

— Ведь она и сейчас живет в иллюзорном мире. Еще больше в иллюзорном, чем остальные. Те хоть знают про грязь, предательство, обман… а ее ты оберегаешь даже от таких открытий. А уж про атомы хоть не заикайся!

Мрак сказал поспешно:

— И не заикнусь.

— Ну вот.

— Что «ну вот»? Что «ну вот»?

— Мы пробуем увидеть мир, — сказал Олег, — каков он есть. Боюсь, что в этом случае мы и на близких посмотрим другими глазами. А стоит ли?… Ведь нам очень хорошо в этом мире. Мы устроены, как никто другой. В смысле благополучия.

Мрак зябко повел плечами.

— Да уж…

— Да, для того чтобы пользоваться телевизором или холодильником, вовсе не обязательно знать его устройство. Но для того чтобы их делать — знать надо. И чтобы совершенствовать — надо знать очень хорошо. Мы можем потом построить всякие нуль-передающие станции, чтобы «простые люди» могли без всяких стрессов путешествовать с планеты на планету и даже из одной звездной системы в другую. Но чтобы кому-то из них стать подобным нам… я имею в виду, перейти на атомарный уровень, им нужно суметь заглянуть в себя… и выдержать это зрелище. Более того, выдержать, смириться или сжиться с ним, а уж потом начать управлять своей атомарной структурой, как тот мальчишка умеет шевелить ушами.

— Ха, — сказал Мрак хмуро.

— Если у меня вон какие пузыри по всей коже, то что другим?

Олег посмотрел, предположил:

— Это комары накусали.

— Меня? — изумился Мрак.

— Комары?

— Ну тогда какая-то сыпь, — сказал Олег брезгливо.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать