Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 23)


— Да ни за что, — поклялся Мрак, но уверенности в его голосе Олег не ощутил.

ГЛАВА 9

В Испании вилла выглядела почти такой же, Мрак любил разнообразие, но не до такой степени, чтобы всякий раз искать дорогу в туалет. Ирма ошалела, очнувшись и обнаружив, что она в другой стране, но тут Олег, отстранив Мрака, коротко и внушительно объяснил, что у нее был продолжительный обморок, вызванный нервным срывом… видимо, что-то почудилось, вот и пришлось ее перевезти, пока она в бессознании, в другое место. Чтобы в иной обстановке забыла хоть и про придуманные, но все же пугающие ее страхи и неприятности…

Она сперва слушала этот бред с широко распахнутыми глазами, трепетала, потом вдруг как-то странно успокоилась, сказала тихо:

— Спасибо вам. Вы очень хорошо все объяснили.

— Гм, — пробормотал Олег, ему почему-то казалось, что объяснил чересчур хорошо. Настолько хорошо, что ему даже не поверили.

— Я ведь врач, я знаю все симптомы…

— Спасибо, — сказала она и прямо посмотрела ему в глаза.

— Вы в самом деле очень добры.

Мрак сказал ревниво:

— Он?… Да это чудовище!

— А вот он — ангел, — сказал Олег чуть уязвленно.

— Мрак, мы еще не закончили расчеты… которые нам поручили сделать срочно.

Мрак спохватился:

— Ирма, дорогая! Ты уж как-то прими на себя здесь хозяйство, хорошо? У нас просто срочнейшая работа! Если не выполним, нас выгонят с работы к чертовой бабушке!

И он поспешно удалился, ухватив Олега за локоть. Олег чувствовал на спине взгляд внимательных глаз девушки, что таким странным образом излечилась от стресса. Хотя, если подумать, что тут странного, если она вдруг наконец поверила и ощутила, что отныне под защитой двух могучих мужчин?… Вон им тоже надо поверить и ощутить, и тогда все внутренние разлады прекратятся…

Мрак вывел Олега на веранду, огляделся. С трех сторон глухая стена, вид открывается на бесконечное синее море, где ни суденышка. Раннее-раннее утро, солнце еще не поднялось, но в такое время здесь и без солнца светло и даже ярко.

Олег тоже огляделся, спросил брезгливо:

— Надеюсь, здесь за нами не будут охотиться местные гангстеры?…

— Разве что за тобой, — огрызнулся Мрак.

— За мной не охотились, — напомнил Олег, — а вот за тобой, мой неустрашимый истребитель преступности…

— Я не собираюсь уничтожать всю преступность, — огрызнулся Мрак.

— Я-то знаю, что это люди, всего лишь преступившие границы закона! Сегодня закон один, завтра другой. Это ж не закон всемирного тяготения! Так что сегодня они считаются этими… а завтра уже нет. Я луплю только гадов, кто выступил против меня лично, такого белого, пушистого и вообще лапочку.

— А-а, — сказал Олег, — ну, тогда… Тебе помочь?

— Помогать не надо, — огрызнулся Мрак.

— Но держись где-нибудь поближе, чтобы не потерялся в трех мачтах высоковольтной передачи. А вообще-то, жизнь чем-то напоминает самые простенькие фильмы, где много драк, стрельбы, мордобоя.

— Это у тебя такая жизнь, — сказал Олег строго.

— Ладно, забудь про этого сеньора Скорцени.

— Скорцези!

— Да? А как похож на Скорцени…

— Наверное, родственник, — предположил Мрак.

— Ладно, я про него уже давно забыл. Но улавливаю какой-то смысл… или связь. В фильмах всегда побеждает тот, кто прав. Верно?

— Ну?

— А на самом деле прав тот, кто побеждает, — заявил Мрак зло и уверенно.

— Это с его слов остальные узнают, как было. Историю пишет победитель! Если бы верх взяли гунны, разве не были бы именно они самыми чистыми, благородными и красивыми, а их Аттила разве не стал бы примером всяческих доблестей, затмив Александра Македонского, Ганнибала, Наполеона и Ньютона в придачу? И их противники не превратились бы в пьяный и развращенный сброд подлых уродливых трусов?

Олег смотрел с подозрением:

— И что ты хочешь сказать? Мрак сказал зло:

— Я уже сказал. Бей, руби и круши! Мы правы уже потому, что мы… это мы. Только так и не иначе! Понял?… Ну вот, а теперь давай полетаем.

— Ого, — сказал Олег.

— Удержишься сам?

— Еще и тебя могу понести, — сказал Мрак хвастливо. Он чуть присел, согнул руки в локтях и коротко прыгнул в небо. Это в самом деле был прыжок, как если бы скакнул кузнечик, но в верхней точке он не расправил радужные крылья, а продолжал подниматься вверх и слегка заваливаться вперед, уже как реактивный снаряд с работающим двигателем.

Олег догнал, пошел рядом. Мрак летел уверенно, хоть это ни о чем не говорит, он всегда выглядит уверенным, даже когда тонет в болоте. Сейчас вокруг него блестит искорками и сгорает воздух, а следом схлопываются встревоженные волны этого океана, спеша заполнить пустоту.

Когда вилла осталась далеко внизу, стала видна горделивая горная цепь Пиренеев. В этот момент из-за гор в небо ударили цветные стрелы, застыли слегка подрагивающими светящимися копьями, полупрозрачными, таинственными, опасными.

— Смотри, Мрак! — крикнул Олег.

— Земля — круглая!… Смотри-смотри. Она в самом деле круглая. Ощути. Ощути, что круглая… обязательно ощути!… Ощути наши размеры, размеры планеты…

Мрак летел рядом с распахнутыми от восторга глазами.

— Как здорово! — заорал он так, что Олег шарахнулся.

— Как клево!

— Да? — спросил Олег с надеждой.

— Еще бы!

— Мрак, тогда я на тебя надеюсь. Авось ты сможешь себе представить и расстояние до Марса. Или хотя бы до Луны.

Мрак прокричал:

— А вот этого не дождешься, гад! Хочешь, чтобы я прямо щас

склеил ласты и рухнул гордым пингвином?

Он все набирал скорость, Олег нарочито приотстал, готовый в любой миг подхватить икара за эти самые ласты. Внизу на земле в серо-коричневой почве виднелась идеально круглая впадина. Как будто в мокрую глину с большой высоты упал мячик… тяжеленький такой. Металлический. Заботливые руки тут же вытащили его, а в глине осталась аккуратная выемка. Глина была почти полужидкая, ибо по краям как выплеснулась от удара, так и застыла тонким валиком.

А теперь надо представить, что этой выемке полмиллиарда лет, а тонкий валик по краям все еще не разрушился, потому что это не глина, а прочнейший гранит. И толщина самой тонкой стенки втрое толще дамбы Днепрогэса. Нет, даже такой пустяк представить не удается, ибо как бы долго он ни жил, но что его несколько тысяч лет рядом с полумиллиардом?

Черт, но остальным будет во сто крат труднее, чем ему с Мраком, преодолевать этот психологический барьер. Да что там во сто крат: в миллионы! Похоже, еще долго им придется быть единственными, кто сумел заглянуть в себя… и остался в живых.

Мрак все забирался вверх, на такую высоту они еще не поднимались, Мрак явно успел накачать свои новые мышцы. Земля внизу проплывала некой выпуклой линзой, из-за края медленно выползали новые детали континента, неспешно перемещались на середину…

— Смотри, смотри! — заорал Мрак.

Далеко впереди блеснуло, Олег наддал, быстро догнали, полетели в сторонке, со странным чувством рассматривая эту хрупкую конструкцию, похожую не то на первый велосипед, еще трехколесный и без цепи скоростей, то ли на первый самолет Можайского. Космическая станция, плод научной и технической мысли всего человечества, медленно плывет, как аэростат, над планетой. Ей нельзя шевелиться, тем более дергаться — рассыплется, вся станция неимоверно хрупкая, то и дело отказывает то одна, то другая деталь, нельзя лишний раз повернуться другим боком или перейти на другую орбиту — все это жрет чудовищную уйму энергии.

— Зато это надежно, — ответил Олег.

— Зато это поднимет всех…

— Кого всех?

— Человечество, — объяснил, как дебилу, Олег.

— Все человечество возвысит на ступень познания… э-э….. свершения.

— На разведку не ходят армией, — возразил Мрак.

— А для ударных групп нужны такие орлы, как мы. Ну, я точно орел, а ты как хошь.

Космическая станция, а если точнее — крохотный полустанок, плыла по выверенному космическому течению, маленькая и хрупкая, жалобно растопырив фанерные крылышки фотоэлементов, жадно собирая крупицы энергии, капельки солнечного тепла, а там, внутри, в жуткой тесноте скрючились три или четыре человека, уже только за это — герои, подвижники, самоотверженцы. Потом, после приземления, врачи и опытные массажисты будут разгибать им скрюченные руки-ноги, эти люди будут неделями не в состоянии поднять карандаш, но сейчас они все же работают, что-то делают. Очень важное, ибо то, что делают они, послужит всем. Всем шести миллиардам человек.

Мрак что-то спросил, Олег не отвечал, лицо было неподвижное, напряженное.

— Что случилось? — крикнул Мрак громче.

— Они передают, — ответил Олег тихо, — в свой Центр на Земле!

— Что?

— Не знаю…

— Так чего ж ты… Ага, врубился. Ты, как летучая мышь, УЛОВИЛ их ультразвуки. Ну, радиоволны?

— Мрак, ты не понимаешь… Если я ловлю радиоволны, то… понимаешь?… Погоди, я сейчас… нет, пока не получается. Но это возможно, теперь вижу. Нет, не зря мы летим сейчас…

— Еще бы, — ответил Мрак.

— Это ж какое удовольствие — плюнуть сверху даже на какого-нибудь генерала!… Или на депутата.

Олег возразил:

— Какие генералы!… Внизу море.

— Черт, а у меня снова перед глазами снега…

Но уже виден был конец этого снежного плато, болезненный обрыв в пропасть, в бездну. Они летели бок о бок, сердце Олега сжалось, пропасть всегда пугает, наконец край заснеженного континента оказался под ними, а там, в далекой бездне, ярко и неожиданно блеснуло ласковое голубое море. Сразу в груди разлилось тепло, а в голове на миг все смешалось, прежде чем принять новую картину реальности: не снежное плато, а всего лишь плывущие облака, и не страшная бездна, а теплое солнечное море…

Он даже ощутил приступ дурноты, словно небо и земля поменялись местами. Мрак присмотрелся, сказал удивленно:

— Как это его туда занесло?

Он стремительно, с большим ускорением пошел по крутой дуге вниз. Олег догнал, бок о бок пробили восходящий тепловой поток, но дальше пошел холодный воздух, они над морем, и все дальше и дальше…

В сине-зелено-сером пространстве наконец бросилась в глаза ярко-красная точка. В открытом море, это пара сот километров от ближайшего берега, на маленьком ярко-красном плоту лежал человек. Он их еще не видел, Олег представил, что с ним будет, когда Мрак попробует подхватить его с лету, содрогнулся и, когда Мрак уже протянул к потерпевшему бедствие руки, бесшумно погасил ему сознание.

Мрак подхватил безвольное тело, закряхтел, начал оглядываться. Олег бросил раздраженно:

— Я не собираюсь ради него возвращаться.

— Но в ту сторону до берега две тысячи километров…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать