Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 31)


Свой крохотный домик они рассмотрели еще из стратосферы. Тоненькая женская фигурка застыла на веранде, такой хрупкой, игрушечной, словно морозный узор на стекле. Ирма смотрела вдаль на дорогу, а потом, как будто ощутила их присутствие за десятки миль, вскинула голову и взглянула, как показалось даже Олегу, прямо в глаза обоим. Ему почудилось, что Мраку захотелось спрятаться.

Мрак нацелился было вниз, Олег сказал коротко:

— Уран…

— Ах, черт, — сказал Мрак с досадой.

— Он же радиоактивный. Это нам по фигу… Где-то в лесу запрятать? Кстати, а ты можешь его как-то… укрыть?

Олег мгновение смотрел ошалело, потом выговорил:

— Ну вот, а мы все: дурак Мрак, Мрак — дурак… А я не додумался, представь себе.

Он окутал Мрака силовым полем, упаковал уран в контейнер с непроницаемыми для радиации стенками — все необходимое сотворил тут же, уплотнив с километр воздуха и перестроив его атомную структуру. Незримыми проникли сквозь перекрытия в кабинет, Олег упрятал контейнер, а оттуда уже вышли через дверь. Ирма ахнула:

— Пресвятая матерь божья!… Что с вами?

— Просто сильно устали, — ответил. Мрак торопливо.

— Приготовь ванну, если тебе нетрудно. И… если покормишь, я тебя бить за это не стану.

Она даже не улыбнулась, с отчаянием смотрела в его исхудавшее лицо, потом метнулась на кухню. Олег незримо проник туда раньше ее, уволок батон колбасы и сунул Мраку. Тот сожрал, как будто быстро-быстро почекрыжил ножом, облизнулся, сразу повеселел.

— А ты ведь можешь и песок, — сказал Олег тихонько.

— Я видел! Когда над пустыней…

— Там всего несколько песчинок, — отмахнулся Мрак.

— А если вот так ковшиком, я ж захлебнусь. Насчет урана ты прав, его будет легче. Противно, но легче.

Из столовой донесся веселый возглас:

— Мойте руки, я уже накрываю стол!

— Ура, — сказал Мрак ликующе, — кормить будут!… Разве это не жизнь?

— Жизнь, — согласился Олег.

Он отправился искать ванную комнату, Мрак заскочил в столовую чмокнуть Ирму, а когда вбежал в ванную комнату, то на миг опешил, застыл на пороге.

Его друг, который никогда не обращал внимания на свою внешность, сейчас неотрывно смотрел на свое отражение в зеркале. Лицо удлинялось на глазах, надбровные дуги выступили острыми навесами. Нос стал с горбинкой, нижняя челюсть потяжелела, выдвинулась и стала шире. Глазные впадины вместе с глазами поплыли в стороны, а цвет глаз изменился на ярко-синий, потом на коричневый, а теперь еще и на лиловый.

Одновременно он становился то выше ростом, элегантный такой денди, то опускался ниже среднего, но раздвигал неимоверно плечи, шея как у быка, массивный череп, толстые короткие руки, эдакий Джон Буль — британский бык, волосы обретали то цвет соломы, и тогда Олег выглядел сказочным викингом, то делал их иссиня-черными, как у горцев Колхиды, однажды примерил абсолютно седые, делая их то коротко подстриженными, то отпускал почти до пояса. Странно, что бороду так и не попробовал, словно чувствовал к ней неприязнь, зато перемерил около двух десятков носов, ртов — от толстогубых, как оладьи, до узкой щели на мертвенно-бледном лице.

В заключение вернулся к прежнему облику: красноголовому, как дятел или ирландец, с зелеными внимательными глазами, рослому, крепкому, но не так уж совсем, чтобы все оглядывались на переразвитую фигуру. Даже показалось, что чуть-чуть уменьшил ширину плеч и груды мышц.

Мрак втихомолку перевел дух. Не хотелось, чтобы Олег принял какую-то иную личину, но по своей злобной манере сказал насмешливо:

— Чо, ты — самый лучший?

— Наверное, — ответил Олег, он все еще внимательно всматривался в свое отражение.

— Наверное…

Он отвернул кран, ударила тугая струя воды. Он подставил ладони, нимало не интересуясь, холодную открыл или кипяток.

— Еще бы! — сказал Мрак.

— Ты ж у нас само совершенство.

— Мрак, ты же знаешь, я очень не люблю рисковать. Тем более когда нет необходимости. Острой необходимости.

— А морду сменить — риск?

Олег, к его удивлению, ответил очень серьезно, даже торжественно:

— Мне кажется… почти уверен, что внешность тесно связана с психикой. Измениться внешне — измениться и… словом, это буду уже не я.

— А если будет лучше, чем ты? — спросил Мрак насмешливо. Он спохватился:

— Нет-нет, это меня за язык дурь дернула. Лучше не надо, я к такому привык.

Олег подумал, сказал кротко:

— Если бы точно, что лучше… а если хуже?

— Да-да, я ж говорю — не рискуй.

— Боюсь, — сказал Олег виновато, — что будет все-таки хуже. При любом изменении. К этому я уже приспособился. Уже накинул

узду, управляю. А новая внешность даст новые желания, навяжет новые вкусы… Может быть, мне вообще расхочется мчаться куда-то помогать Таргитаю? Нет, Мрак, оставаться нам в этих телах!

— И с этими мордами, — поддакнул Мрак.

— Это у тебя морда, — ответил Олег.

Он тщательно вытирал полотенцем пальцы, хотя с его способностями абсорбировать все, что коснется кожи, это уже смешно. Мрак намочил ладони, взял мыло, вдруг застыл, глаза стали квадратными.

— Олег…

— произнес он в великом недоумении.

— Но не чудилось же все это нам!

— Что?

— Ну… даже бог. Ведь жили ж мы в то обычное время… которое теперь кажется таким дивным! И необычным. И неужели нам чудился этот… если хочешь, даже с прописной, пжалста, Бог! Мы же видели, говорили… Один раз даже получили от него Перо в… прямо в руки.

Олег криво усмехнулся.

— Каким ты стал вежливым! Наверное, в монахи нацелился? Забыл, как ты деликатно выхватил это Перо из его клюва? Кажется, даже по морде двинул.

Мрак от возмущения выронил мыло, поймал на лету, оно выскользнуло у него, как скользкая рыбка. Он несколько раз хватал его, оно выскальзывало, пока не догадался просто подставить ладони.

— Вот это уже брехня!…

— прорычал он.

— Подлая гнусная брехня! Я к старшим всегда со всей уважительностью. Просто мы тогда торопились, поклониться не успел. Ты не увиливай! Если не понимаешь, так и признайся.

Олег оскорбился:

— Когда это я чего не понимал? Я всегда все понимаю, даже когда мне что-то и непонятно. Ты забыл, что мы встречались с ним еще однажды, когда спасали Яру?… Ах да, тебя тогда не было. Как надо, тебя всегда нет, ты по своей мерзкой привычке пьянствовал с непотребными девками с Тверской.

— Твери тогда не было.

— Была, но дело не в том. Бог тогда выглядел совсем другим, чем… ну когда ты так грубо выдрал из его клюва Перо. Ну, вовсе не в облике крупного такого сокола. Даже — Сокола. Второй раз он показался в виде… вернее, не он показался, а мы сами увидели… Да ладно, чего это я тебе рассказываю? Как будто я не узнал ту волосатую руку! Потом как-нибудь расскажешь, как ты там очутился… Думаю, что если встретим теперь, то увидим… ну, в ожидаемо облегающей блестящей одежде… почему все считают, что в будущем начнут носить облегающее и блестящее? У него на каждом пальце будет по компьютеру, а в браслете — мощный телепортер. Или мутатоформер Вселенной.

Мрак посматривал искоса, несколько раз порывался прервать, морщился, кривился, потом посерьезнел, по лицу прошла тень, потом — напротив, побледнел, кожа на скулах натянулась, а желваки проступили злые, четкие, похожие на спины черепах.

Из столовой донесся призывный возглас:

— Вы где?

— Моем руки! — крикнул Мрак.

— Сейчас будем!

Он торопливо смыл мыльную пену, Олег бросил ему полотенце.

— Человек, — сказал он негромко, — не самое лучшее животное. Но отходить от его привычек… рискованно.

Мрак медленно вытирал ладони, морщины на лбу стали глубже.

— Род показывается в тех видах, — сказал он неприятным голосом, — в каких его могут воспринять примитивненькие существа?…

— Увы, Мрак.

— Но…

— Мрак сглотнул ком, побледнел еще больше, рывком отшвырнул полотенце, оно послушно повисло на металлическом штырьке.

— Да пошел ты… От этого слишком близко к мысли, что… неистинно вообще все. Даже то, что видим вот сейчас так отчетливо. Даже атомы не истинные.

— Как дети, — напомнил Олег тихо, уже в который раз, — что видят в облаках замки и дивные корабли. А насчет атомов ты тоже прав. Они не такие, какими представляем. Но до той правды еще оч-ч-ч-чень далеко!

Он открыл дверь, вышел, громко топая, чтобы Ирма не заподозрила их в странных увлечениях…

— Это не мысль, а истина. Но ты прав, лучше даже близко не подходить к этой мысли! Пока еще страшновато…

Давай жить и работать. Будем работать — будем все ближе и ближе к подлинной картине мира.

— Но никогда ее не увидим, — горько сказал Мрак.

— Подлинную. А этот гад уже видит!

Олег сказал тихо:

— Мрак… возможно, только он способен это вынести. Пойдем. Не думай об этом. Думай об обеде.

— Да иди ты!… Думаешь, я только об обеде всегда думаю?… А что она там приготовила, пахнет так здорово…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать