Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 4)


Официант с сомнением посмотрел на стол, спросил озабоченно:

— Сколько человек вы ждете?… Может быть, пересядете за стол побольше?

Олег нахмурился, буркнул:

— Никого не ждем. Мы сироты.

Официант обалдело всмотрелся в блокнот, уставился на Олега, наконец решился захлопнуть блокнот, поклонился с превеликим почтением и хотел удалиться, но Мрак остановил повелительным жестом, взял меню:

— Хороший выбор у моего друга, верно? Умеет поесть.

Даже добавить нечего. Так что мне все то же самое… а сверху только пару бутылок «Периньона». Как, Олег?

Олег кивнул:

— Да, ты прав. И мне тоже две.

Официант вытаращил глаза. Брови взлетели на середину лба, рот открылся и таким остался. Метрдотель обратил внимание, что тот вернулся с отвисшей челюстью, подозвал, поговорили. Официант старался жестикулировать как можно меньше, но было видно, как указывает в сторону Мрака и Олега. Метрдотель слушал с непроницаемым видом, но потом и на его холеном лице проступило некоторое замешательство.

Им подали балык осетровый, на двух тарелках, но пока Олег философствовал и умничал, Мрак успел оприходовать обе, Олегу досталось только два ломтика. Метрдотель издали посматривал на солидных клиентов, по его жестам у них на столе тут же появилась белорыбица, ветчина копченая, печеная и свежепросоленная, а тот клиент, что с черными, как ночь, волосами, снова подозвал официанта и велел еще балычка, а то этот куда-то делся.

Олег краем глаза видел, что на столе появилась широкая розетка с красной икоркой, свежей, рядом блюдо с тонкими кровяными колбасками, от них рвануло одуряющим запахом. Мрак что-то передал знаками кому-то за его спиной, спустя пару минут принесли огромного копченого угря.

— Жаб хочешь? — предложил он Олегу кровожадно.

— Тут жаб хорошо готовят!

Олег поморщился:

— А сам ты их ел? Мрак оскорбился:

— Я? За кого ты меня принимаешь? Я волк, значит — хыщник! Но ты ж у нас умный, тебе надо все не как у людей…

— Жаб не надо, — ответил Олег.

— Я консерватор. Можешь и мне угря заказать, только маринованного. А вот гуся — фаршированного, копченого.

Незаметно за спинами возник официант, ловко и виртуозно налил обоим вина, Мрак поморщился, их за безруких тут принимают, чо ли, но официант понизил голос и сказал заговорщицким шепотом:

— Вон за тем столиком… две очень красивые девушки… скучают.

Олег смолчал, Мрак отмахнулся:

— Их проблемы. Нам пока не до девок.

Вслед за угрем появился жареный поросенок. Мрак заявил гордо, что вот прямо совсем старое доброе время, Олег промолчал. Ностальгия ностальгией, но сейчас готовят лучше. Это не дремучий лес, где костер, где все без приправ, нередко даже без соли.

Мрак довольно урчал, нож в его руке разделывал аппетитно пахнущую тушку с артистичной легкостью. Олег ел вяло, потом задумался, нож и вилка вообще застыли над тарелкой.

— Мы все, — сказал он горько, — живем в вымышленном мире. Помнишь, дама возмущалась: что за молодежь пошла, по улицам ходят голые! Ее муж пытался возразить: ну что ты, дорогая, они ж все в одежде… А она резонно: но под одеждой — голые?… Мы, как ее муж, стараемся не помнить, что мы голые. Мы все врем друг другу, врем себе, ибо правда — это хаос, а для любого прогресса нужна упорядоченность. Упорядоченность начинается с брехни. С лживого постулата, что верно только то, что видим или понимаем. Вот я вижу в спектре от красного до фиолетового, и потому мне по фигу пчела, что зрит еще инфракрасный, а за ним еще десяток цветов. Мне по фигу песни кузнечика, ибо две трети его трелей за пределами моего слуха. Я их оценить не могу, а значит — их нет. Не существует. Человек — мерило всех вещей, а всех остальных со своими мерками — в задницу, как говорит один мой лохматый друг.

— Согласен, — ответил Мрак бодро. Олег покосился недобрым глазом:

— Да? А я вот сейчас могу видеть тебя в десятке обличий. Начиная от «по-насекомьи» и кончая, скажем, «по-дельфиньи».

— Ну и каков я, в дельфиненьем?

— Никакой, — ответил Олег злорадно.

— Нет тебя, понял?

— Щас дам в рыло, — пообещал Мрак.

— Ты поверишь в мою реальность. Олег, не умничай. Пока мы едим жареного поросенка… а еще бы и жареного гуся, мы — люди. Даже если на голодный желудок иногда можем поглодать и камни. Ну, ты можешь. Я пока только собственные сапоги, как моряки Колумба.

Официант принес жаркое, сказал с улыбкой:

— Девушки все посматривают на вас. Заинтересовались. Мрак поморщился, но спросил на всякий случай:

— Олег, ты как насчет этого? Уже развязался? Олег вяло покачал головой:

— Узел, Мрак. Не развязать и, боюсь, даже не разрубить.

— Еще не готов, — сообщил Мрак официанту.

— Да мы сами свистнем, когда восхочется. Итак, Олег, а какого хрена ты впадаешь в панику? Ты что, не можешь как все люди? Мы ж все приспособились! Если кто спросит, как на экзамене отрапортуем, что Земля круглая, вертится вокруг Солнца… но сами понимаем, что брехня это все, вон утром махонькое солнце встает из-за края неподвижной земли, а вечером сползает за противоположный край…

— Ты уже говорил, — напомнил Олег.

— А тебе хоть кол на голове теши…

Мимо них прошла красивая девушка, с крупной грудью, тонкая в поясе, с прекрасно развитыми бедрами и оттопыренным задом, на который можно поставить два бокала шампанского — результат шейпинга, фитнеса и сбалансированного питания. Она чуть улыбнулась Мраку, едва-едва, и он сразу отметил почти полное отсутствие косметики, разве что губы и брови чуть подтатуашены, сама юность и чистота… так это сотню баксов за одно

пользование или пять сотен за ночь.

Возвращалась она из туалета еще более свежая, чистая, снова улыбнулась Мраку, а когда он чуть улыбнулся в ответ, замедлила шаг и сказала дружески:

— Чувствую, вам пора разгрузиться, ребята. Мрак сказал легко:

— Да мы только начали загружаться.

— Ого, — ответила она весело, — это ж я лопну, если вы оба все еще ее копите…

Она засмеялась, ушла покачивающейся эротичной походкой. Ее подруга смотрела на них с любопытством, Мрак перехватил оценивающий взгляд. Конечно, их сразу зачислили в разряд состоятельных. Даже очень состоятельных. Не по заказам, провинциальные лохи еще круче гуляют, а по манерам, по взглядам, по общению. Сейчас лишь прикидывают, в нужной ли кондиции эти мужики для перехода на следующую ступень общения. И не пора ли браться самим, да понапористее, а то вон впорхнула стая малолеток, эти сразу возьмут забалдевших мужиков за причинные места, а эти, гады, отказываться не станут.

Олег наконец заметил женщин, пробурчал:

— Хорошо, хоть в этом благородном промысле — блаженная стабильность. В Древнем Египте мне говорили то же самое слово в слово.

— Рад?

— Не знаю, — ответил Олег.

— Умом нет, а вот душа довольна.

— Ах, у тебя еще и душа!

Официант подошел с бутылкой, раскупорил, налил в оба бокала. Мрак попробовал, поморщился:

— Слушай, рыло!… Я заказывал марсельскую «Моро», а ты что принес? Скажу сразу, чтобы ты складками на голове не двигал: обыкновенный портвейн трехлетней выдержки!… Убери эту дрянь.

Официант исчез, через пару минут появился сам метрдотель, извинился, сообщил, что жулика уже выгнали, уже другой официант принес вино, метрдотель лично наполнил бокалы. Мрак пригубил, благосклонно кивнул. Метрдотель велел официанту стоять за спиной важных посетителей и наполнять бокалы, но Мрак королевским жестом отослал всех на фиг.

Музыка гремела все громче и громче. На приподнятой эстраде немолодая уже певица кричала в микрофон, жилы надулись на шее, она едва не проглатывала его целиком, по лицу текли крупные капли пота. Она сбросила уже всю одежду, за исключением крохотного лифчика и трусиков. Ей хлопали, весело орали. В сторонке полногрудая молодая девушка с великолепной сексуальной фигурой выгибалась в стриптизе, уже сняла и лифчик, и даже трусики, молодые сочные груди торчат в разные стороны, но за столиками охотнее наблюдали за тощей певицей.

Олег чувствовал, как им тоже овладевает гипноз гвалта, безудержного дикарского веселья, винных паров. Через три столика, ближе к эстраде, шестеро парней, крепкие такие быки, подобных охотно нанимают в охрану, но эти рангом повыше, судя по одежде и по тому, чем уставлен их стол. Один перехватил взгляд Олега, нахмурился, что-то сказал соседу. Тот оглянулся, но Олег уже уронил взгляд и вяло ковырялся в тарелке.

Все эти люди из атомов, сказал себе с горькой обреченностью. Эти атомы висят в пустоте… друг от друга на таком расстоянии, что эти люди… почти не отличаются от пустоты. А если эти атомы чуть-чуть передвинуть, то из человека получится стол, стул, глыба камня или кусок металла… А можно оставить неупорядоченными. Тогда человек просто исчезнет… Все атомы останутся, но человека уже не будет. Человека человеком делает лишь определенная расстановка атомов…

Мрак сказал громко:

— Чего побледнел? Ты мне смотри, враз всех здешних баб кликну! От мудростей сразу отвлекут.

Олег кисло улыбнулся:

— Не стоит.

— Еще не в кондиции?

— Мрак, оставь…

— Как знаешь, — ответил Мрак.

— Ты посиди пока, я схожу посмотрю на сантехнику.

Он поднялся, сразу привлекая взгляды, такие мужчины заметны, поощрительно подмигнул на ходу двум красоткам, что все еще упорно отказывались от общества подвыпивших мужичков.

Когда он проходил мимо последнего столика, там поднялся молодой парень, худощавый, но с раздвинутыми костлявыми плечами. Мрак краем глаза следил, как тот догнал его перед дверью в туалет.

— Слушай, мужик, — сказал парень.

— Вон те две девахи, видишь?… Они для нашего босса.

— Да? — удивился Мрак.

— Я думал, они свободны.

— Уже нет, — ответил парень. Голос его был веселым.

— Скоро подъедет наш босс, понимаешь?… Ему надо создать хорошее настроение. Эти девочки как раз для него. Так что не возникай, понял?

Мрак сказал буднично:

— Да клал я на вашего босса. И на вас всех.

Он отпихнул невежу и вошел в туалет. Просторно, стерильно чисто, любая бюджетная больница позавидует. Опорожнил мочевой пузырь, а когда вышел помыть руки, в комнате возле зеркала стояли двое. Тот парень и еще один, тоже худощавый, рослый, с крепкими налитыми мышцами.

Парень сказал миролюбиво:

— Мужик, мы не хотим ссориться.

— Да и я не хочу, — ответил Мрак.

Он неторопливо мыл руки, потом так же неспешно подставил их под горячую струю воздуха. Парни медленно зашли с разных сторон. Демонстративно, все еще стараясь избежать стычки. Это раньше в корчме что ни час, то большая драка, а между большими — две-три поменьше. Теперь же чуть что — вызывают милицию, ОМОН, а там недалеко и до самого страшного: до налоговой полиции, так что драк избегают все.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать