Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 46)


С другой стороны, мелькнула трусливенькая мысль: при таком темпе путешествие в космосе растянется на столетия. Конечно, для размышлений больше времени, но… Кстати, для Мрака тоже больше времени, чтобы усилить контроль над своим телом, углубить, как говорят политики, свое влияние на процессы… Да только он взвоет не своим волчьим голосом, если его оставить в космосе больше чем на сутки.

Орбиту Марса прошли, не заметив самого Марса, эта тусклая красноватая песчинка неслась по кругу почти с той стороны Солнца. Мрак не вытерпел, крикнул:

— А как насчет походить, попинать красный песочек?

— Зачем? — удивился Олег.

— Ты устал?

— Да нет, но… аэлит поищем, тускубов, марсианские каналы… Вдруг где что лежит блестящее…

— Нигде ничего, — ответил Олег хладнокровно.

— Я уже смотрел. И песок там совсем не красный.

Мрак вскрикнул:

— Когда?

— А когда ты с Ирмой беседовал о породах дерева. — Я?

— Ну да, когда учил ее отличать дуб от ясеня.

— Сам ты дуб, — сказал Мрак горько.

— Тайком, за моей спиной…

— Не с Ирмой же.

— Все равно гад.

— Я просто протаптывал дорожку, — объяснил Олег. Он не сводил взгляда с крохотной звездочки, что, наконец, начала увеличиваться в размерах. Она шла слева, они летели вроде бы в пустоту, но эта звездочка тоже несется, как пуля, их пути пересекутся, здесь все происходит с ювелирной точностью, это не путешествие в Египет, когда постоянно что-то да отвлекало, уводило в сторону.

— Пора бы перевести дух, — сказал Мрак. Он старался держать голос нейтральным, но Олег видел, чего ему стоит эта нейтральность.

— Что-то живот подвело…

— Впереди Юпитер, — сообщил Олег.

— Там и остановимся.

— Ого, — съязвил Мрак.

— На самом Юпитере?

— У него шестнадцать спутников, — огрызнулся Олег.

— На выбор!…

Юпитер лежал впереди, бурый, крохотный и чем-то, на взгляд Мрака, похожий на белого карлика. Возможно, он в самом деле бывшая звезда… Или будущая. Или так и не случившаяся, чуть-то не дотянувшая, так и оставшаяся звездой-личйнкой. В любом случае, больше звезд нам не надо в нашей системе, мелькнула решительная мысль. Даже если это случится через миллион лет и люди, как тараканы в новом доме, разбегутся по всей галактике.

Эта бурая крохотная планетка увеличивалась и вались, а они все летят и летят, а этот бурый диск уже вырос до размеров Луны, а они все еще далеко, едва-едва началу раздвигаться…

Олег крикнул:

— Пора тормозить!…

— Не рано?

— А ты знаешь, до какой скорости мы разогнались? Мрак сказал торопливо:

— Лучше молчи. Ты меня отвлекаешь. Олег удивился:

— От чего?

— От мыслей о высоком, — отрезал Мрак.

— Может, я как раз мыслил, как мне тоже научиться задницей есть песок?

Но даже при полном торможении их несло хоть еще не прямо на Юпитер, но даже Мрак видел, что в точку пересечения они прибудут одновременно. Надо бы еще научиться останавливаться мгновенно, мелькнула мысль. Ладно, это Олег придумает. Все, что относится к безопасности, Олег продумывает в первую очередь.

Еще через час огромный шар Юпитера повис так близко, что мороз пробежал по всему телу. Он чувствовал всеми фибрами и веем-веем, что у него есть, как Юпитер приближается с каждой минутой, как увеличивается и что вот-вот он, Мрак, рухнет туда, на жутковатую планету…

Он покосился на Олега. Тот побледнел, стиснул зубы, в вытаращенных глазах жуткий страх. Олег, перехватив взгляд, бледно улыбнулся. Такое же чувство, только еще страшнее, испытал, когда стоял на Меркурии, этом оплавленном куске камня размером с астероид. Но этот астероид казался незыблемой твердью, над которой нависает огромное страшное Солнце, что вот-вот упадет сверху… тоже сверху!… сожжет, раздавит, испепелит…

Нет, сказал он себе, к такой жути никто не привыкнет. Просто когда жуть не уходит, то она притупляется, а потом и вовсе перестанешь замечать. Как если бы возле спящей кошки грохнуть молотком по листу железа, она подпрыгнет на два метра, заорет, обезумев от ужаса, но если лупить и лупить вот так же громко, то вскоре привыкнет, успокоится и даже будет спокойно спать под такие лязгающие удары.

Олег наконец-то изменил курс, Мрак посмотрел в направлении его взгляда, там кувыркался обломок астероида. Или настоящий астероид. А намного дальше еще один, уже огромный, окутанный дымкой атмосферы. И астероидом назвать не поворачивается язык, настоящая планета, хоть и помельче Земли. Олег держит именно его в прицеле взгляда, он подтянул руки и ноги к груди, приняв внутриутробное положение, такая поза идеальна для сна, но Мрак по каким-то признакам определил это действо как торможение. Он увидел… ну, почти увидел, как атомная решетка в теле Олега дрогнула, началась неуловимо быстрая перестановка атомов, тело разогрелось, но тепло отводится прямо в космос, на периферии выросли тормозящие устройства, а кожа на миг вспыхнула оранжевым огнем, проверяя себя на прочность, заращивая выемки от крохотных встречных частиц пыли:

Мрак поспешно дал команду своему организму на изменение полета.

Организм сопротивлялся, очень неохотно выходил из блаженного состояния покоя. Мрак чувствовал внутри странное шевеление, словно там зевают, потягиваются, бормочут спросонья, а кто-то пытается заснуть снова, однако соседи стягивают с него одеяло и поднимают пинками, ибо он лежит у них на дороге.

Наверное, самое правильное и было тащить с собой все огромное громоздкое тело, хотя намного проще было бы

послать через пространство только мозг, а то и просто мысль…

Но так, какой он ни есть громоздкий, организм сам о себе заботится, хоть и жрет энергии в сто тысяч раз больше, чем если бы отправились в путешествие без него.

Огромная бурая планета, такая же бурая, как сам Юпитер, разрослась, закрыла собой все небо. Выглядела она жутковато, хотя, в отличие от Юпитера, предельно резко, четко, ибо атмосферы почти нет. В глаз блеснул солнечный зайчик, Мрак ошалело увидел выпуклую водную гладь, море не меньше, чем Байкал, это же чудо… И, сцепив зубы, напомнил себе трезво, что это наверняка расплавленный чудовищным жаром в прошлых катаклизмах обыкновенный песок, что превратился в стекло.

Планета, вернее, спутник Юпитера, но все же планета немногим меньше Земли, вращалась быстро… или же это он летит за Олегом чересчур быстро, в поле зрения выплыл такой же серый, как вся планета, материк. Он все еще был выпуклый, находился впереди, но через какое-то мгновение Мрак ощутил дурноту, мир качнулся, как на карусели, звездное небо дважды описало круг, покачалось, не зная, в каком положении остановиться, затем в сердце кольнуло страхом: материк оказался внизу, и они с Олегом падали прямо на далекие пока серые скалы.

Выпуклый диск в какой-то миг преобразился, стал плоским. Они падали уже не на планету, даже не на материк, а на широкое плато, усеянное неимоверно острыми и длинными горными пиками.

Над головой прогремело, Олег поспешно вскинул голову. Мрак опускался, похожий на перевернутый вулкан: вниз били могучие струи огня, полыхало багровое пламя, внизу плавилась и текла красная земля.

— Ты это чего? — заорал Олег.

Внизу бушевал ад, скалы тряслись, рассыпались, огромные камни катились в красные вязкие потоки, мгновение там их тащило, темные, похожие на спины черепах, потом все таяло, как воск, в оглушающем жаре Столб огня уперся в поверхность, камни расшвыривало, а в середке красная лава пошла в стороны густыми волнами. Образовалась широкая чаша. Мрак опустился ниже, в чаше вскипело, взвился сизый дым. От Мрака в землю упирались слепяще-белые молнии, в них шипело, трещало, воздух, наполнился запахом озона. Кипящая лава испарилась, а Мрак, повисев над раскаленным клокочущим адом, резко подался в сторону.

Олег с беспокойством следил, как Мрак на миг завис над серой плитой, опустился так неловко, что пробежал несколько шагов, чтобы не упасть.

— Что с тобой?

Мрак обернулся, лицо бледное, в глазах страх медленно уступает место смущению.

— Не знаю, — ответил он хрипло.

— Что-то дернуло меня… Показалось, что врежусь, аж сопли разбрызгаются по всей планете. Вот и…

— Впечатляюще, — согласился Олег торопливо.

— В этом есть что-то наглядное. Ты прав, мне самому иногда хочется видеть, что же происходит. Как та дама, что никак не могла понять, как телеграммы из Европы в Америку доходят сухими…

— Да, — сказал Мрак с облегчением.

— Когда я посылал курьера из Петербурга в Москву с пакетом, все было понятно. А вот как я передавал такой же пакет по е-мэйлу, до сих пор не понимаю!

— Но не стоит сейчас посылать на перекладных, — сказал Олег мягко.

— Держись, Мрак.

Мрак буркнул:

— Стараюсь. Но ты бы видел, как трясутся ноги!

— Счастливец, — ответил Олег.

— У тебя, оказывается, трясутся только ноги.

Со всех сторон их окружала красноватая тьма. Туча раскаленного песка, что не успел сплавиться в единое стеклянное плато, взлетела, подброшенная мощным потоком, опускалась медленно, нехотя.

Почва под ногами подрагивала, быстро остывая. Целые пласты коры сдвигались на прежние места, толкались панцирями, как черепахи в стаде. Или как льдины в ледоход, что наткнулись на преграду.

Наконец стали видны острые пики гор. Туча опускалась со скоростью уходящей из ванны грязной воды, где выдернули пробку. Пики росли, раздвигались, стали похожи на шипы на спине гигантского дракона. В конце концов туча осела, покрыв землю красноватым налетом. Даже контейнер с остатками плутония покрылся красной пылью.

Все это время Олег ждал, не двигался с места. Он уже перешел в «человеческое время», когда и секунда ничего не значит, а про наносекунды и пикосекунды лучше вовсе не упоминать, представить невозможно. Мрак тоже переводил дыхание, проверял свой трясущийся организм, восстанавливал, лечил, сращивал. Он чувствовал дикий обжигающий голод и снова подумал, что как хорошо, что Олег настоял на том, чтобы тащить через пространство громоздкое тело. Оно само вот орет, требует, желудок на стенки бросается, ни о чем другом не дает думать, кроме еды… А был бы просто мыслью, мог бы и не обратить внимания, а потом просто перестать существовать, или, говоря по научному, склеил бы ласты.

Он ощутил, что ожил достаточно, чтобы осмелеть и сказать с брезгливостью феодала, которому король пожаловал захолустное владение:

— Это что, Ганимед? Или Каллисто?… Знаешь, Олег, я ожидал большего. По-моему, это та же Луна. Те же кратеры, той же гравитации с гулькин нос, пейзаж вовсе знаком, словно вижу открытые карьеры по добыче угля на Украине…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать