Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 61)


Он даже не вспомнил, что он сам оттуда, именно с этого самого комочка, но чем-то эта мысль огорчила. Слегка. Самую малость. Возможно, именно в тот момент он слегка простонал сквозь зубы. Непроизвольно. Чуть-чуть, но Мрак услышал.

— А от кого такая мысль? — спросил Олег чужим голосом.

Таргитай смотрел непонимающе:

— Как от кого?

— Ну, откуда к тебе такая мысль?… Она ж тебе самому не понравилась!

— Не понравилась, — признался Таргитай.

— С другой стороны — ведь надо просто жить. А там какое-то мутное беспокойство… Нет, не сейчас!… Сейчас там ничего. Но совсем скоро, всего лет через миллион-другой, оттуда пойдет большое беспокойство.

От стола прекратились на миг звучный хруст, треск, плямканье и смачное сопение. Мрак вытер тыльной стороной ладони рот, сказал саркастически:

— Ага, через миллион лет. А прихлопнуть ту часть космоса, как муху, хочешь прямо щас. Подумаешь, какая-то звездочка!

Таргитай сказал равнодушно:

— Да там не одна. С десяток. Или сотня. Но какая разница?… Это все равно так мало.

Ничтожно мало, подумал Олег. Сотня звезд исчезнет, это все равно что у меня выпадет один волосок. Так что вполне резонно, если от волоска беспокойство, то его можно даже дернуть.

— Тарх, — сказал он, — а здесь есть самые старые и древние цивилизации? Самые мудрые, знающие?

Таргитай беспомощно поморгал, глаза были жалобные.

— Олег, о чем ты? Олег вздохнул:

— Неважно, Тарх. Отдыхай. Набирайся сил. А мы с Мраком пока…

— Закончим кабанчика? — предположил Мрак.

— Я всегда мечтал о кабанчике, который был бы вот так приготовлен и… не кончался.

Олег отступил от Таргитая, тот так и остался на спине, руки под голову, взгляд в противоположную стену, подсел к Мраку. Тот придвинул к нему блюдо, запах в самом деле одуряющий, корочка хрустит под пальцами, аромат бьет в голову, но Олег покачал головой:

— Сколько можно есть?

— Ты же сказал — наедаться в запас! К тому же это какой-то особенный кабанчик.

— Насчет особенного кто спорит? Я не стал бы даже угадывать, что именно ты ешь: вещество, время, пространство — все равно не угадаю. Впрочем, ты прав — это кабанчик. Хорошо прожаренный.

Мрак продолжал трудиться над кабанчиком, но уже без торопливости, а спокойно и размеренно, как работающий угольный комбайн, что может работать в угольном карьере месяцами без перерыва.

— Хороший, — подтвердил он спокойно, без интеллигентных надрывов.

— Так что же делать?

— Пока не соображу. Но, похоже, надо найти тех, кто подал эту мысль… Вообще-то у меня есть абсурдная идея, очень дикая, невероятная… из-за чего, я боюсь, она может оказаться единственно верной…

— Ну-ну, говори. Я какой только дури от тебя не наслушался.

— Такой еще не слышал. Что есть мы, люди? Вообще, разум?… Или даже не люди, а то, что образовалось из мертвой материи, хотя теперь уже знаем, что мертвого ничего нет…

— Как и живого, — добавил Мрак невесело.

— Извини, что перебил.

— Ничего, я к твоим манерам уже привык. Нет, притерпелся. Так вот, мы во Вселенной выполняем функцию… мысли. Если это слишком громко и заносчиво, то — рефлексов. Может быть, инстинктов…

— Низших?

Олег подумал, ответил серьезно:

— Думаю, нет. Может, не самых высших, но…

— И на этом спасибо, — сказал Мрак саркастически.

— Хотя низшие и приятное дело, но быть только низшими — не хочу. Ну, и что дальше?

— А дальше… давай отыщем тех, кому мы не нравимся. Кому не нравимся настолько, что от нас решили отмахнуться, как от надоедливой…

— Мухи?

— Нет, мысли. Все человечество — это мысль… Понимаешь, та самая беспокойная мысль, что мешает почить на лаврах, просто балдеть, оттягиваться, ловить кайф. И хотя у нас таких любителей оттягиваться и балдеть все больше, но, видимо, пока что человечество в целом — мысль беспокойная. Избавиться от этой мысли есть только два варианта…

— Два? Какие?

— Либо поддаться, принять ее, либо… отмахнуться. Отдать предпочтение другой мысли. Или желанию, не знаю, что точнее. В смысле, полежать, оттянуться, понаслаждаться жизнью. В этом случае ты понимаешь, что будет с той, первой мыслью…

Мрак процедил ненавидяще:

— Она исчезнет.

— Она будет стерта, — согласился Олег.

— Вытеснена. Заменена.

Он поднял взгляд на стену. Она растаяла с той же готовностью, что и под взглядом Таргитая. Мрак поежился, словно внезапно оказался под струей ледяного ветра.

— Знаешь… Что-то мне захотелось в тот старый мир. Ну, примитивный, наш. Где все на самом деле такое, каким кажется. Где кабанчик — просто кабанчик, что еще вчера бегал, а сегодня вон на блюде, а не свернутое пространство, сжатое время или ломоть праматерии. И стена — стена. Пусть даже надо поднять задницу и выглянуть в окно, чтобы что-то увидеть.

Олег, не слушая, указал на темное небо:

— Видишь, вон там звездочка?

Мрак поднял голову, долго всматривался.

— Ага, — сказал он наконец.

— Ага, вижу.

— Так вот, — сказал Олег.

— Это не звездочка. Мрак насторожился, даже вроде бы сделал слабую попытку пощупать рукоять всегда выручавшей его секиры.

— Ага, — сказал он понимающе.

— Астероид, что прет в нашу сторону? А то и вовсе грозит Земле? Олег поморщился:

— Нет. Это… словом, это скопление звезд. Шаровое.

Обычное стандартное скопление. Спутник галактики. Они, как мухи, носятся… Ну, как наши планеты вокруг Солнца. Понимаешь, галактика вообще-то в чем-то тоже единое тело. А вокруг этого тела носятся спутники. В один из этих спутников нам и стоит попасть…

Опасность, как мне подсказывает спинной мозг, оттуда!

— На спутник? — переспросил Мрак.

— Не «на», а «в», — поправил Олег.

— В этом спутнике миллион звезд.

Мрак раскрыл рот. Долго ничего не мог сказать, наконец просипел севшим голосом:

— Ты что ж, успел пересчитать?

— Зачем, — сказал Олег, морщась.

— Известно, что в таких шаровых скоплениях их примерно по миллиону. Как будто отмерено.

— Отмерено?

— Ну да. Единым наперстком.

Мрак не отрывал взгляда от блестящей звездочки:

— Наперсток, куда вмещается миллион звезд? Олег отмахнулся:

— Да, ты прав. В масштабах галактики — это как раз наперсток.

Мрак помолчал, переваривая сказанное, сказал севшим голосом:

— Ну, если тебе спинной мозг подсказал… У которого утолщение там, внизу, и которым ты сейчас думаешь, то тогда, конечно, это решение самое верное. Остальные будут еще хуже. Но почему все-таки в тот спутник… как у тебя язык поворачивается такое….. такое назвать спутником!

Олег помедлил с ответом, а когда заговорил, Мрак уловил в его голосе сильнейшее смущение.

— Если честно, то… как я уже говорил, у меня просто такое ощущение, что мысль пришла оттуда. Я же говорю, спинной мозг…

— Ого, — сказал Мрак, — ты начинаешь верить ощущениям?

— Не скаль зубы… Возможно, это ощущение основано на знании, которое я еще не понял. Возможно, есть некое информационное поле… Нет, какое поле на таком расстоянии, но, возможно, оттуда занесло струйку запахов… запахов мысли, скажем. У меня ощущение, что вон в том крохотном спутнике и есть то, что мы ищем.

Мрак смотрел, не отрывая взгляда. В черном беззвездном небе, ибо все звезды остались за спиной, в галактике, в межгалактическом пространстве блистает звездочка. Далеко справа горит еще одна, но Олег указывает именно на эту, что слева. Он красиво называет это крохотным спутником, как будто речь о спутнике Марса или Юпитера, а ведь там» сверкает спутник галактики! Эдакий шарик из миллиона звезд, что очень близко одна к другой, как-то взаимодействуют, там особый мир, свои законы, свои континуумы…

— Ну, — сказал Мрак мужественным голосом, хотя внутри все похолодело, — если кто-то там, на спутнике… виноват, в спутнике, тогда мы уже нашли! Осталось только пойти и обломать рога. А если больно наглые, то размажем по стенкам.

Олег оглянулся на Таргитая. Тот лежал на роскошном ложе, но что-то на миг сместилось, Олег увидел темные волны тумана под Таргитаем, пахнуло смертельным холодом, а холодный ужас успел коснуться кожи. Видение тут же исчезло, но страх истаивал медленно, а в сердце заползала страшная мысль, что здесь даже не пространство и время, а что-то более древнее, что нельзя ни понять, ни осмыслить, ни даже назвать, как раз то, что трусливо называем «ничто», так вот Таргитай, как мифический Брахма, возлежит на этом ничто, на этом небытие, несуществовании…

— Отбываем, — сказал Олег твердо.

— Я не знаю, сколько у нас осталось времени. Прощайся, уходим.

— А ты уже попрощался?

— Он знает, что я ухожу.

— Тогда знает и обо мне, — сказал Мрак рассудительно. Однако он подошел к Таргитаю, хлопнул по плечу и сказал громко, словно разговаривал с глухим:

— Тарх, нам Они неслись через холодный пустой космос, оба молчали, наконец Мрак не вытерпел:

— И куда теперь?

— Еще не знаю, — ответил Олег сдавленным голосом.

— А куда же мы прем?

— Куда глаза глядят, — ответил Олег. Пояснил:

— Мои — вон в ту часть галактики. Во-первых, там вроде бы звезды, что вылетели первыми… Ну, не сами звезды, но те грязь и осколки, что вылетели из Праатома, или Яйца, самыми первыми. И хотя вроде бы смешно рассматривать, на сколько позже отлетел пятый осколок гранаты от первого… вон ты скажешь, что все вместе и одновременно! — но в малом мире звезд и планет это имеет значение. Немалое.

— Надеешься, — сказал Мрак заинтересованно, — наткнуться на древние цивилизации?

— Вот-вот.

— И пограбить?

— С чего бы?

— Олег, ты даешь… Сам же сказал, что мы все еще люди! И что надо оставаться людьми.

— Мрак, что-то я тебя иногда перестаю понимать…

— Ну, всегда в дальние неведомые края отправлялись за кладами, спрятанными сокровищами. Раньше сокровищами именовались сундуки с золотыми монетами, потом

— Великие Знания древних цивилизаций… Это и есть — оставаться людьми всегда и во всем! То есть тащить все, что плохо лежит. Что не удается утащить, там прибить сторожа и все равно утащить. Или спалить, если утащить ну никак низзя.

— Во много знаний — много горя, — ответил Олег хмуро.

— Давай-ка сперва просто найдем эти сверхцивилизации. К тому же я не сказал еще «во-вторых», ты по своей наглой бесцеремонности перебил, как всегда…

— Наглой бесцеремонности, — повторил Мрак заинтересованно, — ну и любишь ты меня, лингвист! Так что же «во-вторых»?

— Во-вторых, за той группой звезд уже край галактики. Если смотреть издали, то вся галактика — сплошной твердый диск с шаром в середке… что-то вроде Сатурна с непомерно большим кольцом, а вокруг этого диска носятся спутники. Издали они тоже выглядят твердыми шариками. Или звездочками, как хочешь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать