Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 62)


Дальше неслись молча, Мрак безуспешно старался уложить в сознании этот бред, что есть не бред, а жуткая реальность. Раньше ему казалось, что самое многочисленное, что может быть, — это дорожная пыль. Мельчайшая, въедливая, миллионы и миллиарды этих крохотных пылинок, что покрывают дороги невесомым покрывалом, обесцвечивают одежду, превращают потные лица в маски. Но вот только в одной нашей Вселенной что-то около ста миллиардов галактик. В каждой галактике — сто миллиардов звезд. Причем сто миллиардов — это минимальная цифра. Обычно пишется так: сто-двести миллиардов звезд в самой галактике. А Олег вот добавил, что еще и по миллиону звезд в каждом спутнике галактики, что совсем уж вроде мизер. Так, посмотришь на галактику, вокруг которой вьются совсем мелкие мошки, и кажется, что уж мошку-то исследовать совсем просто. Но когда представишь себе, что миллион звезд — это все-таки миллион, настроение сразу падает в черную пропасть.

Даже эту чертову мошку не хватит жизни обследовать!

Он бросил нетерпеливый взгляд на Олега. Пора бы нырять в нуклонный океан, но Олег все летит… хотя это над Землей он пролетел бы, как межгалактический метеор, а здесь это ближе к стоянию на месте.

— Ну, что решил? — спросил Мрак в нетерпении.

— Давай, Олег, соображай. Я думал, что Таргитая надо выручать от какого-нибудь космического спрута. Или мутанта с большим бластером!… Тут бы мы им показали… Но ему, видите ли, просто хреново. Депрессия у него! Слов каких навыдумывали…

— Мутанта мы бы сразу, — согласился Олег уныло, — а вот такое… Психиатра бы сюда. Только, боюсь, психиатр не очень бы… Или сказал бы, что надо убрать причину депрессии…

Мрак оживился:

— Так это я энтот психиатр!

— Мрак, я вот боюсь, что хорошо понимаю причину депрессии Таргитая.

— Ну, еще бы ты не боялся!… Тебя от всего трясет, как медведь попову грушу. Что ты понял?

— Боюсь, и ты забоишься. Ты можешь себе представить, чтобы Тарх отказался сыграть на дуде? Вот-вот. Он понимает… а он, ты знаешь, это и есть Вселенная, что мы… я говорю о всем человечестве — какой-то тупик эволюции…

Мрак возмутился:

— Да я за такие слова… Олег сказал печально:

— Он, может быть, как это ни печально, прав. Мрак, многие виды попадают в тупики и вымирают. Но люди перед вымиранием могут успеть натворить дел.

— Погоди, — прервал Мрак зло.

— Ты свою филозопию засунь знаешь куда. Откуда он это решил? С какого бодуна?

— Не знаю. Но можно сделать некоторые предположения…

— Так делай же!… Умник. Олег посмотрел с укором:

— Мрак, не ругайся. Все очень печально, ты же видишь. Можно предположить, что он узнал о цивилизации более гармоничной, более красивой, более развитой. И эти… вернее, те люди… если они люди, тоже выходят в космос… или уже вышли. Может быть, они в своей звездной экспансии уже подошли к нашей Солнечной системе. Вот-вот обнаружат нас. Наши, понятно, пальнут по ним изо всех орудий. Те от неожиданности могут бабахнуть в ответ… А ты уже знаешь, что даже один пустяковый залп малого крейсера в состоянии разнести планету в пыль, превратить в газовое облако…

— Откуда я это знаю?

— Мрак… Теперь это даже ты можешь сделать. Без всякого крейсера.

Мрак подумал, сказал с сожалением:

— Нет, не могу.

— Да? Ну и хорошо. Словом, Тарху невесело, что мы — тупик. И что нас надо стереть с черной доски космоса. Сделать он ничего не может, ибо против правды не попрешь…

Он оборвал себя на полуслове. Мрак проследил за его взглядом, медленно повернулся. И застыл, как глыба космического льда. Из глубин космоса, с той стороны, где находится Ядро Галактики, в их сторону несется гигантский боевой крейсер!

Олег ощутил страх, что сразу выплеснул из него активные ядра, стало холодно, он ощутил приближение небытия. Крейсер потряс чудовищными размерами. Даже не с гору величиной, а с горный хребет, это же Гималаи целиком, только закованные в высокопрочную сталь, даже не сталь, а нечто в сотни крат прочнее, непробиваемее. Жуткая громада из высокотехнологичного металла, пушки кажутся маленькими, крохотными, но на самом деле жерло каждой пошире, чем туннель московского метрополитена.

Мрак что-то кричал, он ухватил Олега в силовое поле и стремительно отступал, сперва со скоростью света, потом перешел на форсаж и пятился, не отрывая глаз от крейсера, на тахионном взрыве. Крейсер догонял, уже видны мелкие детали и крохотные царапины на корпусе. Каждая царапинка не глубже Дарьяльского ущелья, видны оспинки от столкновения с материей, оспинки немногим больше кратеров на Луне, а самые мелкие так и вовсе едва видны: всего лишь с Аризонскую впадину.

— Нам не уйти! — закричал Мрак. Он тряхнул Олега.

— Надо драться! Ты слышишь?

— Я… не могу…

— Должен смочь! — заорал Мрак люто.

— Дерись, скотина! Или смотри, как из меня сейчас полезут кишки…

Он развернулся и, продолжая отступать, ударил в приближающийся крейсер жестким излучением. Еще отступил и в наносекунду создал ком антиматерии, швырнул в корабль, рванул пространство, попробовал закрутить силовой водоворот.

Крейсер настигал, излучение и ком антиматерии прошли сквозь него, как сквозь облачко дыма, но что-то его тряхнуло, верхняя надстройка палубы изогнулась, а страшные пылающие дюзы заблистали с перерывами.

— Ага! — заорал Мрак.

— Подбил гаду!

Олег сцепил зубы, тоже выпустил навстречу врагу, а это явно враг, струю антиматерии. Крейсер начал тормозить, потом тряхнуло

сильнее, Мрак торжествующе завопил. В рентгеновском излучении перед ними вспыхнуло, красиво и мощно распространяется огненный шар мощнейшего термоядерного взрыва, докатился грохот, их тряхнуло, крейсер распух, по корпусу пошли трещины, изнутри в щели как будто засияло солнце. Стальной корпус взломало изнутри, словно там разбушевался великан, что рвался на свободу.

В следующее мгновение обломки швырнуло в разные стороны. На том месте, где был исполинский, поражавший воображение крейсер, полыхало новое солнце. За горящими обломками тянулся сизый дым. Мрак понял, что еще некоторое количество лет эти обломки покружатся вокруг нового солнца, вернее, новой звезды, а потом упадут в ее недра и послужат добавочным топливом. Возможно, это приведет к нестабильности, появится либо сверхновая, либо белый карлик…

— Мы его подбили! — вскрикнул он ликующе.

— Олег, мы его…

Крик застрял в его пространственном горле. Небо внезапно заискрилось. На нем появились мириады сверкающих точек. В гиперзрении он увидел, что в их сторону несутся…

сотни, тысячи, миллионы таких же боевых крейсеров, страшных машин уничтожения, только все крупнее, мощнее, защищеннее первого.

— Уходим! — заорал он.

Олег даже не противился, когда Мрак ухватил его в охапку, сбил в плотный ком и одним движением зашвырнул в сторону, чтобы не попасть под удар чужих пушек. Сам он тяжело дышал, трясся, смотрел по сторонам дико, непонимающе, еще не совсем уверенный, что удалось убежать.

— Ну, мордовороты, — выдохнул он наконец.

— Ну и крепкие, гады!… А как быстро…

Олег высвободился, раскинул руки, будто висел прибитый на невидимом кресте. Мрак видел, как его блестящая, как у тюленя, кожа жадно хватает энергию, преобразовывает и, может быть, даже пожирает пространство.

— Мрак, — сказал Олег мертвым голосом.

— Мрак…

— Ты чего? — спросил Мрак, насторожившись. Что-то в голосе Олега не понравилось.

— Что тебе не так?

— Мрак, никакого боя не было.

— Ты с дуба рухнул? Какого-нибудь звездного?

— Мрак, там же нелепость на нелепости!… Мы опять видели только то, что можем. Кругозорчик у нас тю-тю.

Мрак ошарашено помолчал, попытался вспомнить эту скоротечную драку. Ну, понятно, никакие взрывы и грохот в космосе невозможны, это понятно… теперь, но сам боевой крейсер? Эта страшная машина уничтожения, с грозно торчащими пушками?

— Черт бы побрал наше воображение, — сказал он со злостью.

— Опять драконы в облаках?

— Да, Мрак.

— Но какое оно на самом деле?… И что это на самом деле?

— Спроси что-нибудь полегче. — Щас!…

Олег сказал тоскливо в черную пустоту:

— Как сражаться… как вообще ступать по вязкому болоту, считая, что идем по асфальту Тверской?… Если бы наше воображение просто пасовало!… А то оно ж, черт бы его побрал, услужливо подсовывает образы из ранее виденного.

— Химеры?

— Да, химеры: голова орла, лапы льва, хвост змеи, а туловище быка. А вот что-то… чему не было аналогов?…

Он умолк, раскинул силовую сеть на несколько миллионов километров и так несся, захватывая частицы пыли, газов. Мрак смотрел с завистью, Олег старается для него, самому хватает излучения, он и так в своей шкуре накопил заряд, потенциала которого сам не знает.

— Не надо, — сказал он.

— Я у Таргитая нажрался, сам того не замечая, как будто на год вперед.

— Да я просто пробую, — ответил Олег рассеянно.

— Только сейчас придумал, как можно… Мы ж все на ходу совершенствуем, на ходу!

— Мы ж люди, — хмыкнул Мрак.

— Когда оружие совершенствовалось, как не в бою?

— Это не оружие, — ответил Олег сердито.

По телу пробежала крохотная искорка, сердце на миг сбилось с ритма. Он ощутил во всем теле странный холод, хотя вроде бы как раз сейчас должен чувствовать довольство нажратости. Затем сердце пошло стучать чаще, со всхлипами. По телу прошла дрожь, и опять он не был уверен, что эта дрожь не вызвана чем-то посторонним.

В страхе огляделся, пронзил лучами весь доступный сектор космоса. Пусто, как в поле после саранчи, однако все еще оставалось ощущение, словно кто-то невидимый взглянул на него всего, разом увидев все его атомы, поняв по ним его прошлое, просчитав с изумительной точностью будущее, и отодвинулся, не то теряя к нему интерес, не то еще не решив, что с ним делать.

— Мрак, — позвал он дрожащим голосом, — ты как?

— Щас лопну, — сообщил Мрак.

— Эх, зря ты наловил этого мусора! Но и бросить не могу, я ж бережливый.

— Ты ж говорил, что нажрался!

— Ясен пень, — сказал Мрак раздраженно, — мы даже из Леса когда вышли, какие мешки на себе перли?… А сейчас на тебя и вовсе можно нагрузить хоть два мешка. Или астероид размером с Меркурий.

— Когда-нибудь научимся, — сказал Олег нервно.

— Сейчас учиться некогда. Пойдем.

— Погоди, щас дозаправ… доем, и сразу же попрем заре навстречу.

— Пойдем сейчас, — сказал Олег сдавленным голосом. По его телу заблистали и погасли синеватые искры.

Голос Мрака прозвучал в ультравысоком диапазоне:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать