Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 63)


— Что-то чуешь? -Да…

— Тогда чего стоишь?

И сам прыгнул с такой скоростью, что за ним образовалась дыра даже в вакууме, а ближайшие звезды, как показалось Олегу, чуть сместились, словно пространство спешно затягивало дыру. Он прыгнул следом, Мрак молодец, доверяет, вопросов не задает. Или решил, что если толстокожий на чутье Олег что-то уловил опасное, то надо в самом деле сматываться, да побыстрее…

Некоторое время Олег чувствовал на затылке холод, словно некто огромный и ужасный с легкостью двигался за спиной. Затем ощущение разом исчезло, и он понял, насколько перетрусил.

ГЛАВА 24

Олег повел их по странному вектору, и, когда у Мрака начало слабеть зрение от истощения, впереди заблистала полоса рассеянного газа.

Мрак видел ее в рентгеновском излучении как красноватую пятнистую полосу, Олег прощупал в радиоизлучении, выбрал направление и понесся вдоль, загребая подобно бульдозеру все рассеянные частицы, раскалывая, бросая в ядерную топку, сбивая в плотный ком нейтринного вещества.

Вширь полоска вытянулась на два-три парсека, но Мрак и сам понесся бы вдоль, ибо это чисто по-человечески: ворваться на поле с ягодами и начинать жрать с середины, а что не удастся сожрать, то хотя бы понадкусывать и попинать ногами.

И лишь когда оба едва не лопались от избытка накопленной энергии, а в силовых ловушках еще и по сверхплотному комку, Мрак спохватился:

— А хоть в ту ли сторону прем?

— Нет, — ответил Олег.

— Так чего ж…

— Да какая разница, — ответил Олег рассеянно.

— Ну, сделали крохотный крюк в сторону. Всего на миллион миллионов километров, ерундишка просто… Когда это мы ходили без гака? Это ж просто не по-нашему. Странно даже, не по-людски. Зато сейчас вот прем по прямой, как ворона летит. Только ветер засвистит в ухах, как говаривает один мой друг…

— Я не знаю, о ком ты, — отозвался Мрак сварливо.

— Я так не говорил!

— На воре шапка горит, — обронил Олег.

— Я вообще-то имел в виду Таргитая.

Мрак скривился, никто не любит попадать впросак, проворчал:

— Если вся Вселенная, как ты говоришь, — живой организьм… то как же мы вот так прыгаем? Во мне ничего не прыгает!… И даже в слоне ничто не носится.

— Организм, — повторил Олег уверенно.

— В тебе кости на местах, как и плоть… хотя частички плоти, конечно, могут и мигрировать… Но эритроциты потоком крови носит по всему телу, омывая то мозг, то прямую кишку… Это я к тому, что для организма все дорого.

— Ладно тебе, — поторопил Мрак. Он заподозрил какой-то неясный намек в свою сторону и на всякий грозно нахмурился.

— Ты мне про нас!

— Есть белые тельца, — продолжил Олег.

— Они передвигаются сами по себе. Опять же — по всему телу. По своему желанию. К примеру, где царапина, туда и бегут, дабы врага грудь в грудь уничтожить, а то и погибнуть, но не пропустить…

— Так что мы — фагоциты?

Олег подумал, сказал осторожно:

— Нет. Скорее — нервные импульсы. Те передаются практически мгновенно. Только подумал шевельнуть пальцем, он и шевельнулся. Никакие фагоциты так не бегают. Мы, Мрак, мысли.

И снова инстинкты предупредили об опасности. Неизвестно какие, ведь ни ящерам, ни лемурам, ни даже высоколобым обезьянам не довелось бывать в таких вот глубинах космоса, но Мрак ощутил, как на загривке поднимается несуществующая шерсть, он насторожился, начал оглядываться по сторонам, собрался в ком, закрылся всеми полями и уплотнил кожу…

… На полном ходу смяла могучая нечеловеческая мощь. Он чувствовал, как его раздирает, растягивает в невообразимо тонкую линию, потом сплющивает и швыряет… Череп трещал, он чувствовал привкус крови на губах, а когда проморгался и вытер кровь с глаз, вокруг блистали совсем незнакомые звезды.

Он взвыл, инстинкт требовал действия, метания, но на этот раз он заставил инстинкты смириться, зависнуть в пустоте. Вместе с ним.

Ждал недолго, в пространстве появилась сверкающая точка, совсем не с той стороны, откуда ждал, Олег тоже выглядел помятым, испуганным. Правда, он всегда выглядит испуганным, с самого детства.

— Мрак!… Ты цел?

— Еще не знаю! — крикнул Мрак раздраженно.

— Что это было?

— Гравитационная линза! — прокричал Олег.

— Я едва успел ее обогнуть. Увидел, как ты в самую середину… Но ты-то как?

— Не знаю, — огрызнулся Мрак.

— Что-то предупредило… Но кости переломало.

— Это уже последняя, — сказал Олег поспешно и добавил:

— Здесь.

— Здесь — это где?

Они наращивали и наращивали скорость. Теперь Мрак смотрел во все стороны и во все глаза. Олег указал влево, там на грани видимости блестело нечто, похожее на звезды. Мрак рассмотрел сплющенные плоскости, в самом деле похожие на линзы. Они слегка блестели, то ли испускают фотоны, то ли сами поглощают, пусть Олег разбирается в таких тонкостях, но по загривку снова прошла предостерегающая дрожь.

Олег сканировал небо, составлял карту, прежде чем снова нырнуть в океан нуклонов. Гравитационных линз оказалось с десяток, они, как мелкие луны, застыли вокруг огромной линзы, размером с Солнечную систему. Вообще-то явно вращаются, а то и с бешеной скоростью, но сейчас застыли, и, пока Олег вычислял, где они должны вынырнуть в следующий раз, Мрак с беспокойством рассматривал эти хитрые ловушки, поставленные неизвестно кем, когда и на кого. Впрочем, может быть, конечно, это как пузыри на лужах после дождя: просто явление природы, человек ни при чем, но уж очень он здесь в космосе ни при чем, чересчур ни при чем, хочется думать, что хотя бы эти ловушки поставлены на него, уже на душе легче. Значит, уважают…

— Ну, — сказал Олег, — готов?

— Я когда-нибудь убью тебя, — пообещал Мрак.

— За что?

— Ты хотя бы разнообразил

свою песню!

— Какую песню? — не понял Олег.

— Мрак, ты заговариваешься. У тебя не жар?

Мрак в безнадежности махнул рукой, и в тот же миг острая боль стегнула по всему телу. Он закричал, дернулся, на какие-то пикосекунды ослеп и оглох, а когда сознание вернулось, ощутил, что боль все еще терзает тело, а ног ниже колен не чувствует вовсе.

Галактики резко сдвинулись, он несется уже в другую сторону — один. Олега нет ни близко, ни далеко. Превозмогая боль, он замедлил движение, остановился и уже намного медленнее двинулся обратно. На этот раз он тратил остатки энергии, чтобы прощупывать перед собой пространство.

Когда силы были на исходе, он ощутил впереди странное уплотнение. Это не была материя. Ощущение было странным. Уплотнение ни на что не походило, а из всех близких сравнений в памяти всплыла обыкновенная рытвина на проезжей дороге. Возможно, это остался с давних времен неразорвавшийся или нераспустившийся, неразвернувшийся в обычное пространство древний сгусток, в котором пространство и время еще едины, или это что-то вроде трещины, оставшейся после землетрясения, но теперь он понимал, что налетел на огромной скорости и это образование — трещина или, наоборот, бугор — тряхнуло и выбросило с намеченного пути в сторону.

— Черт, — сказал он дрожащим голосом.

— Олег!… Я ж не запоминал дорогу!… Если не отыщешь меня, то я сгину, как выпавшая с самолета жаба…

Олега швырнуло куда сильнее, чем Мрака. Смяло, сплющило, скатало, он кричал от боли и ужаса, чувствуя, как умирает, как раздирается на части, как отрываются части тела, в какой-то миг ухитрился провести поспешную регенерацию, это заняло две-три наносекунды, бесконечно долгое время, за это время небо сменилось дико и страшно.

Он задрожал, ощутив себя в совершенно чужом, незнакомом месте, где никаких ориентиров. Сердце заколотилось бешено, в голову ударил страх, теперь уже потерялся навеки, только в этой галактике сто миллиардов звезд, а если учесть, что выскочил за пределы, то придется обшаривать еще сто миллиардов галактик…

Идиот, это же он по старой привычке… которой всего пара месяцев от роду, держался ориентиров по звездному небу, но с новыми возможностями проскочил столько, что небо могло поменяться несколько раз. В ужасе оглянулся, изо всех сил ловил микроскопические возмущения в пространстве, вызванные его вторжением, поймал пару кварков, один выбитый из орбиты электрон, поспешно взял вектор, вычислил направление и в панике метнулся обратно.

Сделал остановку, вынырнул в пространстве, уловил свой еще не остывший след, здесь трепыхались три электрона, сделал крохотную поправку, прыгнул, остановился, еще чуть поправился и снова прыгнул…

Небо все еще дикое, не свое, но он сверился со своей картой в памяти, это примерно тот же сектор Вселенной, он ушел в сторону всего на две галактики влево.

— Ура, — сказал он вибрирующим голосом.

— Теперь никогда… никогда!

Далеко, на грани видимости, медленно перемещалась крохотная звездочка. Олег понесся на предельной скорости, затормозил, но все же чуть проскочил на пару миллионов километров, вернулся, прокричал:

— Мрак, не спи! Замерзнешь.

Мрак открыл глаза. На суровом осунувшемся лице отразилась такая ослепительная радость, что Олег смутился, развел руками, пробормотал:

— Прости, нам надо было связаться. Чем-нибудь вроде веревки.

— Ага, — ответил Мрак, сразу оживая.

— Только другой конец тебе на шею. Ты чо-то вроде мельче стал?

— Мне досталось, — сказал Олег просто.

— Ничего, все восстановим… Ты давай, не отставай только.

Они сделали только один прыжок через заныривание в нуклонный океан, Олег уверял, что это занимает меньше пикосекунды, время останавливается, но Мрак лишь загадочно улыбался. Он отдохнул, поздоровел, успел забыть страхи, а вынырнул, как боксер, что на ринг скачет через канаты.

Солнце, как нарочно, почти копия земного, звезда такого же класса, оранжевая, светимость тютелька в тютельку. Олег указал на блеснувшую точку планеты, догнали, Мрак понесся к атмосфере, что тоже напомнила земную, почти уверенный, что наконец-то встретит жизнь, города, звездолеты, марширующие армии звездных десантников…

Олег пронесся сквозь атмосферу, как пылающий болид. Мрак, по обыкновению, выбил небольшой кратер своим эффектным приземлением, что больше напомнило Олегу падение метеорита размером с танк, уже выкарабкался на край и ошалело оглядывался.

Олег завис над почвой, не касаясь подошвами, быстро смотрел по сторонам. Небо — дикая смесь черно-синего с красными сполохами, но ни единой звезды или луны. Во все стороны до бесконечно далекого горизонта из сахарно-белого песка поднимаются высокие колонны с наростами на боках, что могут быть как естественными образованиями, так и не только, но здесь уже безобразный простор для предположений дилетантов, от чего Олега сразу перекосило.

Мрак сказал саркастически:

— Снова скажешь, что разумом и не пахнет?

— Скажу, — ответил Олег зло. Посмотрел на Мрака и добавил:

— Я всегда это говорил.

— Помню. И никогда не ошибался?

— Зачем ошибаться? Все твои поступки, это я к примеру, прекрасно вписываются в рамки продвинутых инстинктов.

Мрак подумал-подумал, обидеться или не обидеться, но прошли через такие страхи и просторы, сильные должны быть к убогим добрыми, и он сказал великодушно:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать