Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 64)


— Значит, у меня все еще впереди. А вот ты, бедненький…

— Почему?

— Уже разумный. Дальше уже некуда. Олег подумал, сказал рассудительно:

— Кто знает? Может, еще и за разумом что-то есть. Он задумался, Мрак с силой ударил его в бок:

— Эй-эй! Нам не хватало еще заглядывать и за этот Край! Мне на самом деле по фигу: разумные здесь местные муравьи или нет. Пусть теологи спорят. А нам надо помочь Тарху. А это все фигня на белом песке.

Он запнулся на полуслове. В сотне шагов впереди медленно появился из ничего не то дом, не то космический корабль: похожий на стоймя поставленную гантелю с утопленным до половины нижним шаром, там заметны круглые иллюминаторы-окна, а перед домом возникла в изящной позе блондинка с пышными волосами, тонкая и нежная, одета в красный купальник, сапоги на высоком каблуке красиво облегают стройные длинные ноги…

Девушка смотрела на них вопросительно. Длинные ресницы, на каждой из которых могла усесться синица, пугливо трепетали. Мрак непроизвольно сделал к ней шаг.

Олег ухватил за руку:

— Не спеши.

— Ты что?

— Это может быть вампир, — пояснил Олег.

— Улавливает твои вкусы… честно говоря, в самом деле низменные… потому и могучие, проецирует в твой примитивный мозг. А когда ты подойдешь, он тебя сожрет. Он тут явно жрет местных коров. Или овец.

Мрак с недоверием оглянулся на Олега, снова жадно уставился на прекрасную девушку.

— Не врешь?

— Читал когда-то. Во всяком случае, давно. Мрак вздохнул тяжело, отвернулся:

— Ладно… Вообще-то все женщины… это… ну, видим их не такими, какие они… есть.

Олег же продолжал смотреть неотрывно, так и эдак, просканировал во всех диапазонах зрения, видел то размытый силуэт, то монолитную глыбу, а когда вернулся к обычному зрению «а ля человек обыкновенный», на том месте, где узрели прекрасную блондинку, высилась обычная глыба из розового с вкраплениями оранжевого камня. Просто солнечные лучи сдвинулись на миллиметр, и прекрасная иллюзия исчезла.

За спиной грубо выругался Мрак. Лицо было злое, расстроенное. Перехватил взгляд Олега, сказал люто:

— Это что же, везде будут бабы мерещиться?

— Не везде, — предположил Олег.

— Где-то монстров увидим… Но еще хуже, если увидим безобидный пень, а там окажется монстр.

Мрак подумал, махнул рукой:

— Ладно, пусть будут бабы на месте камней… с округлыми формами. Покатыми такими, чтоб вот здесь и здесь выступы, а здесь вот так, понимаешь… В крайнем случае, лоб разобью или поцарапаюсь…

Олег не дослушал этот бред, сказал буднично:

— На эту планету переселяться не стоит.

Мрак запнулся, руки его застыли в воздухе, ладони горстями кверху, словно подхватывал нечто крупное и округлое.

— Почему?

— Вот-вот начнется ледниковый период.

— «Вот-вот» — это сколько?

— Тысяч через пять, — заметил Олег.

— А то и раньше…

Мрак сказал саркастически:

— Намного?

— Лет на сто-двести, — объяснил Олег серьезно.

— Посмотри на их солнце! Видишь те фиолетовые линии?

Мрак посмотрел на солнце, потом с подозрением на Олега, снова на солнце, потом заскучал и, перейдя на иной спектр зрения, стал смотреть на внезапно ставшее черным небо. За спиной — мириады звезд, целые звездные рои, а впереди — чернота, тускло светятся очень редкие звездочки. Это и есть — стоять на краю галактики. На твердом берегу, а дальше — бескрайнее море космоса. Правда, вон там, очень-очень далеко, крохотные звезды, что значит — островки в безбрежном черном океане.

Но только прикидываются звездочками, все, за двумя-тремя исключениями, — галактики, а те, которые исключения — спутники этой галактики. Вон та звездочка и есть место, куда Олег нацелился. Вблизи распадется на шарик из миллиона звезд, что друг от друга на хрен каких расстояниях, конем бы их скакать… гм… долго.

— Ну что, — сказал Олег чужим голосом, — готов? — Убил бы, — пробормотал Мрак.

— Кого?

— Тебя, кого же еще, — буркнул Мрак.

— Одно и то же. Попугай, не человек.

Олег вспыхнул синеватыми искрами, и тут же блаженный покой охватил Мрака, обхватил и накрыл с головой, сразу погасив все тревоги, заботы, печали, теперь он покоился в теплой утробе, защищенный и бережно сохраняемый.

И снова вечность, покой, счастье, а когда внезапно вынырнул из этого океана, тело напомнило о себе тяжестью, голодом, кожу пощипывает, по ней вспыхивают крохотные огоньки, микрометеориты выжигают крохотные язвочки, пока незримые глазу. Инстинктивно захотелось нырнуть обратно, в этот блаженный покой, в это не замутненное тревогами счастье…

Но как это делается, не знал, а Олег уже отодвигается, и Мрак наконец распахнул все сенсоры и содрогнулся от ужасающе прекрасной картины. Даже вспикнул и на миг прикрыл глаза, а потом, напротив, распахнул их во всю ширь. В момент выныривания он решил, что попал на стадион, залитый светом, но сейчас понял, стоит на ровной твердой земле, а вместо черного неба — сверкающий миллионами звезд свод! Огненный купол, звезды настолько близко, что освещают мир, в котором. просто не может быть ночи…

В горле стало сухо, он судорожно сглотнул. Это же звезды, мелькнула испуганная мысль, каждая из них не меньше, чем Солнце, а многие намного крупнее. Они слишком близко, как же они держатся, как не сливаются, не сталкиваются… и что за страшное и великолепное небо!

Сто тысяч солнц… да какие сто тысяч — сто миллионов обещанных звезд горят на небе, заливая мир ярким светом мощных фонарей. Похоже,

Олег все же не рискнул углубиться внутрь звездного скопления, вынырнули на самом краешке этого Звездного Шара, но все равно жутко и страшно под такими яркими звездами!

Олег сразу же направился в сторону ближайшей звезды, она крайняя, но летел осторожно, не ускоряясь. Мрак догнал, крикнул:

— Ты чего тормозишь лаптями?

— Мрак, впереди слишком…

Мрак насторожился, моментально рука метнулась к рукояти секиры, это изготовился пальнуть в ту сторону потоком тяжелых протонов. Олег пристально смотрел в сторону звезды, к которой шли на большой скорости.

— А что там? — спросил Мрак.

— Не знаю, но вон те две звезды, что за нею, кажутся чересчур правильными. И орбиты, и планеты, что вокруг…

— Ты даже видишь планеты? — удивился Мрак.

— Во нюх, как у собаки, а глаз, как у нейтронного орла!

Олег сказал внезапно:

— Сделаем еще маленький прыжок. Через нуклоны. Уж очень не терпится…

— Не промахнешься? — спросил Мрак.

— В прошлый раз чуть в солнце не угодил!

— Ты тоже за это время чему-то научился?

— Это ты «тоже», а я могу туда и без заныривания… Договорить не успел, пространство смялось, тряхнуло, словно его тело, вильнув, как ящерица хвостом, на немыслимой скорости совершило поворот. Такой поворот немыслим, Мрак не понял, как Олег это делает, сам заложил самый крутой вираж, какой только мог себе позволить, в глазах потемнело, а межатомные связи трещали, электроны массами срывались с орбит, он застонал от резкой неожиданной боли.

— Вижу планету! — прокричал Олег.

— А вон еще одна… Мрак, не спи!

— Веди, Сусанин, — прохрипел он.

— Мне как Муму: то ли с Сусаниным по грибы, то ли с Герасимом на рыбалку. Не вижу никаких планет….. Я и звезду-то не рассмотрел с такой дали.

— Держись за мной, крот.

Звезда росла медленно, а потом как-то внезапно превратилась в пылающее солнце. Тут и он увидел блестящую точку, что двигалась довольно резво, но Олег ее игнорировал, повел дальше, Мрак рассмотрел абсолютно безжизненную планету типа Урана, зато следующая показалась средней между Марсом и Землей, даже атмосфера примерно такой же толщины, как у Земли.

Поверхность покрывал застывший океан, так выглядело издали. Прозрачно-синий, удивительно чистый, с узорными наледями, размером с Туранскую возвышенность, он простирался от горизонта и до горизонта, но в середине каждой наледи вздымался гигантский пик, похожий на длинный меч-спату. При взгляде на планету целиком Мраку почудилось, что видит замерзшего в космическом холоде морского ежа со вздыбленными крохотными иголками.

Они шли на высоте в полсотни километров, но осторожный Олег поднялся еще выше, чтобы не пропороть острием пики пузо, как он сказал. Мрак хмыкнул: они в состоянии сбить здесь все пики, а то и половину океана вскипятить, но спорить не стал. Если проворонить, то можно и пузо пропороть, и голову раздолбать о стену из замерзшего аммиака. Хоть и с нейтронной шкурой, но дурак погибель отыскать сумеет.

— Следующую, — сказал Олег без выражения.

— Здесь либо что-то произошло, либо здешнее солнце совсем недавно здорово похолодало…

— Либо что-то еще, — пробормотал Мрак.

Олег не спорил, а следующая планета, еще ближе к центральной звезде, оказалась более земноподобной. Чуть поменьше Земли, в несколько раз старее, что сразу поставило Олега в тупик: как же сохранились такие высокие горы, характерные только для молодых планет? На старой одна только атмосфера давно бы сровняла ветрами да ливнями, превратила в песок…

Основные континенты застыли среди водной глади. Их разбегание давно прекратилось, на полюсах широкие белые шапки, эти не зависят от молодости или старости планеты, сами континенты сплошь покрыты песком. Все правильно, все рассыпается в песок. Вот только странные горы…

Он взлетел, Мрак на большой скорости пошел следом, обогнал, горы вырастали, Олег зачем-то опустился к самому подножию. Мрак нырнул вниз и только там понял, что привлекло такого сухаря.

Гора выглядела как гигантский сугроб в начале марта. Солнечные лучи сжигают снег с одной стороны, вгрызаются вовнутрь, в то время как теневая сторона остается нетронутой. Вскоре от сугроба остается только половинка, да и та изъеденная внутри, с множеством диковинных сосулек, с мелкими кавернами, пещерками…

Эта гора, размером с Эверест, напоминала такой сугроб до потрясающего подобия. Мрак остановился у подножия, дальше исполинская темная пещера, поместился бы Нью-Йорк со всеми небоскребами, он выпученными глазами смотрел на гору сталагмитов. Тесный пучок острых длинных сосулек вырастал из потолка пещеры и неудержимо стремился вниз к поверхности. Казалось, небо и земля поменялись местами: с каменного неба свисают сталактиты невероятных размеров. Даже отсюда выглядели неслыханно огромными, Мрак с трепетом в душе представил себе диаметр одной только сосульки, в мохнатой душе пробудился священный трепет: получались сотни метров.

Олег повернулся к изъеденной непонятным жаром горе спиной. Взгляд уперся в соседнюю гору, абсолютно неповрежденную, округлую, будто снежная горка.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать