Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 65)


— Что скажешь, — спросил Мрак.

— Красиво?

— Очень, — согласился Олег. Подумал, добавил равнодушно:

— Наверное.

— Ну, ты и бесчувственный пень!

— Не обольщайся, — предостерег Олег.

—Ты везде видишь рыцарские замки.

Мрак пробормотал с подозрением:

— Ты на что намекаешь? Я был, если на то пошло, далеко не худшим королем Европы! Да при чем здесь замки, дворцы, вообще разумная жизнь?… Ты в самом деле не способен любоваться просто красотой? Олег пожал плечами:

— Это облаками, дряхлыми деревьями, выветрившимися скалами и прочей игрой природы?… Нет, конечно.

— Эх, Олег…

— Я уже тысячи лет Олег.

— Ты не всегда был Олегом, — напомнил Мрак.

— Как и я не всегда был Мраком. Все-таки мне. кажется, что этот город создали разумные существа. Правда, сотни тысяч лет тому.

— А почему не миллионы?

Мрак посмотрел по сторонам, развел руками:

— Ты прав. В этом ледяном мире и за миллионы лет ничего не изменится.

Олег сказал досадливо:

— Пойдем посмотрим. Но в одном уверен: когда в самом деле наткнемся на следы разумной деятельности, то мы ее не узнаем. Не везде же в галактике работают архитекторами твои друзья Васи Пупкины!

Облетели планету трижды, Мрак сканировал все, вплоть до поверхности земли, на немалую глубину, а Олег, как он подозревал, просматривал едва ли не до самого планетного ядра.

Мрак сказал убитым голосом:

— Значит, даже здесь нет жизни… Олег огрызнулся:

— А у тебя есть какой-то особый индикатор? А если учесть, что жизнью ты называешь только разумную… а разумной ту, что всегда поддакивает тебе…

Мрак буркнул:

— Хочешь сказать, что какое-нибудь племя сидит в бразильских лесах? Да, такое заметить не просто. Но кто сидит в лесу, разве они разумные?

Олег сказал сухо:

— Все рано или поздно из леса выходят.

— Не все. Иные и сейчас еще в каменных лесах.

Он вскинул лицо к сияющему небу. Вспыхнул плазменный свет, ослепленный Мрак на миг зажмурился, а когда открыл глаза, от спекшейся земли поднимался сизый дымок. В черном небе лишь на миллисекунду возникла лиловая дыра, но в глазу она осталась дольше.

— Осмелел, — буркнул Мрак.

— Как осмелел, а?

Он захохотал и огромным прыжком догнал Олега всего в трех световых годах, где уже мощно сияло совсем другое солнце: огромное, зеленоватое, молодое, а прямо в десятке тысяч километров вырастала крупная планета, даже крупнее Земли, почти вдвое крупнее.

Мрак услышал ликующий вопль:

— Наконец-то!

Из пространства вынырнула, понеслась на них стремительно и хищно, как самонаводящаяся ракета, а потом внезапно отпрянула, планета… окутанная, как атом На детской картинке, множеством орбит элементарных частиц. Только здесь этих орбит сотни, они были зримыми: толстые трубы — даже не сообразить сразу, какого чудовищного диаметра!

Олег тоже отпрянул, они зависли в паре миллионов километров от планеты. Мрак от возбуждения матерился, мешая слова современного сленга с крепкими выражениями на шумерском и хеттском.

— Что это?

— Не знаю, — ответил Олег.

— Я знаю, — ответил Мрак.

— Что?

— Они вступают с нами в контакт, — заявил Мрак.

— Нарисовали… ну, создали модель атомного ядра. Ну, как мы предполагаем, рисовали модель Солнечной системы, а потом привязали ее к звездным координатам. Если мы поймем, что это, то предложат что-то еще. А может, и всю планетную систему для этой цели создали…

Олег наконец понял, что Мрак от волнения так глупо дурачится, это у некоторой части людей считается юмором — не самое лучшее свойство человека, хотя многим скрашивает существование, а некоторых даже удерживает от самоубийства.

Планета и странные зримые «орбиты» казались утопленными в черном дегте. Солнце освещает только одну сторону, а все, что в тени, исчезает, а потом, при вращении, медленно выныривает из тьмы, словно из пустоты, из ничего.

Она в самом деле выглядела атомным ядром из школьного рисунка, ибо трубы… если это трубы, отстоят от ее поверхности на пять-шесть ее диаметров. Мрак прикинул, что даже самые короткие «орбиты» имеют в длину около миллиона километров, а в поперечнике не меньше десяти-тридцати.

— Ты хоть понимаешь, — сказал Мрак, — что это?

Олег покосился на его возбужденное лицо. Похоже, оборотень не шутит, в самом деле считает, что он, Олег, вот так с ходу все определит, поймет и разъяснит на пальцах, что для чего, как и за какую цену можно продать цыганам.

— Пошли вниз, — сказал он.

— Нас должны были уже увидеть.

— Почему?

— Ну, как же… э-э… контакт…

— Ха, — сказал Мрак саркастически, — здорово обратим внимание на пару муравьев, что заползут на гусеницу нашего танка?

— В танк, — сказал Олег задумчиво.

— Да, не обратим. Но если в кожух компьютера… гм… Видимо, здесь в самом деле… э-э… танк.

Вселенная качнулась, Мрак снова ощутил знакомую тошноту и мгновенную потерю ориентации. Звезды прочертили черноту огненными полосами, задрожали и застыли на новых местах. Планета в таких зримых орбитах исчезла впереди, там теперь чернота с редкими вкраплениями звезд, а сама планета очутилась далеко внизу.

Мрак ощутил, что он падает, сердце в который раз сжал страх перед падением. Организм ощутил гравитацию, приспособил к ней восприятие, и теперь «низ» будет только там, где центр этого странного мира. Они с Олегом сейчас быстро опускаются на планету, что вот-вот перестанет быть планетой, а превратится в неподвижную твердь, краеугольную землю,

плоскую и незыблемую, вокруг которой ходит это зеленоватое солнце, двигаются луны, их две, и даже вращается звездное небо.

— Что это, — бормотал Мрак.

— Нет, ни фига не понимаю… Цивилизация — это много больших звездолетов!… Это железные спутники размером с Луну! А здесь что?… Какие-то русские горки в трубах… Олег, как оно вообще держится?… Да только эти две луны давно должны разорвать на части!… Да и трубы весят столько, что…

— Трубы, — проронил Олег.

— Ты уверен, что это трубы?

Мрак ошалело заткнулся. Они падали с немалым ускорением, иначе бы до поверхности несколько суток, ближайшая труба разрастается, стала похожей не то на гигантское удилище из бамбука, не то на подзорную трубу из множества колец, но, когда приблизились еще, Мрак поежился, рассмотрел некое мерцание, движение, или тень движения, как будто в полупрозрачных стволах двигаются соки.

Олег ускорился, кольца ушли в стороны и остались позади. Поверхность планеты приближалась стремительно, в какой-то миг перестала быть планетой, Мрак ощутил, что стремительно падает на далекое-далекое заснеженное поле. Сделал усилие и заставил себя помнить, что это не снег, а облака, облака, облака, тупая ты скотина, все тебе детские песчаные холмики да снежные горки…

Но когда на большой скорости пронесся через облака и увидел внизу землю, все чувства закричали ему, что он дурак, считая это комком глины, что вообще несется в космосе, на самом деле это и есть неподвижная и застывшая во Вселенной твердь, а все вокруг либо стоит на месте, либо движется вокруг этой тверди и что это зеленоватое солнце тоже всходит вон из-за того края, а опускается вон за тот, устойчивый и недвижимый.

Олег в падении прокричал:

— И все-таки… как она держится?

— Кто?

— Да вся эта странная конструкция… Ее в первый же день разломало бы, разорвало, разбросало бы части по всему космосу! Здесь сотни факторов, помимо гравитации, приливных волн… Я уж не говорю о том, что нет такого материала, чтобы выдержал всю эту тяжесть…

— Под ноги смотри! — заорал Мрак.

— Под ноги, а не на факторы!

Воздух вокруг Олега воспламенился, горел, а длинный шлейф искр потянулся, как за малой кометой. В двух-трех метрах от поверхности остановился, почти мгновенно погасив скорость. Мрак страшился и подумать, во сколько раз перегрузка превысила нормальную и что она сделала бы с их биологическими телами.

Земля под ногами, казалось, спружинила. Обычная, глинистая, с редкими вкраплениями металлов, что несколько необычно, но черт с этими странностями, это не их дело. Сейчас, по крайней мере.

— Пока только то, что они похожи на нас больше, чем я ожидал…

— Были, — сказал Мрак.

— Что?

— Были похожи. А теперь походят на что-то совсем другое. Ты давай копай, чтоб и с нами не того… Если мы хоть чем-то схожи. Я еще понимаю, помереть, когда уже все пропил, даже последние штаны снял, а платить все еще надо… Но вот так, когда столько добра осталось? Этого я не понимаю.

Он сказал с таким самоуверенным видом, словно это именно он здесь расследует причины гибели чужой цивилизации, а Олег с ним просто так, с боку-припеку, щенок увязался, что оно понимает, пусть бегает, хвостиком машет.

— Мало данных, — ответил Олег сухо.

Мрак обвел рукой огромный массив полуразрушенных скал:

— Этого тебе мало? Кювье по одной косточке всего динозавра восстанавливал!

— Так то динозавра, — ответил Олег, голос его звучал глухо, подавленно.

— Динозавра я вообще по одной молекуле… Одно могу сказать наверняка, они вымерли не от свинки.

— От ветрянки?

— Даже атомная чума, — сказал Олег серьезно, — пришедшая из глубин галактики, не смогла бы им повредить. Мрак, они всем своим человечеством сделали то, что сумели только мы двое!… Они с клеточной перешли на молекулярную, а потом и на атомную структуру своих организмов. И тут же они начали переселяться на другие звезды, просто в пространство…

Он умолк. Мрак походил вокруг мудрого волхва, но Олег молчал, всматривался в даль. Ничего не дождавшись, Мрак сердито засопел, подпрыгнул, лег на воздух и унесся, как реактивный снаряд.

— Почему? — спросил Олег печально.

— Мрак, целая цивилизация вымерла!

— Да это хрен с нею, — сказал Мрак.

— Нет, ты пойми, мне, конечно же, очень жаль, вот прямо с моста в воду кинусь, но все же приятно знать, что ничто из-за угла в чистом поле не кинется.

— Мрак, это была высочайшая цивилизация!

— Да, но могла одичать, озвереть. Ты вот какой вежливый, хоть цивилизацию с тебя пиши, но как вспомню, как ты тех возле ресторана разделал…

Олег сказал раздраженно:

— Я просто тогда о чем-то задумался. Вот и превысил рамки необходимой обороны… Мрак, иди поищи еще какие-нибудь следы, хорошо?

— А ты? — спросил Мрак с подозрением.

— Я покопаюсь в том… что вижу, — ответил Олег.

— Это мало, но надежнее, чем искать крупную надпись на стене, извещающую, от чего здесь все… ну, перестали существовать.

Мрак подумал, почесался, сказал независимо:

— Ладно, жук, долби дерево. А я поищу такую надпись.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать