Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 67)


Олег кивнул, а потом, видя, с каким нетерпением Мрак ждет ответа, буркнул:

— Сегодня попытаюсь узнать.

Он был мрачным, Мрак насторожился, даже опустил ляжку кабанчика, хорошо прожаренную, сочную, как же он, гад, такую делает, а прикидывается интеллигентом…

— Это опасно?

Олег жевал медленно, вяло, он и на Земле так же ел, так что с этим все в порядке, ответил так же медленно и невесело:

— Беда в том, что они далеко ушли от наскальных рисунков. И от клинописи. И от стелл. И даже от трактатов на бумаге. К сожалению, они давным-давно отказались вообще от букв. Просто перешли на прямую визуализацию. Но как бы она ни была широка, это подразумевает в основе нечто общее для их цивилизации… да не просто цивилизации, это бы я понял сразу, а общую… даже биологию! Тем более психику, культуру… да-да, без нее никуда, увы. Мрак оборвал:

— Ты мне денты не заговаривай. Надеюсь, ты не собираешься сделать глупость?

— Собираюсь, — ответил Олег честно.

— Другого пути нет. Видишь ли, они давно отказались даже от экранов. Это у нас еще сохраняется эта глупость: создают по высшим технологиям пленку для LCD, а потом на ней показывают буквы, составленные еще Кириллом и Мефодием для живущих в лесах славян. А эти работали с компами напрямую. Подключались сами и смотрели, что желали, записывали свое, скачивали нужную информацию…

— Бр-р-р, — сказал Мрак.

— Не быркай, — ответил Олег.

— Сам наверняка жалеешь, что не можешь.

— Да нет, — сказал Мрак, — ты что, собираешься тоже…

— Я ж говорю, у них экранов не было. С другой стороны, Мрак, нам это легче, чем другим людям. Мы уже перекидывались зверьми, так что понимаешь, как это побывать в другой шкуре, побыть зверем, когда другие чувства захлестывают с головой… Да и уже знаем, что Земля круглая. Так что если у тебя есть возражения… Я имею в виду, серьезные возражения.

Мрак хмурился, Олег видел, что он старается возразить, ищет эти самые серьезные, но, к сожалению, хоть их вагон и маленькая тележка, они недостаточно серьезные.

— Тогда я сейчас спущусь еще разок, — сказал Олег просто.

— А ты… просто побудь здесь вблизи. Я не жду ничего опасного, но… просто побудь.

Мрак кивнул. По его лицу было видно, что, если даже мир расколется, он все равно не сойдет с этого места, будет ждать. Олег встал, бросил короткий взгляд в пространство между собой и Мраком. Возник широкий стол, белая скатерть, салфетки накрахмаленными шалашиками, а в средине… ну, конечно же, этот мудрец считает, что только из-за жареного кабанчика, глаза б его не видели, он будет ждать, не сойдет с места!

— Иди-иди, — сказал он.

— Раз такой жареный кабанчик… то можешь не торопиться с возвращением.

Олег, уже погружаясь в землю, бросил быстрый взгляд искоса. Мрак понял, что Олег того, тоже все понял.

ГЛАВА 26

От кабанчика остались кости, но и те Мрак, после недолгого раздумья, с удовольствием освоил, а потом спохватился: можно бы покувьить по косточке, проще понять структуру и состав мяса.

В полусотне шагов затрещала, вздыбилась шалашиком, ломаясь, каменная плита. Олег вылез, как крот, щурясь от яркого света. Мрак что-то торопливо проделывал с гранитными блоками, на десяток шагов во все стороны был окружен довольно умелыми муляжами жареных свиней. Похоже, Мрак торопился, потому не уничтожал результаты неудачных экспериментов, снова и снова, закусив губу, экспериментировал, из-под рук его летели искры, как будто трудился заправский колдун.

Он оглянулся на шаги, заорал, не дав Олегу раскрыть рта:

— Ты чо так долго?… Да это я так, балуюсь. Ну, куда делись жители этого мира?

Олег взмахом руки сотворил кресло, а когда сел и откинулся на спинку, в руке уже был большой хрустальный бокал с красным вином.

— Погибли, — ответил он коротко.

— Ни фига себе…

— протянул Мрак озадаченно.

— Такие горки устроили, а вдруг… И что их могло погубить? Сверхатомная война?

— Мрак…

— Да нет, я серьезно. Что может погубить таких здоровых, если не война?

Все муляжи исчезли, между ними стол, еще роскошнее, чем в прошлый раз, только вместо жареного кабанчика — три огромных блюда с жареными лебедями, фаршированными перепелками. Крайний лебедь зашевелился, лапка с хрустом оторвалась и перелетела через стол к Олегу. Он задержал ее в ладони, отсутствующий взгляд ушел мимо Мрака.

— Досталось тебе, — сказал Мрак с неловкостью.

— А я тут жрал в три горла…

Олег наконец вяло объел мясо с лапки, кость растворилась в воздухе, он так же вяло запил глотком вина. Мрак уволок одного гуся на свой край стола, но на блюде тут же возник его двойник. Мрак хрюкнул от огорчения. Все же он хватал, осушал, снова хватал, он не интеллигент, чтобы как курочка по зернышку, все равно весь двор будет в дерьме…

— Боюсь, — проговорил Олег, он создал еще кувшин с вином и сунул Мраку в руки, — боюсь… их погубило как раз то, что любим приписывать только своему виду.

— Ну?

— Бесстрашие, Мрак.

— С кем-то воевали? Я ж говорю, атомная война!

— С собой воевали, Мрак. И… победили. Они рискнули на то, на что по своей трусости не решился я. Я излазил все, что осталось, а этого немало, сам видел. Я понял, что они… они отказались от животного начала! Они…

Мрак сказал тоже тихо:

— Они что же… просто не захотели жить?

— Им стало без разницы, живы они или мертвы. Они избавились от страха перед смертью, Мрак! Они избавились от животности в себе, от скотскости, от всего низменного, что напластовалось у нас от рептилий, обезьян, даже от простейших. Они стали чистым разумом, они стали неуязвимы…

Мрак после паузы сказал негромко:

— Так, может… они просто переселились в другие края? — В небытие, Мрак. Я смотрел… назовем это записями.

Они просто перестали быть.

… Мрак разрешил остаться еще на пару суток, не больше. Сейчас распоряжался он, это произошло как-то незаметно, Олег сам упустил бразды правления, углубившись в исследования, теперь Мрак орлиным взором окидывал небо, бдил, намечал маршрут.

Олег за это время так наловчился с нуклоновым океаном, что когда стартовали прямо с этой печальной планеты, то вынырнули почти рядом со звездой, откуда до планет рукой подать. Внешнюю планету пропустили, мертвый мир, залитый застывшими инертными газами, зато следующая планета блистала, как крупная жемчужина, атмосфера земного типа, несколько плотнее, хотя сама планета постарше, а от океанов только крупные озера на дне глубоких впадин.

Первый виток вокруг планеты, понятно, на большой высоте, чтобы не мешала атмосфера, вторым уже шли над материками. Мрак поймал себя на том, что в мозгу вертятся слова: «из планеты торчат…» Когда летали вокруг Земли, видели именно планету, по которой нельзя определить: обитаема или нет, существуют ли там какие-то инженерные сооружения. Надо приблизиться достаточно близко.

А вот здесь торчат именно из планеты ясно различимые белые столбы. Едва

заметные, если сравнивать с поверхностью планеты, но все-таки на уровне лунных пиков, а те выше самых высоких гор на Земле. И в самом деле столбы, а не горы — у основания такие же в диаметре, как и на вершинке. Отсюда выглядят вязальными иглами, воткнутыми в ровную и гладкую, как бильярдный шар, поверхность, но понятно, что такая игла в диаметре не меньше чем в сотню метров. Отсюда кажется, что все раскалены до белого свечения. Вряд ли раскалены, но локаторы четко фиксируют тепло. Странно, что все остальное на нуле, начиная от радиоактивного фона и кончая помехами в любом диапазоне.

Олег из осторожности выбрал место на ровном, как стекло, плато, опустился по-эльфячьи, едва касаясь подошвами грунта. Мрак гупнулся так, что плита дрогнула. Из-под ног разбежались белесые трещинки, будто встал на тонкий лед.

Черная иззубренная стена, похожая на крепостную, тянулась в двух-трех километрах к северу, полностью отгораживая от мира. А над стеной поднялись сверкающие полосы северного сияния, очень странного, ибо шли из-за каменной стены и уходили в небо, а там в невообразимой дали таяли.

Олег громко ахнул. Мрак всмотрелся, по титановой спине пробежал холодок. Сверкающие полосы сияния стали похожими на широкие лучи прожекторов, некоторое время бесцельно шарили по небу, а потом… застыли.

Некоторое время казалось, что это все те же лучи, потом Мрак ощутил, что какие же это лучи, если там объем, вес, монолитная структура… Он попробовал щупать радиолучами, перешел на рентгеновское зрение, но невероятные лучи уже уплотнились, теперь в них ощущалась крепость перестроенного металла.

Затем эти лучи трансформировались в колонны. Все такие же сверкающие, но теперь это был блеск отполированного до зеркального блеска металла.

— У меня, — сказал Мрак, — что-то с глазами?

— У меня тоже, — ответил Олег напряженно.

— Не трусь.

— Это я трушу? — обиделся Мрак.

— На себя посмотри, заяц несчастный.

Он поперхнулся на полуслове, застыл. Олег видел, с какой интенсивностью он щупает это всеми доступными методами: от простого визуального до самых жестких гамма-лучей, и сам щупал, прощупывал, колотился чуть ли не головой.

Огромные немыслимые колонны оторвались от почвы, приподнялись. Они висели, немыслимо тяжелые, огромные, как горные хребты, и — ни следа реактивных струй, что ожидалось подсознательно, ни грохота работающих механизмов, конечно же — оглушающего, ведь размерчики, ничего привычного, понятного хотя бы чуть-чуть.

— Это, — сказал Мрак осевшим голосом, — настоящее… я имею в виду, самодельное? Или природное явление, как говорят?

— Что на твоих локаторах?

— Еще меньше, чем на твоих, — ответил Мрак.

— Меньше не может, — произнес Олег.

— На моих — ничего.

— Могут быть и отрицательные величины, — огрызнулся Мрак.

— Олег, а может, это глюки?… На самом деле все не такое? Может быть, это у них так луг выглядит с коровами?

— Размечтался…

— Опасность?

— Опасность… Опасность всегда и везде, но здесь, похоже, жизни все-таки нет. Во всяком случае, высокотехнологичной. А вся прочая нас не должна пугать…

— Ты про радио? — спросил Мрак.

— Да. У нас бы уже весь эфир был заполнен… А здесь — тишина.

— Может быть, используют что-то иное? Олег покачал головой:

— Помехи, белый шум — как без них? У нас не только атмосфера Земли гудит от сплетен, но и на Юпитере можно расслышать, что носит Бритни Спирс и с кем спит Сандра Кикачелли… А здесь тишина.

Мрак огляделся, сказал нетерпеливо:

— Тогда в чем дело? Давай дальше. Таргитай там уже издуделся.

Олег спросил непонимающе:

— А при чем здесь издуделость?

— А ты забыл, чего мы поперлись сюда?

— Из-за Таргитая, но при чем здесь его издудничество? Мрак стиснул челюсти, сделал пару глубоких вздохов, чтобы не взорваться, сказал с чувством:

— Ну и зануда же ты!

За дорогу Олег потемнел, от одежды лохмотья, но он упорно восстанавливал ее до самых распоследних мелочей. Даже протертость на джинсах после каждой метеоритной атаки оказывалась на том же месте и того же размера. Мрак, несмотря на приверженность старине, уже летел бы голым, как нудист, найдя поддержку в том, что предки именно в таком виде и бегали, пока папа не шуганул из сада, но посматривал на Олега, вздыхал и тоже восстанавливал прежнюю одежду. Философы разберутся, что же такое человек и какой минимум нужно взять с собой в дорогу, чтобы оставаться человеком, но они двое спешат, разбираться некогда, схватили на всякий случай все, чтобы не ошибиться. Это другим будет легче, возьмут только нужное, а вот они прут и с протертыми штанами, и со страхами, надеждами, дуростью, бесшабашием, отчаянностью…

У пятой звезды Олег насторожился, застыл надолго, словно влип в патоку. Мрак в нетерпении выписывал круги, здесь экономить топливо ни к чему, звезд полно, космической пыли хватает, да и планеты почти у каждой звезды, можно не просить этого мудрого, чтобы достал, принес, подал, накормил.

— Ну и что? — спросил он наконец.

— А ты… не чуешь?

Мрак сделал вид, что потянул воздух носом:

— Чую.

Олег оживился:

— Что?

— Что у тебя портки малость взмокли. Ты чего страшишься?

Олег ответил угрюмо:

— Не знаю. Что-то тревожное промелькнуло.

Мрак, не отвечая, заложил крутой вираж и понесся к поверхности. Сквозь разрывы облаков уже видел, что девять десятых занимает суша, остальное — океаны, которых даже морями назвать нельзя: узкие полоски проливов, как между Англией и Францией… нет, здесь намного теплее, здесь Дарданеллы, здесь вечное лето, зелень, пески пляжей…

Планета-сад, мелькнуло в голове. Поверхность приближалась, зелень раздробилась на отдельные деревья, а через несколько секунд Мрак, как и надлежит мужчине с весом, грохнулся так, что выбил небольшой кратер, тут же взлетел над ним и огляделся орлом. В сторонке мелькнула тень: Олег опустился в полусотне метров и делал вид, что он сам по себе, с этим грубияном не имеет ничего общего.

Мрак сделал несколько шагов, остановился. Ступни ласково обнимала мягкая шелковая трава. По травинкам прыгали мелкие насекомые, похожие на цветные искорки бенгальских огней. Олег слышал их стрекот, цокот, призывные песни. Деревья иногда сходились в кучки, иногда горделиво возвышались поодиночке, красочные, картинные, с широко разбросанными ветвями. Листья лениво шевелились в легком бризе, по веткам скакал мелкий игривый зверек, Мрак определил его в белки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать