Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 74)


— А от добра добра не ищут. Потому нам здесь многое… почти понятно.

— Все, кроме размаха, — проговорил Мрак почти тоскливо.

— Все-таки поджилки трясутся…

Бессмертные привыкали к таким цифрам постепенно, подумал Олег хмуро. Была одна планета, потом стало две. Еще через тысячу лет добавилась третья. Еще через пять тысяч лет добрались до соседней звездной системы, где планет не оказалось, но еще через тысячу лет у другой звезды открыли сразу четыре. За три-пять тысяч лет были освоены все четыре… И так по крошке, по крошке. Потом, правда, по сто миров в год, но это все равно по крошке, когда полтора миллиона планет заселено…

— Олег, — донесся злой голос Мрака, — мне эти мелкие скачки уже поперек горла! Мы что, блохи? Давай сразу в середку Шара.

Олег ответил после паузы:

— Очень велик риск. Полтора миллиона звезд… Хотя, конечно, между ними огромные пространства…

— Тем более, — сказал Мрак настойчиво.

— Ты забыл, раньше мы шли на куда больший риск? Вообще, выставив роги, на свое авось?

Олег вздохнул. Мрак полагал, что сейчас начнется долгая прокладка маршрута, но сразу же огромные теплые ладони приняли его маленькое нежное тельце, он вздохнул освобождение, отдался неслыханному чувству счастья и покоя…

… И тут же его грубо выдернули в нещадность. По оголенным нервам стегнуло, как электрическим током. В глаза ударил свет даже не солнца, они вынырнули на другой стороне, а миллионов невероятно ярких звезд. С Земли, подумал смятенно, видишь больше, они там на грани видимости, а здесь всего полтора миллиона звезд, но все, гады, высыпали посмотреть на него, жалкого червяка, теснятся, сопят от удовольствия, пихаются…

Олег отодвинулся, его несло на расстоянии вытянутой руки. Солнце, оранжевое, «земного типа», только раза в полтора крупнее, начинает выдвигаться из-за темного края, настоящее солнечное затмение… Если только не думать, что это не солнце, черт-те где, вообще за галактикой…

— Планета вроде бы заселена, — сказал Олег напряженным голосом.

— Радиопередач по-прежнему не ловлю, но общий фон…

— Ну, а ты боялся.

— Я и сейчас боюсь, — буркнул Олег.

Я тоже, сказал про себя Мрак. Это ж не встреча с новым племенем в пустыне. Или в Лесу. Или в Горах. Это вообще черт знает какая дерзость, мурашки по танталовой спине!

Он злился, недоумевал, почему весь эфир не заполнен радиопередачами. Уже давно бы перехватили, раскололи, все поняли бы враз, но тут Олег некстати ядовито напомнил про кареты в космосе. Мрак заткнулся, сам пробовал шарить по всем диапазонам, но терпения не хватило, сосредоточился на проблемах госбезопасности, как он это назвал. Высматривал в космосе, дальнем и ближнем, всякие боевые крейсеры, линкоры, броненосцы и прочие драккары, что могли бы угрожать человечеству.

Но боевых кораблей не было, как и вообще кораблей. Олег вдруг дернулся, сделал кувырок через голову, Мрак сразу начал шарить взглядом: где тот пень, о который споткнулся мудрец, а Олег возопил:

— Какой же я дурак!… Какой же…

— Еще какой, — услужливо поддакнул Мрак.

— Ты не стесняйся, не стесняйся!… Редкостный, если уж на то пошло. А что на этот раз?

— Сигналы, — сказал Олег торопливо.

— Весь этот необъяснимый спектр шума, что раздражал, это и есть… Естественно, не радиосигналы, все на уровне нейтринной связи, потому все так неуловимо.

Он повеселел, хотя все нервы встопорщились гребнями при одной только мысли о таком невероятном способе связи.

— Все, Мрак, — сказал он громко.

— Весь эфир заполнен их переговорами, передачами. Не трогай меня, не гавкай под руку. Я буду пробовать понять.

— Давай, — согласился Мрак.

— Только тебе и можно понять всяких уродов.

— Почему уродов? — удивился Олег.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю, — отрезал Мрак твердо.

— Откуда?

— Только мы, люди, не уроды, — ответил Мрак.

— А вот все остальные… разумные пресмыкающиеся!

— Почему именно пресмыкающиеся?

— Ну, разумные насекомые. Червяки! Слизни. Жабы. Или жабы тоже пресмыкающиеся?

Трое суток, прикидываясь метеоритами, они парили в космосе. Олег ловил и старался понять обрывки передач, записывал, классифицировал по степени неразгаданности, что-то смутно понимал и только на четвертые сутки сказал дрогнувшим голосом:

— Пойдем на планету.

— А почему поджал хвост? — спросил Мрак подозрительно.

— Мрак, они еще более великие, чем я думал. Планета вырастала, голубая с зеленым, береговые линии океанов развернуты так, как никакая природа не развернет. И тут, гады, спокойненько перестроили континенты, указали, каким быть океану и каких размеров, сколько поднять суши, а сколько притопить… И рыбы в океане наверняка только аквариумные, из птиц одних павлинов оставили, а ворон перебили…

— Уверен, — спросил он нервно, — что эта планета самая подходящая?

— Я ни в чем не бываю уверен, — огрызнулся Олег.

— Не заметил?…

— Да уж больно планета ухоженная… Оранжерея, а не планета.

— Они все такие. Сам же сказал, что под копирку? Еще и этим, кстати, поддерживается общий уровень культуры, менталитета, взглядов. Они на всех двух миллионах миров стараются создать абсолютно одинаковые условия. Чтоб и без нажима все были одним народом.

— Одним не получится, — обрубил Мрак.

— Мы, гозияле — высшая раса!

Олег поморщился:

— Не переборщи.

— Но как-то надо объяснить наши странности?

— Лучше туманно намекать о некоем особом

пути.

— А начнут допытываться?

— Надувай щеки и замыкайся в презрительном молчании.

— Это смогу, — буркнул Мрак.

— Когда сказать неча, что еще остается?

Выпуклый бок планеты неуловимо перетек в огромный континент, что раскинулся почти на треть планеты. Правда, морей столько, что это и не твердь вовсе, а испещренная узкими голубыми полосками морей некая экзотическая зебра. Легкие облака, столь похожие на земные, зеленый покров, его ни с чем не спутать, тонкие голубые нити рек…

Олег лавировал, словно чувствовал некие ощупывающие нити радаров, Мрак послушно держался рядом. Он добавил золотистого цвета, кожу подровнял еще и еще, чтоб без единой оспины, убрал с рук и груди последние волосы, оставив только на голове, но укоротил. Олег, еще больше равнодушный к внешности, мудрец ведь, попросту скопировал свою внешность с какого-то мелкого деятеля прошлых лет.

Некоторое время прятались в облаках, хотя Олег на всякий случай и так укрыл себя и Мрака за силовым занавесом. Час за часом просматривали поверхность планеты, Мрак извелся, не понимая, по какому принципу Олег выискивает самое безопасное место, наконец бухнул:

— Есть базовые понятия, понял?… Мужчины легче сходятся с женщинами, а женщины стараются попасться мужчинам. Надо просто выбрать место, где женщины одиноки.

Олег проворчал озабоченно:

— Таких мест нет. Здесь тебе не Амазония.

— Тогда ищи одиночек! Не может быть, чтобы здесь не было загородных усадьб, бунгало, охотничьих домиков, хуторов!

Олег смолчал. Мрак прав, эти базовые принципы общие для всех народов, рас, зверей, рыб, птиц, бабочек и даже червячков. При встрече с самцами инстинктивно возникает чувство соперничества… по крайней мере, может возникнуть на подсознательном уровне, а вот с самкой…

Еще полчаса высматривали одинокие жилища. Чаще, к удивлению Мрака, там обнаруживались самцы. Он ворчал, странные здесь жители, незамеченными взмывали в небо и хищно обшаривали всеми локаторами дальше.

Мрак первым обнаружил непривычно маленькое здание на берегу озера, а Олег ощутил толчок в сердце, там, в глубине даже защемило сладкой болью. Деревья над водой, домик, зеленая с оранжевым трава напомнили что-то, он пытался ухватить воспоминание за кончик, но нить ускользала из пальцев.

Не сговариваясь, они вошли в крутое пике и неслись, не спуская глаз с домика. Оба уже определили, что там обитает молодая самка, одна, на десяток миль вокруг ни одного строения, самка здесь не меньше двух недель: молекулы ее запаха адсорбировались стенами знания…

Они опустились за деревьями, Олег критически осмотрел Мрака — худощавую особь мужского пола, золотая кожа, белые волосы, очень мягкие сглаженные черты лица, узкая грудь, аскетичное сложение. Мрак морщился под его взглядом, буркнул:

— На себя посмотри.

— Помню, — ответил Олег.

— И ты все время помни. И о своей внешности и… вообще.

Мрак сказал серьезно:

— Не трусь. Первый раз мы, что ли, идем в тыл врага под чужой личиной?… Помнишь, как хеттами прикидывались? Даже языка не знали…

— Здесь не хетты, — сказал Олег тоскливо.

Он глубоко вздохнул, надел на лицо безмятежную улыбку и. вышел из-за деревьев. Мрак пошел слева, привык принимать удар на себя, подставляя щит и замахиваясь в ответ секирой, но держался раскованно, жестикулировал, точно скопировав чудаков, что вот в таких местах ищут уединение и красоты природы.

Домик приближался, чистый, светлый, хрустальный, чуть ли не по Чернышевскому, но Олегу вовсе не хотелось прятаться по совету Достоевского в грязный подвал и швырять оттуда булыжники в это хрустальное чудо. Он чувствовал умиление и тихую светлую радость, будто превратился в монаха, которому явилась Богородица.

Мрак шел рядом такой же тихий и радостный. Олег поспешно пробежался по всему организму, нет ли гипноза, чересчур уж рассопливился, но все в норме. Значит, чувство умиления и восторга естественны, как у эстета, который развешивает ухи в картинной галерее или на симфоническом концерте.

Слева пошла кромка озера. В удивительно прозрачной воде плавают толстые рыбы, ярко расцвеченные, сонные, мудрые. Внезапно дыхание в горле перехватило. Если на экране эти люди казались мудрыми и понимающими, то сейчас, вживую, не ощутит ли себя, будто его подвесили, как кабана с содранной шкурой, над горящими углями?

Они все замедляли шаг. Он перехватил взгляд Мрака, тот, похоже, тоже трусит, но держится. Со стороны поглядеть — прирожденный лабунянин. Если только сами лабуняне не учуют.

Мрак вдруг сказал:

— Погоди…

Олег тут же с готовностью остановился:

— Что?

Услышал в своем голосе трусливую готовность отступить, попятиться, возненавидел себя за эту двойственность, снова сделал шаг, но Мрак сказал в спину:

— Давай подождем.

— Чего?

— Пока… выйдет.

— А что это даст?

Но сам ощутил, что намного легче общаться в более привычном: на природе, возле озера, даже деревья здесь… или почти деревья, а в помещении мебель вырастает прямо из стен, там вся эта масса чужого, дикого.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать