Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 81)


Когда Олег медленно поднял голову, Мрак внутренне сжался. Такого жуткого лица у своего друга еще не видел.

— Мрак, — прохрипел Олег. Голос его дрожал, срывался, вибрировал.

— Мрак… Но ты же видишь!… Они… Они абсолютно доброжелательны!

— Ну, я тоже… эта, мне показалось, — процедил Мрак сквозь зубы.

— Это не показалось! Это так.

— Ну… и что?

— У них нет тайн, они показывают нам все. Они отдают нам все. Позволяют пользоваться всем… ну, всеми достижениями.

Мрак кивнул:

— Ну-ну. Как если бы ко мне явился холоп князя Святослава… или сам король Ричард Львиное Сердце, я бы ему тоже позволил включать свет в комнате, разрешил бы опускать жалюзи, а то и открывать, научил бы даже заглядывать в холодильник… там же такое чудо: свежие ягоды среди зимы!

Олег выкрикнул:

— Да как ты не понимаешь? Они не желают нам зла!

— Нам двоим? -Да…

— А моему деду, — прорычал Мрак, — чьи кости зарыты в планете по имени Земля? А моим друзьям, что остались там же?… А нашим детям, что населили Землю?

Олег выкрикнул горестно:

— Мрак… у них своя логика! Страшная логика! Но самое жуткое, что они правы! Абсолютно правы!

Мрак сказал с угрозой:

— Ты встал на их сторону?

— Хуже, — ответил Олег.

— Если бы встал, можно бы как-то объяснить. Но я просто встал в сторонке. Над схваткой, как говорят. И над интересами. Посмотрел со стороны. Как будто я и не землянин, и не шаровик. Мрак, лучше бы я не смотрел…

Мрак прорычал:

— Конечно, лучше. Я вот смотреть не собираюсь.

— Мрак! Но как же…

— А вот так, — отрубил Мрак.

— Вот так, понял?

— Все беда в том, — сказал Олег с прежней острой болью в голосе, — что у них действительно совершенное общество. Мрак, это мы двое сумели вот так… но сам понимаешь, это почти чудо. Даже для нас! Мы прошли по такой острой грани, что из людей пока никто не пройдет. Для нормальных землян это недостижимо. Никто из них пока еще не в состоянии взглянуть в тот ужас, в который надо посмотреть, чтобы стать… А посмотреть надо широко открытыми глазами! Не мигая. Не отводя взгляда. Мы это сделали на последнем издыхании, на надрыве, у нас горели нервы, мы умирали сто раз… Словом, мы — уже не земляне. Земляне, сам знаешь, какие. А вот эти, лабуняне, они в самом деле совершенны, прекрасны…

Мрак фыркнул:

— Олег, повторяешься. Я это от тебя слышу сто раз на день.

— Разве не так?

Мрак скептически хмыкнул:

— Бабы — да, совершенны. Я тут пару присмотрел… Но мужики — ни к черту.

— Они бессмертны, — сказал Олег с завистью.

— Не так, как мы, какие-то уроды по воле случая, а бессмертны по своей воле! Это я чту больше всего. Они сумели разгадать природу бессмертия, изменили свой генетический код, и теперь никто и никогда не умирает. Я уж не говорю о таких пустяках, как болезни. У них и слова такого нет… Понятно, что нет уродов. А в довершение всего сумели защитить себя так, что по лабунянину можно пустить колонну тяжелых танков, его можно расстреливать в упор хоть крылатыми ракетами, хоть сбрасывать на него атомные бомбы, он только поморщится от таких досадных мелочей… Мрак сказал саркастически:

— Для тебя, трус, это самое важное, да? Олег сказал с достоинством:

— Мрак, я ценю свою жизнь. Я много знаю, много умею, я вообще люблю жить… и чего я стану подвергать себя опасности из-за какого-нибудь фанфаронства или доверяться слепому случаю? Помнишь, как закончил дни великий Аристотель? Этому мудрецу предсказали, что он может умереть только в такой-то день от падения на него чего-то сверху. Если этот день пережить, то дальше у него долгая и счастливая жизнь, за которую он сделает много открытий, свершит великие деяния, станет правителем Греции, преобразует мир… В назначенный день он вышел в огромное чистое поле, лег там на травке и приготовился пережидать опасное время. День был солнечный, теплый, травка мягко шелестела над ухом, он задремал…

— К черту подробности, — прервал Мрак нетерпеливо.

— Он умер?

— А ты как думаешь? — спросил Олег язвительно.

— Ах да, ты ж тогда был на стороне троянцев… Словом, высоко в небе летел орел, держа в когтях большую черепаху. Устал, выронил. Все понятно?

— И черепаха панцирем, — закончил Мрак понимающе, — голову мудреца всмятку… Так? То-то. Я всегда говорил: в нашей жизни надо лоб покрепче. И самому ворота прошибать, и принимать такие подарки в лоб… Все равно, Олег, я тебя не понимаю. Ну, совершенные они, совершенные… Подумаешь, совершенные! Во-первых, десять миллионов лет одного только бессмертия!… Да наши только за тысячу лет всю Галактику, как тараканы, заселят!… А за миллион — только за один!…

— и всю Вселенную так заполонят, что лбами будут стукаться во всех измерениях. Олег помолчал, сказал горько:

— Не значит ли

это, что раковая опухоль распространится на всю Вселенную? И… погубит? Мрак, мы снова влезли в то, чего я очень хотел бы избежать.

— Во что?

— Проблему выбора, — ответил Олег тихо.

Мрак шумно выпустил из груди воздух, развел руками:

— Ну, ты уж пугун так пугун!… Напугал до икотки. Я уж думал, во что такое страшное влезли. А выбирать — милое дело. Было бы из чего.

— Еще не понял? — спросил Олег.

— Выбор прост: на чьей мы стороне.

Мрак удивился, встревожился, даже отстранился и внимательно смотрел в бледное сосредоточенное лицо волхва.

— Ты не болен?

— Нет.

— Тогда какая может быть проблема?

— Не видишь?

— Нет, — отрезал Мрак.

— В упор не вижу. То они, а это — мы.

Олег сказал горько:

— Мрак, вспомни, сколько мы сражались за справедливость!… За всеобщую справедливость. Дрались против клановости, трайбализма, племенной розни… Помнишь самый древний звериный клич, еще дочеловечий: «Наших бьют!» И бросается стая крыс или волчья стая, а потом и человечья — на чужака… Неважно, прав он или не прав, хорош или нет, но главное то, что он ударил человека из нашего племени! И неважно, что ударил за дело, что наш хотел украсть у него корову, изнасиловать жену и спалить хату, но это наш, свой, его в обиду не дадим, а вот тот хоть и во всем прав, и в сто раз лучше нашего — чужой… Так?

Мрак поморщился:

— Олег… Не утрируй.

— Мрак, — откликнулся Олег как эхо, — будь справедлив.

Мрак горько усмехнулся:

— Олег, чужаки хотят, чтобы все играли по их правилам. Вся Вселенная. Ладно, эта Галактика. Но у меня могут быть другие правила.

— Их правила лучше, — вставил Олег.

— А если у меня другая игра?

— Это не игра, — ответил Олег устало.

— Это… жизнь. А здесь одни правила для всех. Благополучие, цивилизация, развитие, культура, бессмертие рода, как у нас, и бессмертие индивидуальное, о чем только мечтаем… Не буду перечислять, но все правила, Мрак, совпадают. И в этой игре они побивают нас по всем параметрам.

Мрак покачал головой:

— А я не принимаю такого результата. Это раз. А два… это то, что матч еще не закончился.

— Закончился, — ответил Олег тихо.

— Корабль с антиматерией готов к старту. Излучатель праматерии уже направлен в сторону нашего Солнца. Если лабуняне решат, что мы готовы для Большого Космоса, ударят импульсом.

— Хорошо, — сказал Мрак упрямо, — тогда вопрос иначе. Они должны оказать нам помощь! Дать все высокие технологии, обеспечить бессмертием…

Он умолк, сбившись под грустным взглядом волхва. Олег молчал, но его молчание было кричащим.

— Что не так? — спросил Мрак сварливо.

— Мрак, ты не обратил внимания, сколько их?… По сто миллиардов на планете!… А заселенных планет — три миллиона. На каждого жителя Земли: старика, ребенка, дебила, извращенца, слабоумного, наркомана, заключенного, пьяного бомжа — приходится по пятьдесят миллиардов лабунян. Пятьдесят миллиардов бессмертных, знающих и умеющих — на каждого жителя Земли… Эх!

Мрак молчал. Эта цифра точно так же не укладывалась в голове, как и межзвездные расстояния. Но точка зрения Олега чуть понятнее.

— Да, — сказал он с неохотой, — тогда такую мелочь, как мы, можно и не заметить. Смахнуть с дороги прогресса. Потеря невелика. Все равно что нам проложить шоссе, не обращая внимания на разрушенный муравьиный домик. Но ты мне не говори, что муравьи должны с этим соглашаться!

Олег прямо посмотрел ему в глаза.

— То муравьи, — произнес он, — а то — люди. Мрак ощутил, что мороз ходит по коже.

— И что ты предлагаешь?

— Ничего, — ответил Олег.

— К счастью, все будет сделано без нас. На этот раз справедливость свершится без наших героических усилий. Лабуняне прижгут эту, пока крохотную, язвочку… и Вселенная будет спасена. По ней красиво и неспешно будет распространяться эта чудесная гармоничная раса.

— А мы?

— Мрак, это наш народ. Разве не понимаешь? Забудь это звериное «Наших бьют!». Там, на Земле — не наши. Наши — здесь. Помнишь, мы давно ломали свое мировоззрение… а потом и все общечеловеческое, что нашим надо считать не того, кто родной по крови, а того, кто прав… Давай, наконец, жить не по звериным привычкам, а по уму! Мрак, уже пора жить по уму!

Мрак даже не стал колебаться или задумываться, просто буркнул с полнейшим пренебрежением:

— По уму? А зачем же тогда в такую даль целый воз инстинктов перли?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать