Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Человек с топором (страница 87)


Ему стало дурно, он оглянулся, шар из раскаленной до безумных температур плазмы догонял так стремительно, что он сперва остановился обреченно, потом в последний миг нырнул, успел ощутить, как волна перестроенной, вырожденной плазмы пронеслась над головой…

Когда он вынырнул, заставил себя вынырнуть, а это потребовало нечеловеческих усилий, все в нем хрипело, все истекало кровью. Он попробовал помочь рефлексам восстановить структуру атомной решетки, но, обожженная звездным взрывом, она деформировалась, не поддавалась, слишком много атомных ядер разрушено.

Глаза, как он чувствовал, регенерировали, но сожженные зрительные нервы остались мертвыми. Он все не мог заставить их ожить, в черепе все плыло и сдвигалось, шло цветными пятнами. Голову разламывало от гула, треска, грохота. Весь этот шум он принимал во всех диапазонах и не мог остановить жуткую пытку.

Внезапно блеснул короткий плазменный свет. Затрещало, черноту космоса с нашитыми на ней звездами резким рывком разодрали сильные руки с выпирающими костяшками пальцев. Странно, это Олег увидел очень отчетливо, даже заметил, что руки покрыты сильным солнечным загаром. В разрыв ворвался обнаженный до пояса человек. Олег ощутил на себе его огненный взгляд, в голове сразу стало блаженно тихо. Язык пробежал по пересохшим губам, привкус крови исчез. Человек отпустил черные складки, пространство бесшумно сомкнулось за его спиной.

На серьезном лице Мрака страх сменился облегчением. Черные волосы блестели, как антрацит, а глаза горели внутренним огнем, словно два коричневых солнца. Его широкое сильное лицо, со старыми следами перенесенной оспы, показалось Олегу удлинившимся, похудевшим. На груди белел старый шрам, а другой шрам, полученный бог знает в какие века, косой, рваный, протянулся по левому боку.

Олег прошептал:

— Мрак… Это ты, Мрак?… Или это меня так по голове стукнуло…

— Не таращь глаза, — сказал Мрак гулким, как из глубокого колодца голосом.

— Я сам был уверен, что уже все, финита… Но такая злость, такая ярость, что… просто не знаю!… Я просто ослеп, озверел. А моя волчья суть… или человеческая, кто их разберет, как-то в последний миг с термоядерного на… вакуумный… или не вакуумный…

— Ты даже не знаешь?

— Нет, — признался Мрак.

— Помню, что в последний миг подумал про твой бред о фотоне, что имеет форму кольца и состоит из пятнадцати миллионов заряженных частиц. И еще ты сказал тогда, что в случае аннигиляции можно сохранить свою структуру… Вот мои волчьи инстинкты и сделали все, чтобы сохранить. Им жить больше, чем мне, восхотелось… ну как, обогнал я тебя?

— Еще как… Но как… как?

— У моих инстинктов спроси, — ответил Мрак честно.

— Но что могу побольше тебя, это уже козе видно. Ну, побежали, коза?

— Куда? — спросил Олег слабо, хотя вопрос был риторическим, бежать придется все равно, это же Мрак, сильный и уверенный Мрак, что ведет, указывает, защищает.

— К Таргитаю?

— Нет, вернемся, посмотрим, — сказал Мрак зловеще.

— Если что уцелело — доломаем.

Олег ощутил болезненный рывок, едва не оторвались ноги, вокруг распахнулась страшная чернота, они висели в космосе, но Мрак озарен белым плазменным светом так, будто горит и сыплет искрами!

— Сзади, — обронил Мрак.

Олег обернулся, застыл. Треть неба занимала страшная пылающая звезда, клокочущая, нестабильная, с поверхности срываются жуткие, ни на что не похожие протуберанцы.

Олег спросил дрожащим голосом:

— А где…

Он осекся. Мрак сказал зловеще:

— Понял?

По ту сторону страшной звезды полыхал во все небо исполинский звездный Сириус с непомерно большим кольцом, на таком расстоянии больше похожий на осьминога, что бешено вертится вокруг оси, и все длинные щупальца почти прижало к массивной голове.

Даже с такого близкого расстояния Галактика выглядит как цельное тело, почти монолитное. Олег в ужасе оглянулся. Они, выходит, по другую сторону Шара… а эта чудовищная сверхновая…

Он задохнулся, не в силах выговорить, не в силах даже додумать. Глаза беспомощно уставились в Мрака, умоляя опровергнуть жуткую мысль. Взгляд Мрака был жестоким, а голос прогремел, как рык льва:

— Разве мы, человечество, не мысль бога?…

— Мрак… что мы наделали?

— Хорошая мысля приходит опосля, — ответил Мрак.

— Не так разве? Вот мы и есть эта хорошая мысля, что пришла после всех этих земноводных… Последняя мысль, ты ж знаешь, самая правильная. И отменяет более ранние.

Олег все не мог оторвать взгляда от сверхновой. Она уже не разрасталась, но теперь, когда есть с чем сравнивать, Олег потрясенно понимал, что эта невероятная сверхновая, поглотившая миллион звезд Шара, уже размером с саму Галактику. Вообще сверхновая сама по себе явление редчайшее, но сейчас не одинокая звезда превратилась в сверхновую, а… миллион звезд, тесно собранных в Шаре!

— Это ты называешь… отменили?

— А что остается от мыслей, — громыхнул Мрак, — от которых отказываемся?… Не подумал? Да и вообще… Что это все в сравнении со Вселенной?

Олег крупно дрожал. Сознание тускнело, старалось нырнуть в спасительное небытие, но голос Мрака гремел в черепе, вонзался прямо в кости.

— А еще, — донеслось из внешнего мира не то злое, не то довольное, — в хозяйстве все равно польза. Ты ж знаешь, сколько иисусиков народится?

Олег жалко проблеял:

— Каких… иисусиков?

— Ну, мильон вифлеемских звезд сразу

на небе… Или с Земли такой красоты не увидят?

Космос бурлил, красные волны, как кипящая кровь, сшибались в пространстве, вспыхивали белые молнии длиной в десятки световых лет, застывали. Олег видел эти странные образования, непонятные, ветвистые, как длинные змеи, поросшие волосами, какая-то часть мозга начала недоумевать, ибо выглядят просто живыми, но не может же образоваться жизнь от сшибки двух или трех ударных волн? Или это неведомое проявление жизни Сверхорганизма?

Голос Мрака прогремел громче, и Олег ощутил, что провалиться в беспамятство не удается.

— Вот теперь… отныне такая правда!… Вот теперь мы — не тупик эволюции, а единственная надежда!

— Мрак, — ответил Олег обвиняюще, — ты хоть понимаешь? Ты понимаешь, что мы… мы уничтожили цивилизацию, что была умнее, красивее, развитее…

Мрак сказал победно, Олег почти увидел его в гордой позе с одной ногой на трупе только что убитого льва:

— А теперь мы — умнее и красивше!… Да и пошел ты… Мы разнесли не развитую, а загнивающую. Мы очистили космос от загнивающего мира, что пустил было миазмы… ага, миазмы и клоаки по космосу, вот и Тарх подхватил вирус, но он, вообще-то, здоровый, переболеет… Мы, Олег, правы!… Мы, люди, всегда правы. Почему? Да потому что — мы!… Я никому не отдам, даже самому-самому умному и гениальному, жизнь своего народа, его существование!

Олег посмотрел на него с ужасом и отвращением.

— Мрак, — сказал он горько, — как ты можешь? Они несли гармонию всей Галактике…

— А мы принесем баянию! А то и аккордеонию вовсе. А те несли хрен знает что и сбоку бантик. Мы правы, понимаешь?… Все еще не понимаешь?

— Нет.

— Мы правы всегда, — гаркнул Мрак свирепо, — уже потому, что это — мы! Во-вторых, победитель прав всегда. Если тебе надо все на пальцах, то получи, фашист, гранату: историю пишет победитель, а события давних лет трактует… понял? Трак-ту-ет!

Страшный пылающий шар начал стремительно уменьшаться. Это называется, вспомнил Мрак, падение на сингулярность, хрен знает, что это такое, но эта пылающая суперзвезда сейчас скукоживается быстрее, чем воздушный шарик, в который ткнули шилом.

Олег непроизвольно понесся следом, будто пытался увидеть процесс превращения пылающей сверхновой в массивный шар нейтронной звезды, чье чудовищное тяготение не выпускает даже фотоны.

Мрак не отставал, прокричал:

— Что-то хочешь найти? Зря, ведь это же мы побывали, не какие-нибудь гунны!

Олег не ответил, лицо стало сосредоточенным. Мрак ощутил, что волхв, как суперкомпьютер, обшаривает сейчас все звезды Шара, планеты, вычисляет, куда и как шла волна, где перехлестнулись, где втройне, какие где разрушения…

— Три миллиона планет сожжено, — ответил наконец Олег чужим голосом.

— В пепел!… Еще сорок тысяч — обугленные головешки… Около ста тысяч просто испарились… В пространстве выжжено все так, что не уцелел ни единый космический корабль, ни один экскаватор. Что еще?… Пространство пронизывает жесткое излучение…

— А что оно нашей коже?

Олег покосился на Мрака. Тот держался рядом, все такой же земной, загорелый, волосатая грудь и волосатые руки, только что у него теперь за основа, если уцелел в аннигиляции, ну почему вот такой натиск дикаря и дурацкое «авось» обходят на поворотах ученость и мудрость?

Когда ворвались в пространство, откуда только что отступила сверхновая, звездный остров Галактики появлялся то справа, то слева, а один раз и вовсе мир кувыркнулся так, что Галактика оказалась впереди. Пространство стягивалось, залечивало раны, заполняло пустоты.

Исполинские силы швыряли обоих, бросали, выдаивали досуха и тут же переполняли мощью так, что у Мрака выплескивалось из ушей, как он уверял, едва снова получал возможность открыть рот. От жесткого излучения горела, как ошпаренная кипятком, кожа, а от вспыхивающих огней стонал и отключался мозг.

Олег все чаще чувствовал, что впадает в забытье, его уносило на световые года, теперь уже Мрак ловил безвольное тело и не выпускал на пространственных ухабах, на чудовищных завихрениях силовых полей неизвестной природы.

Сверхновые быстро схлопывались, превращались в нейтронные, но геометрия космоса жутко нарушена, звезды не просто сдвигались со своих мест, а их швыряло, как мелкие камешки, они попадали под действие гравитации других звезд, стремительно неслись одна к другой… и он замирал, не в силах представить, что произойдет.

Одна из темных звезд, по массе втрое больше Солнца, на глазах Олега вдруг исчезла, словно провалилась в некую космическую топь, болото, трясину. Ему даже почудилось, что над исчезнувшей сомкнулось нечто, наподобие призрачной ряски, со злостью подумал, что вот-вот космические лягушки померещатся…

… И тут его с такой силой шарахнуло о нечто незримое, что тело смялось, он слышал жуткий хруст своих ломающихся костей. Подумал сквозь ослепляющую боль, что проще бы, идиот, лететь монолитом, далась эта нелепая жажда пребывать все время только в человеческом теле… хотя бы и на иной основе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать