Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Проклятие чародея (страница 13)


Глава 5

— Как же вашу светлость угораздило принять это приглашение? — Сказать по правде, Гроно, сам не понимаю. Все события вчерашнего вечера будто в тумане, помню лишь отдельные моменты. Впрочем, лично я ни о чем не жалею и решительно отказываюсь понимать твой угрюмый вид. Не ты ли хотел, чтобы я вышел в свет, начал заводить знакомства? Именно этим я и занимаюсь.

— Чудесно, но насколько мудр выбор вашей светлости? Этот самый Уэйт-Базеф — человек с подмоченной репутацией. Рассказывают, что из-за своего вздорного нрава он не в чести у сильных мира сего, а потому лишен возможности продвижения и даже препятствовал развитию собственных магических способностей. Говорю это, полагаясь на сведения из весьма и весьма авторитетного источника.

— Что же это за источник?

— Икси Мип, торговец рыбой со Старой Рыночной площади, человек в высшей степени рассудительный и приятный в общении.

— Мудрец, значит.

— Куда больший мудрец, чем какой-то там Гезеликус. Мастер Деврас, общение с отщепенцем вроде этого вашего Уэйт-Базефа скажется на вашем положении в глазах высшего света, а этого вы себе позволить никак не можете.

— Пустяки. Не кипятись понапрасну. Ручаюсь, тебя просто выводит из себя необходимость карабкаться по этим ступенькам.

Деврас и Гроно поднимались по винтовой лестнице, идущей вдоль внутреннего изгиба купола башни Мауранайза. Апартаменты Рэйта Уэйт-Базефа занимали весь верхний этаж этого монументального сооружения, и добраться до них было непросто. Проникавшие сквозь толстое красное стекло купола солнечные лучи заливали лестницу причудливым красноватым светом. Сквозь полупрозрачные стены Деврас видел распростершийся внизу Ланти-Юм, с неестественно алеющими дворцами и каналами, будто доверху наполненными вином.

Колокол на башне Ка-Неббинон пробил девять часов в ту самую минуту, когда они подошли к нужной двери. Взъерошенный и заспанный ученый сразу же отозвался на стук и впустил их внутрь.

Жилище Уэйт-Базефа представляло собой одну-единственную гигантских размеров комнату, по форме напоминавшую перевернутую вверх дном красную чашу. Вставки из бесцветного стекла в стенах и в потолке служили источником естественного освещения. Вся обстановка состояла из незастеленной кровати, нескольких продавленных кресел, пары перекошенных комодов, книжных шкафов да большого круглого рабочего стола. Всякая горизонтальная поверхность была завалена бумагами, книгами, инструментами, запачканной одеждой, использованным постельным бельем и грязной посудой. При виде этого безобразия старческий подбородок Гроно дрогнул, а лицо приобрело лимоннокислое выражение брезгливости. Ему едва удалось заставить себя сдержаться и не выразить своего отношения по поводу чистоплотности хозяина этого дома.

В наименее неприглядном из кресел восседала леди Каравайз Дил-Шоннет, весьма элегантная в своем утреннем серо-зеленом бархатном туалете. Вновь вошедшие удостоились ее холодного оценивающего взгляда.

— Кто это?

Уэйт-Базеф, как и подобает хозяину, представил их друг другу, и насупленность Гроно как рукой сняло! С блаженной улыбкой он обратился к дочери герцога со следующей тирадой:

— Поистине, Фортуна благоволит моему господину! Провидение послало нам вашу светлость будто солнечный луч, разгоняющий мрак несправедливости!

Брови леди Каравайз изумленно поползли вверх.

— Да, мадам! — ничуть не смутясь, продолжал камердинер. — Именно вы с вашим сострадательным женским сердцем протянете руку моему молодому господину в столь трудный для него час. Ваша светлость, мой господин — истинный лорд Хар-Феннахар, законный наследник родового титула и владений. До настоящего времени герцог Бофус не удостоил вниманием сей непреложный факт, однако смею надеяться, что ходатайство вашей светлости…

— Гроно! — Деврас, снедаемый чувством мучительной неловкости, готов был провалиться под землю.

— Простите, милорд, но я не в силах молчать. Ваша светлость, мой господин имел честь писать его милости герцогу Бофусу Дил-Шоннету, вашему отцу, по меньшей мере, пять раз, — продолжал наседать камердинер. — Но все его просьбы об аудиенции остались без ответа, послания канули в неизвестность. Мадам, притязания моего господина куда как обоснованы, и все же нам приходится влачить жалкое существование…

— Гроно! Довольно! — взмолился Деврас, сгорая от стыда. — Не время и не место!

— Позвольте с вами не согласиться, мастер Деврас! Если вы не замолвите за себя словечко, то, значит, мне…

— Прошу извинить моего камердинера, — в отчаянии прервал его Деврас. — Он явно злоупотребляет вашим терпением…

— Верно ли то, о чем он говорит? — Несмотря на серьезность тона, искорки смеха в глазах леди Каравайз говорили о том, что ситуация ее забавляет.

— Да, но я бы не стал сейчас…

— В таком случае мы непременно обратим внимание его милости на ваше прошение. — Она повернулась к камердинеру: — Гроно, если притязания мастера Хар-Феннахара обоснованы, я постараюсь ему помочь. Однако, как справедливо заметил твой господин, сейчас не время и не место обсуждать этот, вопрос. Мы собрались сегодня, чтобы побеседовать с вами, премудрый Уэйт-Базеф. Насколько понимаю, вы располагаете некой информацией…

— Именно так, мадам, но, признаться, я рассчитывал, что многие хотели бы узнать о ней. Не могу объяснить причину этого безразличия!

— Не столько

безразличие, сколько недоверие. Вчера, сразу же после вашего ухода, его непревзойденность Глесс-Валледж говорил с придворными и заверил их, что опасность, о которой вы заявили, — не более чем плод вашего воображения, отягощенного неспособностью добиться более высокого положения среди собратьев-чародеев. Одним словом, он подверг сомнению вашу способность мыслить здраво и рассудительно, — сухо заключила Каравайз.

— И если я не ошибаюсь, большинство присутствовавших ему поверили, — добавил Деврас, — в том числе и герцог.

— Его милость беззаветно доверяет Валледжу. — К удивлению Девраса, в голосе Каравайз прозвучали металлические нотки.

— Это все равно, что довериться зыбучим пескам, — ухмыльнулся Уэйт-Базеф.

Гроно, в отличие от Каравайз, не нашел его замечание забавным.

— Как можно, мудрейший. Ведь это чистейшей воды клевета! Его непревзойденность лорд Глесс-Валледж — отпрыск древнейшего рода, и он заслуживает почета и уважения, как благодаря личным заслугам, так и в силу своего высокого происхождения. Безусловно, все относятся к нему с глубочайшим почтением.

— Так уж и все? — с ехидным смешком спросил Уэйт-Базеф.

— Да кто вы такой чтобы возводить на него напраслину? Вы, чародей куда более низкого ранга и его подчиненный!

— Все, Гроно, это была последняя капля! — Такого унижения Деврас не испытывал никогда в жизни. — Немедленно отправляйся домой и жди меня там.

Камердинер уставился на него в немом изумлении.

— Полно, юноша, не стоит гневаться на него за то, что не кривит душой, — вмешался Уэйт-Базеф. — Возможно, когда наш друг Гроно узнает, как обстоят дела, он и сам примет мою точку зрения. Что ж, посмотрим. Для начала хочу спросить, знакомо ли вам, сзарийцам, имя лантийского чародея Террза Фал-Грижни?

— Конечно, — ответил Деврас, знавший историю как свои пять пальцев. — Считается, что Фал-Грижни был мудрейшим из чародеев во времена правления герцога Повона Дил-Шоннета. Чародеем столь же выдающимся, сколь и коварным, недаром его называли королем демонов и дружно ненавидели. В злобе своей и жажде власти он задумал убить славного герцога. Но замысел, по счастью, раскрыли, дворец его сровняли с землей, а самого Грижни предали смерти. Книги пишут, что, оказавшись загнанным в угол в каком-то подвале, он наполнил его черным пламенем и призвал на помощь черных демонов. Однако добродетель герцогских гвардейцев восторжествовала, и Фал Грижни ушел из жизни, проклиная весь человеческий род. Пожалуй, не всему в этой истории можно верить, но зерно истины в ней все же есть.

— Правильно, — кивнул Уэйт-Базеф. — И зерно, интересующее нас более всего, заключается именно в его злодеяниях, которые, кстати сказать, имели необычайный характер. Очевидно, прибегнув к самым сильным из доступных ему чар, Фал-Грижни — а он, возможно, был величайшим чародеем своего времени — наслал на Далион Тьму. Зловещая тень, населенная враждебными человеку существами, накроет остров, по пророчеству Грижни, когда в полуденном небе воссияет звезда, а лев породит дракона.

— Откуда вам это известно? — спросила Каравайз.

— В архивах ордена Избранных я наткнулся на документ, который оказался не чем иным, как протоколом дознания, проведенного сразу же после разрушения дворца Грижни. Причем написан он рукой его непревзойденности Джинзина Фарни, магистра Ордена, непосредственного преемника Террза Фал-Грижни. В ходе дознания было допрошено несколько гвардейцев, принимавших участие в нападении. Таким образом, мы имеем дело с достаточно достоверным описанием последних минут жизни Фал-Грижни, его прощальных угроз и пророчеств.

— И что же вы сделали, узнав об этом? — поинтересовался Деврас.

— Как и предписывают правила, передал документ высшему рангу, его непревзойденности Глесс-Валледжу, который не счел нужным обратить на него внимание. Впрочем, будем справедливы: Валледж и не смог бы принять действенных мер, поскольку ситуация такова, что я вынужден расписаться в нашей беспомощности. Только знание магической техники Грижни подарило бы нам надежду на исправление им содеянного, да и то мало кто из чародеев подошел бы для этой задачи. Как бы то ни было, — продолжал Уэйт-Базеф, — шли месяцы, ничего дурного не происходило, и мои опасения понемногу утихли. Казалось, тревожиться не о чем, и угроза так и останется просто угрозой — во всяком случае, так мне хотелось думать. Это ложное ощущение безопасности развеялось как дым несколько недель назад с появлением дневной звезды. Тотчас после этого чародеи ордена отметили в глубине острова возмущение магических сил — необъяснимых и очень мощных. Но только я попытался поднять этот вопрос на заседании Избранных, как Глесс-Валледж резко воспротивился и не дал мне открыть рта. Чтобы убедить Совет в моей правоте, мне нужны были неопровержимые доказательства. Я снова перерыл архивы и, надо сказать, наткнулся на золотую жилу.

Из хаоса, царившего на рабочем столе, Уйэт-Базеф извлек древний, пожелтевший от времени манускрипт.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать