Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Проклятие чародея (страница 23)


Время шло. Каждый из путешественников размышлял о чем-то своем. Мимо бесконечной чередой тянулись скучные сопки. Дорога становилась все уже и каменистее, вытянувшись наконец в едва заметную тропу, обозначенную лишь старой заброшенной колеей, оставленной колесами давным-давно проезжавших здесь повозок. Вскоре исчезла и она. Тропа как бы растворилась, и экипаж громыхал теперь по камням, не разбирая пути. Через несколько сот ярдов склон стал круче, лошади натужно пытались справиться с грузом.

Уэйт-Базеф, видя безнадежность ситуации, распорядился:

— Дальше пойдем пешком.

Каравайз с сомнением перевела взгляд с каменистого склона на свои легкие туфли с высокими каблуками, но не сказала ни слова.

Уэйт-Базеф вывел их на вершину холма, остановился, чтобы свериться с картой, после чего повернул на северо-восток. Еще минут двадцать ходьбы, и вот они у цели. Вход в пещеры представлял собой внушительное, сразу же бросающееся в глаза отверстие в скале. В давние века пещерники звали это окно во внешний мир «Блистанием Мвжири». Никто не предпринял попыток как-то его замаскировать, да в том и не было нужды. Дыра была надежно завалена камнями. Путники стояли, молча созерцая непреодолимую преграду, пока Гроно не спросил:

— Ну что, мастер чародей? Беретесь вы его открыть?

— Ты, должно быть, шутишь? Он загроможден гранитными глыбами.

— Так что с того? Не вы ли вечно твердите о своих талантах? Что такое для великого ученого какие-то камушки?

— Я бы их камушками не называл, — вмешался Деврас.

Рэйт Уэйт-Базеф расхохотался: — Гроно все ждет от меня чудес.

— Не чудес, премудрый… Всего-то проявления компетентности, коли она у вас имеется.

— Право же, ты путаешь эти два понятия. В сущности, прибегнув к магии, я смог бы убрать завал, но на поиски нужного метода может уйти не одна неделя.

— Чудесно! Вход открыть вы не можете. Но если, как вы утверждаете, пещеры находятся прямо под нашими ногами, что вам стоит соорудить собственную лазейку?

— На это потребуется не меньше усилий, что пошли бы на устранение завала.

— Ну вот, снова отговорки. Не одно, так другое.

— Гроно, поскольку ворчание твое проистекает из невежества, а не злобы, я на тебя не сержусь.

По дрожанию подбородка камердинера и по тому, как он набрал в грудь воздуха, Деврас понял: сейчас разразится буря, и поспешил переменить тему:

— Рэйт, на карте ведь указаны и другие входы?

— Да, целых три.

— В таком случае, чтобы успеть их объехать сегодня, лучше отправляться прямо сейчас.

— Действительно, мы теряем время, — согласилась Каравайз.

— А я о чем твержу вам с самого что ни на есть начала? — буркнул себе под нос Гроно. Остальные притворились, что не слышат.

Вернувшись к экипажу, путники продолжили свой путь. Еле приметная дорога ужом вилась среди холмов, выматывая лошадей и вынуждая то и дело останавливаться на привал. К тому времени, когда они добрались до второго хода, тени стали заметно длинней. Этот вход в незапамятные времена звался вардрулами «Обителью Летучих Мышей Фжнруу».

«Обитель» также была надежно опечатана. Судя по всему, обветренные валуны простояли здесь не одну сотню лет.

Чтобы вернуться к экипажу, им пришлось преодолеть пару миль пешком, и, когда дошли, Каравайз заметно хромала. Ее туфли на высоком каблуке, неуместные в такой обстановке, не только причиняли боль, но и таили в себе опасность: она то и дело поскальзывалась на неровной поверхности. Бархатная юбка со шлейфом путалась под ногами. Жаловаться Каравайз бы не стала, но выражение ее лица, когда она садилась в экипаж, было довольно мрачным.

День быстро клонился к вечеру, и к моменту, когда они достигли третьего входа, солнце окрасило горизонт красным. Отверстия нигде не было видно, а начинать поиски было уже слишком поздно. Прямо на обдуваемой всеми ветрами площадке они разбили лагерь. Достали из мешков сушеное мясо, бобы, коренья, и Гроно состряпал из них вполне приличное жаркое. Насытившись, путники крепко уснули, и никакие белые призраки в ту ночь не тревожили их сон.

Наступило утро — промозглое, серое и пасмурное. Ветер стих, и теперь Назара-Син окутывал прозрачный молочно-белый туман, скрывавший небо и собиравшийся невесомыми облачками во впадинах и канавках. Словом, погода им не благоприятствовала. Путешественники бродили от одного склона к другому в поисках заветной пещеры. Но карта Уэйт-Базефа несколько устарела, и многие существовавшие ранее ориентиры успели измениться, а то и вовсе исчезнуть. Местоположение злосчастной норы представлялось неясным. Время шло, и вскоре они уверились в том, что объект поисков для них недоступен.

Деврас, стоя на четвереньках, добросовестно шарил в кустах. Он устал, все его тело ныло, разочарование нет-нет да и наводило на мысль: а не прав ли Гроно в своем скептическом мнении насчет магических способностей Рэйта Уэйт-Базефа? Чего ждать от мага, который не может даже проникнуть в огромные пещеры Назара-Син?

Почему бы ему просто не… переместить нас туда или что там делают в этих случаях чародеи? Да, магии у него, похоже, кот наплакал — а значит, вся экспедиция изначально обречена на провал. «Безнадежное дело есть любимое занятие благородных неудачников», как говорил Гезеликус.

Невдалеке, с силой втыкая в землю трость, ходил взад-вперед неугомонный камердинер. Вот он встретился взглядом со своим господином и принялся еще сильнее налегать на трость, судя по его недовольному виду, он был готов вот-вот взбунтоваться. Но именно в этот момент

Уэйт-Базеф признал свое поражение.

Со смешанным чувством облегчения и разочарования все четверо вернулись к экипажу и покатили прочь, на поиски последнего из входов. Путь был долог, но на этот раз найти искомую дыру не составило труда. На исходе дня они оказались у подножия крутого камня, взобраться на который вместе с экипажем было немыслимо. Получасовая пешая прогулка, и вот они уже стоят под отвесным обрывом. Не устояв перед мощью доисторического подземного толчка, гранитное основание холма раскололось, и на протяжении тысячелетий образовавшаяся гигантская трещина зияла, будто незакрывающийся рот идиота. Так было раньше, но теперь расселину вместе с существовавшим некогда входом «Великий Кфрж» загромождали неподъемные валуны. Путники молча осознали свою очередную неудачу и так же молча вернулись к экипажу.

В тот вечер у костра царило подавленное молчание, один лишь Гроно в душе ликовал. Занимаясь приготовлением ужина, он едва ли не расточительно обходился с продуктами в полной уверенности, что все мытарства наконец подходят к концу. Три-четыре дня пути, и они снова будут в Ланти-Юме, стало быть, можно не экономить. Впрочем, как всякий великодушный победитель, Гроно помалкивал, не позволяя сорваться с губ ни одному злорадному слову. Однако и блеск глаз, невольная пружинистость походки и изгиб губ лучше всяких слов выражали степень его восторга.

В таком приподнятом настроении камердинер пребывал на протяжении всей трапезы, пока в завершении ее Уэйт-Базеф не достал одну из своих карт, что, как пророчески предвещал Гроно, не сулило ничего хорошего.

— Взгляните-ка все сюда.

Сердце Гроно сковал холод дурного предчувствия. Ощущение это еще более усилилось, когда он увидел, с каким жадным интересом мастер Деврас заглядывает через плечо несносного чародея. Этот энтузиазм, по всей видимости, разделяла и леди Каравайз… Печально, поскольку Гроно надеялся, что уж хоть она окажется более благоразумной. Старый слуга демонстративно не проявил к карте ни малейшего интереса.

— Мы с вами находимся вот здесь, на северо-западных отрогах Назара-Сина. — Уэйт-Базеф наклонил пергамент так, чтобы поймать отблеск костра. — Мы побывали у всех известных нам ходов, и все они оказались блокированы. Можно продолжать поиски вслепую — авось да наткнемся на замаскированный лаз. Но на это могут уйти недели. Я же предлагаю иную, более многообещающую альтернативу. Сеть пещер обширна, и проникнуть в них можно не только со стороны Назара-Сина. Обратите внимание на эти два дополнительные входа в глубине острова… здесь и вот здесь. — Уэйт-Базеф дважды ткнул пальцем в карту.

— Далековато отсюда, — заметила Каравайз.

— Да, не близко, но именно это и обнадеживает. Так далеко от Ланти-Юма люди вряд ли когда-либо досаждали пещерникам, и, значит, возможно, эти входы до сих пор открыты. Вместо того чтобы зря терять время здесь, предлагаю поискать их там.

Деврас и Каравайз молчали. Гроно пристально следил за выражением лица господина, который наконец спросил:

— Рэйт, если где-то поблизости есть скрытый ход, нельзя ли найти его с помощью магии?

— Мне казалось, для чародея это проще простого, — добавила Каравайз.

— Прибегать к магии всегда непросто, всегда, даже для чародея. К тому же наша задача весьма необычна. — Иногда привычная усмешка Уэйт-Базефа напоминала невольный тик лицевого нерва. — Чтобы отыскать скрытый лаз среди гранитных холмов, мне потребуется последовательность действий, предназначенных для одной лишь этой конкретной цели. Естественно, можно было бы ее вычислить… наверное, на основе Азмова заклинания «открытия пустот»… но исключительно методом проб и ошибок, и кто знает, сколько для этого понадобится времени, особенно если учесть, что у меня нет при себе ни книг, ни магических записей, ни большей части приборов. Так что я думаю, что целесообразнее попытаться разведать дальние входы.

— Как скоро мы туда попадем? — спросил Деврас.

— Ваша светлость, вы, должно быть, интересуетесь этим из праздного интереса? — Дурные предчувствия Гроно оформились в кошмарную уверенность. — Вы ведь это не всерьез?

— Прикажешь отступить при первой же неудаче?

— Да проявите наконец мудрость и зрелось ума. Мастер Деврас, этому сумасбродству давно пора положить конец. Который уж день я безропотно следую за вами по этим диким местам. Который уж день прислуживаю всем вам и веду себя сдержанно, как и подобает слуге благородного лорда Хар-Феннахара. Но больше я молчать не намерен! Разве истина не очевидна? Разве неясно, что подлый Уэйт-Базеф водит вашу светлость за нос? Что толку, что мы по его воле обшарили здесь каждый дюйм? Входов как не было, так и нет. Времени, потраченного на пустые поиски, не вернуть, ну и Бог с ним. Но неужели вы намерены усугубить свою ошибку? Не станете ведь и дальше потакать его безрассудству? Уэйт-Базефу не раз представлялась возможность доказать, что его сказка имеет под собой хоть какое-то основание. Он, как видите, ею не воспользовался. Так что пора пресечь это безобразие. Ваша светлость… и вы, ваша светлость… Надеюсь, вы понимаете, что настала пора вернуться в Ланти-Юм?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать