Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Проклятие чародея (страница 32)


— Нас до сих пор боятся, — сокрушенно покачал головой король Пустис, — и потому не гнушаются ложью и грязной клеветой. Ничего, они узнают правду, когда однажды мы вернемся в Ланти-Юм в блеске славы и потребуем вернуть нам законные владения, общаясь с лантийским герцогом на равных.

Губы Каравайз изогнулись в усмешке. Гроно не смог сдержать раздиравших его чувств.

— Все это ни в коей мере не оправдывает факт бандитского нападения на нас с последующим похищением. Подумать только — затащить нас на борт этой противоестественной посудины, привязать к чертовым колодам, а премудрому Уэйт-Базефу и вовсе заткнуть рот кляпом. — Голос старика дрожал от бессильной ярости. — Мы — свободные люди! По какому, простите, праву вы держите нас в плену? Как осмелились вообще задержать нас? Как, я вас спрашиваю?

— Вы отказываете нам в почтении, обязательном при обращении к королю, — нахмурился король Пустис. — Но, памятуя о неожиданном для вас повороте событий, мы милостивейше извиним вам эту дерзость, до определенной степени, конечно. Знайте же, мастер лакей, что мы и семейство наше взяли на себя славную миссию спасения Далиона. Рискуя жизнью, в своем великодушии мы бросаем вызов надвигающейся черной чуме. Храбро подступая к самому краю бездны, мы выхватываем отчаявшихся беженцев из пасти смерти и потом, за пустячное вознаграждение, славный наш корабль доставляет несчастных домой.

— Даже, если им нечем вам заплатить? — спросил Деврас.

— О, мы не бессердечны! Не думайте, что мы требуем золотые горы. Если в кошельках наших пассажиров гуляет ветер, мы предлагаем им возместить наши убытки иными средствами. Стимул в виде приближающейся Тьмы заставляет их проявлять прямо-таки чудеса изобретательности. До чего оригинален был хотя бы горбун-чревовещатель с механической уткой… впрочем, я отвлекся. Достаточно сказать, — заключил король Пустис, — что «Великолепная» с комфортом доставит беженцев к месту назначения, если только за ней как следует ухаживать. Видите ли, это диковинное судно, некогда дарованное нашему предку Янсу Вурм-Диднису, не похоже ни на одно другое. Это не просто плавучая глыба из дерева и металла. Напротив, у него есть нервы, эмоции, а может, даже и душа. А оно живет, и, как всякому живому существу, ему необходимо питание. Не обычная грубая материя, но эманации — невидимые живительные соки, источаемые мозгом и сердцем человека. Эманации, которые дают ему силы лететь по волнам наперекор течениям. То, без чего оно становится утлым, безжизненным корытом. Потому-то, голубчики, вы и здесь. Это ваши соки будут питать нашу «Великолепную». Видите, она уже сейчас подкрепляется! Деврас ощутил пульсацию прилипших к нему влажных белых усиков и содрогнулся от омерзения. Вот они пришли в движение, поползли слепыми червями по его груди. Он с трудом переносил эту муку. Попробовал бороться, мотая головой из стороны в сторону и силясь стряхнуть жадно припавшие к нему щупальца. Боли не было, но он чувствовал, как наваливается сонливость, как холодеют члены и жизнь капля за каплей утекает из его тела. Еще он чувствовал неутолимую жажду корабля — жажду, которая вытянет из него все, до самой последней крупицы, прежде чем его, будто пустую шелуху, выбросят за борт. Он замерз, в глазах помутнело, так что лица друзей и недругов превратились в размытые пятна. Из груди вырвался вздох, больше похожий на стон, и тяжелые веки непроизвольно сомкнулись. Казалось, он больше не дышит.

— Что вы делаете с моим господином? — в ужасе возопил Гроно.

— Ничего, — утешил его король Пустис. — «Великолепная» кушает, только и всего. Кушает, и сил у нее все прибавляется. Чувствуете?

Венериза заметно набирала скорость, Деврас, беззвучно поведя бескровными губами, лежал недвижно.

— Негодяи! Вы убиваете моего господина!

— Не бойтесь, — успокоил насмерть перепуганного пленника король Пустис. — Причинять вред молодому человеку, да и всем вам не в наших интересах. Ведь это означало бы причинять вред самим себе. Вы нужны «Великолепной», а «Великолепная» нужна нам.

Посему мы сделаем все от нас зависящее, дабы продлить ваши жизни.

— Что вы имеете в виду? — Гроно безуспешно пытался освободиться от сковывавших его уз.

— Мы дорожим вашим добрым здравием. Когда в следующий раз «Великолепной» понадобится подкрепить силы, мы возьмем их у вас или вон у того джентльмена, с тем чтобы дать вашему господину передышку и возможность поднакопить сил перед следующим взносом. Вы по очереди будете подкармливать «Великолепную», и срок ваших жизней таким образом существенно удлиняется. Это называется разумное ведение хозяйства.

— Хозяйства?! — задохнулся от возмущения Гроно. — И вы называете это…

— Из какого источника питался корабль, до того как появились мы? — нарушила наконец свое ледяное молчание Каравайз.

— Мы набирали доблестных членов экипажа из тех бездомных, что бродят на берегу.

— Что с ними стало?

— Выдохлись, — объяснил принц Кроц. — Пришлось подыскивать замену.

Каравайз кивнула, словно другого ответа и не ждала.

— Душегубы! — завопил Гроно. — Мародеры без стыда и без совести!

— Хватит! — рявкнул король Пустис, не в силах более оставаться любезным. — Мы, конечно, великодушны, но всякому терпению есть предел. Не злоупотребляйте нашей добротой, мастер лакей. Не забывайте, перед вами король!

— Король? Ха! Пират, палач, чудовище и к тому же плебей!

— Королевская кровь, — назидательно произнес его

величество, — требует к себе должного почтения. Скоро вы это узнаете, как узнали на собственной шкуре при мудром наставничестве моих предков наши подданные. А пока советую вам поберечь силы, они вам еще пригодятся.

— Может, поучить его уму-разуму, сир? — с надеждой вызвался принц.

— Не стоит. Вы склонны увлекаться и можете ненароком повредить столь ценное приобретение.

— Что с того? У нас ведь есть одно в запасе, верно? — Принц с вожделением посмотрел на Каравайз.

— Как вы говорите о даме? Ах, Кроц, Кроц, Кроц… — покачал головой король Пустис, — вам еще много чего предстоит узнать. С дамами следует обращаться в высшей степени бережно. Особ королевских кровей отличает именно галантность по отношению к прекрасному полу.

— Но, сир, — запротестовал наследник, тогда как же все те деревенские бабы, которых мы…

— Кроц, но то ведь были не дамы.

Тут Гроно смолчать никак не мог.

— Никакие мы вам не «приобретения»! — взорвался он. — Мы свободные люди, и держать нас пленниками вы не имеете права! Ни малейшего права!

— Как «Великолепная» не похожа на другие суда, так и монарх не похож на других людей, — ответил король Пустис с затаенной грустью в голосе. — Его положение высоко, цели величественны, и связывать себя запретами, обязательными для простого люда, он не может. Порой, мастер лакей, случается так, что законы, оберегающие рядовых граждан, могут пагубно сказаться на действенности мер короля, когда смертельная опасность нависла над всем государством. Монарху, как гордому орлу, нужна свобода, не сковывающая его крыльев и позволяющая парить на ветрах неограниченных возможностей. Вы спрашиваете, по какому праву мы требуем от вас беспрекословного подчинения? Потребности короля и есть его августейшие права.

— Все это не более чем чахлая софистика! Приберегите свои идиотские доводы для кого другого. И знаете почему? Потому что мы вам не какие-нибудь простолюдины! Кабы знали вы, с кем имеете дело! Хотите узнать, кого вы похитили?

— Безусловно, — приветливо кивнул король Пустис.

Не обратив никакого внимания на предостерегающее сдавленное кряхтение Уэйт-Базефа, Гроно бросился в атаку:

— Этот юный господин, да будет вам известно, — его светлость лорд Деврас Хар-Феннахар, отпрыск достойнейшего и именитейшего семейства Ланти-Юма, последний представитель древнего славного рода. Рядом со мной лежит связанный премудрый Рэйт Уэйт-Базеф, он также принадлежит к древнему роду и является знаменитым чародеем, входящим в правление ордена Избранных. Не вздумайте шутить с ним шутки!

— Ну, что я говорил, сир? — прервал его принц Кроц. — Говорил я вам, он что-то затевает, когда смотрю — стоит, вертит кольцо и бормочет что-то под нос. Я сразу понял, жди от него беды. И ведь прав был, а? Если он из этих, из чародеев, лучше от него сразу отделаться, не то хлопот не оберешься. Кляп — это так, игрушки. Прикончим его, пока не накуролесил, и дело с концом.

Уэйт-Базеф смотрел на них расширившимися от ужаса глазами.

— Разве вы не поняли, принц, что в данный момент он нам нужен?

— Вовсе даже не нужен, — продолжал настаивать тот. — От колдуна надо отделаться немедля, ведь у нас еще останется баба.

Заметив, что его величество всерьез задумался, Гроно снова вмешался:

— И не думайте! Дама, которую вы похитили… та самая леди, что стоит перед вами… — Каравайз повелительно тряхнула головой, но камердинер в запале не замечал ничего вокруг. — Эта дама — ее светлость леди Каравайз Дил-Шоннет, единственная дочь его милости Бофуса Дил-Шоннета, герцога Ланти-Юма! Итак, что вы скажете на это?

Похитители с интересом посмотрели на стоявшую неподвижно Каравайз.

— Это правда? — спросил его величество. Молчание.

— А ну, отвечай, девчонка! — Принц Кроц занес руку для удара, и у наблюдавших за этой сценой пленников перехватило дыхание.

— До чего импульсивна юность, — вздохнул король Пустис. — Терпение, сын мой. Можно все решить без применения насилия.

Схватив Каравайз за правую руку, он наклонился, чтобы рассмотреть массивное кольцо на ее среднем пальце.

— Видите? Старик не солгал! Вот он, герб Дил-Шоннетов!

— Недурное колечко, потянет на много монет. Подержите ее, сейчас сниму.

— Ни в коем случае. Сын мой, когда же вы наконец уясните разницу между леди и простой девкой? — Король Пустис выпустил руку пленницы.

— Особой разницы не вижу, — проворчал принц. — Леди, девка, баба — все они одинаковы. Крик, визг, сплошные ужимки да дырка такая, что заглотит человека целиком. Свечи потушишь и поди разберись, кто из них…

— Довольно, принц Кроц, — по-отечески строго оборвал его король. — Мы не потерпим вульгарности в своем присутствии. Она оскорбительна для нашего королевского достоинства. А в том, что касается леди… она ведь и вправду знатная леди, принц… с ней мы будем обращаться с любезностью, которой требует ее высокое положение. Дочь герцога! — Пустис задумался. — Это совершенно меняет дело. Нам повезло, неслыханно повезло. Но действовать нужно осторожно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать