Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Проклятие чародея (страница 41)


Деврас прошел в другую комнату. В его душе нарастало тревожное предчувствие. Он заглянул за занавеску, прикрывавшую нечто вроде встроенной кладовки, и холодный свет магического светляка открыл его глазам то, что осталось от хозяев жилища. Там лежали трупы мужчины, женщины и двух мальчиков-подростков. Их оружие — топор, борона, дровокол и нож — покрывала почти прозрачная бесцветная жидкость. Лужицы такого же вещества виднелись и на полу, смешанные с темными пятнами человеческой крови. Деврас оцепенел от ужаса.

— Мастер Деврас! — раздался из тускло освещенной голубоватым светом соседней комнаты голос Гроно. — Мастер Деврас, тут столько всего, что вдвоем нам не унести. Предлагаю захватить, сколько сможем, а потом вернуться за остальным…

— Сюда мы больше не вернемся, — ровным голосом сказал Деврас.

— Как так? Мастер Деврас, что произошло?

Не дожидаясь ответа, Гроно поспешил к своему господину, увидел трупы и ахнул. Когда же снова заговорил, то шепотом.

— Белые демоны?

— Думаю, они.

— Вот уж и впрямь демоны. Неужели они убивают ради забавы?

— Не знаю. Они были тут совсем недавно и могут снова вернуться. Пойдем.

— Полагаете, они неподалеку?

— Да, Гроно. Что-то подсказывает мне: они очень близко.

Как раз под тем местом, где стояли Деврас и Гроно, на глубине около двухсот футов, располагалось помещение, которое сами вардрулы называли комнатой Белых Туннелей. Сама комната, не украшенная ни сталактитами, ни сталагмитами, ни разноцветными кристаллическими наростами, при тесноте и простоте своей казалась ничем не примечательной… за исключением одной немаловажной детали. В каменный пол были врезаны темные, отполированные до зеркального блеска шестиугольные плиты. В незапамятные времена их создал маг-самоучка, легендарный получеловек-полувардрул Террз Фал-Грижни, основатель клана Грижни. Эти плиты походили на офелу Рэйта Уэйт-Базефа и были предназначены для сходных целей. Каждая представляла собой половину устройства, другая часть которого находилась в одной из точек бесконечной системы подземных лабиринтов. Некоторые были даже установлены и тщательно замаскированы на стратеги чески важных участках Поверхности. Таким образом пещерные жители могли в мгновение ока переноситься с одного места в другое. Но поскольку такой способ путешествовать казался вардрулам чуждым самой их природе, слишком «человеческим», мало кто из них, за исключением Грижни, пользовался этим магическим устройством. Конечно, члены клана Грижни отличались от других — так было всегда. Да и стоит ли удивляться: им так и не удалось очиститься от примеси человеческой крови, которая испокон веков текла в их жилах.

Один из шестиугольников был совсем небольшого размера и находился в самом центре комнаты. Эта плита, окаймленная бордюром из камней разных пород, соединялась с гнрфрл кфражем, или, на языке людей, с трансплатой. Трансплату, относительная легкость которой была достигнута с помощью достаточно сильной магии, постоянно носили следом за патриархом Грижни, обеспечивая великому полководцу возможность оказываться в родных пещерах, когда он только не пожелает, в любую из красок малого вена. Не важно, в какие дали Далиона заведет его победоносная кампания, у архипатриарха Грижни всегда будет возможность вернуться в комнату Белых Туннелей. Ожидалось, что он воспользуется ею на исходе багрянца, то есть совсем уже скоро.

Встречали архипатриарха трое вардрулов высокого ранга, прекрасно сознающие, какое уважение внушает другим кланам титул их великого сородича. Молодая, но многоопытная; Фтриллжнр Држ, матриарх клана Змадрков, дважды перенесшая Хладное оцепенение и Дфжнрл Галлр, в совершенстве владеющий языками людей, — это он не так давно нанес визит Глесс-Валледжу — все они обладали типично вардрульской внешностью. Пластичная, безволосая, худощавая фигура, во многом схожая с человеческой, но без ярко выраженных половых отличий, бескостные щупальцевидные пальцы, светящаяся кожа, огромные лучистые глаза, окаймленные тремя валиками мышц. На протяжении целой череды великих венов раса вардрулов не претерпела видимых изменений. Однако дальний Предок сразу бы отметил качественную перемену, произошедшую с хииром его сородичей, то есть с выражением внутреннего состояния вардрула — его душевного покоя, гармонии и согласия с самим собой и окружающим миром. Вследствие постепенного перерождения своей природы и окончательного принятия Террза Фал-Грижни, характер вардрулов стал совершенно иным. Исчезла былая безмятежность, равно как и робость и непротивление злу. Вместе с ними кануло в Лету невинное простодушие. Врожденное чувство родовой общности ослабло, из-за этого стало трудно общаться с Предками. Упадку этих чудесных качеств сопутствовало развитие иных: решимости, мужества, энергичности, а также чисто человеческой мятежности духа. Многое было принесено в жертву, но и выгода оказалась немалой. Проиграет ли раса в целом, выиграет ли, о том судить еще рано.

В теплом, неподвижном воздухе звучала мелодичная речь. В переводе на язык людей, говорили вардрулы примерно о следующем:

— Уже второй визит архипатриарха за последние ста малых венов, — молвила Фтриллжнр Држ, судя по мерцанию плоти и расширившимся окологлазным валикам, терзаемая сомнениями и даже недовольством. — Как перенесут его отсутствие сородичи, находящиеся сейчас на Поверхности?

— Подобные отлучки весьма непродолжительны, — ответила ей

младшая матриарх Змадрк, — и к тому же оправданны. Недалек тот багрянец, когда старый Инрл Грижни отойдет к Предкам.

Общее потускнение красноречивее слов выразило скорбь вардрулов при мысли о скорой кончине Грижни Инрла — почитаемого всеми художника-учителя и последнего из кровных родственников архипатриарха Грижни.

— С его уходом патриарх останется единственным представителем своего клана, — распевно добавил Дфжнрл Галлр, явно встревоженный этим обстоятельством. — Один, без единого сородича. Как это, должно быть, ужасно, как невыразимо страшно утратить свой клан.

— Клан Грижни никогда особенно не процветал, — заметила матриарх Змадрк. — Смятение в их душах подтачивало жизнестойкость и чувство единения до тех пор, пока жизнь в пещерах им стала не в радость.

— Не надо поддаваться скорби, — мягко упрекнула, мигнув глазницами, Штриллжнр Држ. — Клан Грижни подарил нам талантливейших художников и техников, величайших патриархов. Их дисгармония, если о ней вообще может идти речь, является источником силы.

— Но и разрушает целостность, отнимая душевное спокойствие и безмятежность, — возразила матриарх. — Нынешний патриарх Грижни, возможно, величайший из когда-либо существовавших у нас вождей. Кому, как не ему, осуществить пророчество Предков? Он же самый неприкаянный и самый противоречивый из Грижни, причем нестройность эта проявляется в весьма узнаваемых чертах… Патриарх унаследовал ее от своих предков-людей.

Различные по яркости вспышки свечения обозначили досаду при столь откровенном указании на факт, который был известен всем, но о котором предпочитали не говорить. Хиир самой матриарх остался непоколебим, глазные валики — неподвижны.

После неловкой заминки Дфжнрл Галлр ответил:

— В жилах каждого из нас течет толика людской крови. Все мы страдаем от смутных желаний, которых Предки наши не ведали.

— Однако мы продолжаем осознавать себя членами кланов, сородичами, вардрулами. — Матриарх уверенно контролировала состояние своего хиира, и это само по себе опровергало ее слова, поскольку для Предков подобное сокрытие эмоций было немыслимым. — Но разве можно сказать то же самое о Грижни? Его раздирают противоречия. Ему чуждо подлинное единение со своей расой. Его хиир очень странный, непредсказуемый… Он другой, не такой, как мы; он обособлен от нас так же, как обособлены друг от друга люди, не ведающие глубинной гармонии с себе подобными и с окружающим их миром. Его пальцы суставчаты, глаза черны. Он во многом похож на человека.

— Он не человек.

— Но и не вполне вардрул.

— Он изгоняет людей с Поверхности, исполняя тем самым предначертание Предков.

— Сама способность исполнить их является мерилом его противоречивости.

— Как и мерилом величия. Он дарует нам Поверхность. Скоро мы без боязни будем ступать по земле.

— Да, но во что мы превратимся? — не сдержав раздраженной вспышки, спросила матриарх. — Выход из пещер чреват неминуемыми переменами, возможные последствия которых внушают мне страх. Там, наверху, как нам уберечь остатки внутренней гармонии, взаимопонимания, нашей сущности? Разве не унаследуем мы жестокость и неприкаянность поверженного и вытесненного нами противника? Разве, одержав эту так называемую победу, не потеряем самих себя и все, чем обладали… как Грижни?

— Нельзя бояться свободы и триумфа, — высказал свое мнение Дфжнрл Галлр. — Пещеры не более чем место ссылки. Неужели мы настолько с нею свыклись, что нас пугает возможность полной свободы? Настолько, что не нужны нам стали ни справедливость, ни взыскание с человека долга перед нашими убиенными Предками?

— А возмездие? — В мелодичном голосе матриарх Змадрк явственно слышались нотки иронии. — Нам ведь нужно возмездие?

Дфжнрл Галлр, чуть поблекнув, промолчал.

— Возможно, матриарх Змадрк не вполне понимает разницу между личными переживаниями Грижни и дисгармоничными настроениями, коим подвержен весь наш народ? — вмешалась Штриллжнр.

— Разве они не тесно взаимосвязаны?

— Не всегда. Архипатриарх Грижни переживает огромное горе. Уход Грижни Инрла означает для него потерю последнего сородича, и это — сразу же после безвременной кончины сестры-супруги патриарха. Личное горе Грижни не может не сказаться на руу всех нас, но, тем не менее, остается его, и только его горем.

— К тому же на клане Грижни рано ставить крест, — певуче проговорил Дфжнрл Галлр. — Если у архипатриарха появится новая супруга…

— Разве это что-нибудь изменит? — Пальцы Змадрк выгнулись назад, выражая сомнение. — Ушедшая Грижни Девятая не принесла патриарху потомства. То же самое ждет и ее преемницу. Кровь, что течет в жилах Грижни, бесплодна. Ни красна, как у людей, ни чиста, как у вардрулов. Последний всплеск жизненной силы Грижни должен вылиться в героическое свершение. Однако более простые и вместе с тем истинные ценности — душевный покой, гармония, клан — ему недоступны. Такова трагедия Грижни, но нет нужды и остальным страдать от нее. Еще не поздно все изменить.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать