Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Проклятие чародея (страница 55)


В ответ раздался дружный рев согласия. Герцог Бофус наблюдал за происходящим с возрастающим изумлением.

— Тогда начинаем, — постановил заводила. — Первым делом угостим-ка демонов нашими пушечками. Даже если они невидимы, переполоху наделаем о-го! Для этого надо проникнуть в крепость. Дай Бог, горшечники прислушаются к голосу разума. Так что нужно отрядить парламентариев. Во-вторых, надо прочесать город и поднять на ноги всех, кто способен драться. Еще хорошо бы договориться с Избранными. Чудаковатые они там, конечно, но лантийцы же, и ко всему прочему образованные. Может, придумают чего.

Последнее предложение вызвало целую бурю протестов. Даже отчаянное положение не могло избавить рядовых граждан от недоверия к членам загадочного ордена. Пока шел жаркий спор, герцог Бофус, выступив вперед, скромно проговорил:

— Остались еще гвардейцы Фрейнера. Можно и их попросить помочь.

— Отлично, ваша милость, просто замечательно!

Бофус просиял.

— Тогда за дело, — скомандовал крепыш.

— За дело! — эхом откликнулся герцог, властно прибавив от себя: — И без промедления!

Глава 16

Они вошли в гигантский лабиринт. На каменных стенах в свете фонарей поблескивали пятна слизи. На головы смельчаков со сталактитов лилась вода. В застоявшемся воздухе сновали летучие мыши, а под потолком виднелось огромное гнездо этих отвратительных тварей. Это и были пещеры Далиона.

Путники остановились, чтобы обсудить дальнейший маршрут. Они столпились вокруг одиноко горящего фонаря и на всякий случай говорили вполголоса.

— Итак, мы наконец попали в искомое место, благодаря проницательности его светлости. Что теперь? Куда? — спросил Гроно.

— Законный вопрос, — кивнул Уэйт-Базеф. В слабом оранжевом свете фонаря было видно, что на его лице не осталось и следа обычной веселости. Видимо, он не мог больше себе позволить тратить драгоценную энергию на сарказм. — Перед нами стоит две задачи. Первая — найти тетради Фал-Грижни. И вторая — благополучно уйти отсюда. Наше главное оружие — магия, и на этот раз вы не сможете сказать, что я не готов. А теперь прошу мне не мешать. — Без каких-либо дальнейших объяснений он открыл кожаный кофр, достал из него грубо отлитую из бронзы человеческую фигурку. Маг наклонил голову на грудь и еле слышно забормотал. Измождение и усталость не отразились на его духовной силе, и он быстро достиг состояния магического транса. Со стороны это было заметно по тому, как уменьшилась, словно утолясь, его внушительная фигура. Все с восхищением следили за происходящим. Маленькая бронзовая статуэтка озарилась светом и стала испускать полупрозрачный дым, который заслонил все вокруг. Тем временем Уэйт-Базеф поднял голову и открыл глаза. Казалось, он управлял этим туманом. Осторожно убрав чудесную фигуру в кофр, маг некоторое время приходил из транса в нормальное состояние и затем объявил:

— Мы под защитой заклинания Хиджина.

— То есть ваша мумбо-юмбо действует на нас, мастер Уэйт-Базеф? Что вы на этот раз сделали с нами?

— Гроно, пожалуйста, говори потише, — тихо попросил Деврас. — Только шепотом.

— Заклятие Хиджина, — объяснил Уэйт-Базеф, — искажает восприятие, то есть оно отведет от нас внимание любого, кого мы встретим.

— Это значит, что вы сделали нас невидимыми? — спросил Деврас.

— Не совсем так. Мы не невидимы, мы просто неуловимы для глаза. Немного осторожности, и нас не заметят.

— Осторожности? — спросила Каравайз.

— Ходить тихо, говорить шепотом и нечасто. Если кого-нибудь встретим, то надо стоять не шевелясь, желательно в тени. Если будем придерживаться этих правил, мы не привлечем ничьего внимания.

— Не понимаю, почему это нас не заметят, — заявил Гроно. — Лично я отлично вижу вас троих. Никто из вас, похоже, не изменился.

— Мы не изменились, — терпеливо объяснил Уэйт-Базеф. — Чары, окутывающие нас, изменяют восприятие других. То есть, грубо говоря, они просто нас не увидят, если мы будем осторожны. Но имейте в виду, что ошибаться нам нельзя. Чары слабы и легко проницаемы, но в нашей ситуации это единственное, на что мы можем рассчитывать. Неосторожное слово, кашель, неожиданный жест — и мы будем видны как на ладони. Действия заклятия хватает всего на несколько часов.

— А не может ли господин член Совета ордена Избранных придумать что-нибудь ненадежнее? — засомневался в туманном щите старый камердинер.

— Я должен экономить свою магическую энергию, Гроно. Она нам понадобится вся целиком, когда мы найдем то, что ищем.

— А как мы узнаем, где искать? — спросила Каравайз.

— У меня есть браслет Риллифа Хар-Феннахара, — сказал Деврас. — Рэйт говорит, что он начинает излучать тепло, приближаясь к магическим предметам. Это займет некоторое время, но в конце концов…

— Слишком долго, — перебил его Уэйт-Базеф. — Для поиска магии я собираюсь воспользоваться магией. Так будет быстрее.

Его дальнейшие действия озадачили компаньонов. Закончив свои ритуальные пассы, чародей открыл глаза и сказал:

— Я обнаружил очень сильное магическое притяжение. По правде говоря, я не понимаю, как простое собрание древних рукописей может таить в себе такую мощную силу, впрочем, не важно. Я нащупал направление, прикинул расстояние, которое нам предстоит пройти, и могу, правда смутно, представить весь наш путь.

— Этот источник далеко отсюда? — спросила Каравайз. Она была, как всегда, спокойна, только на похудевшем лице отпечаталась смертельная усталость.

— Довольно далеко. Путь будет долог. Единственное, чем могу вас обрадовать, — я не вижу больших препятствий на нашем пути.

— Тогда вперед. — И девушка решительно повернулась по направлению к недрам пещер. Уэйт-Базеф заколебался, очевидно оценивая ее силы, и она добавила: — Идемте, здесь больше нечего делать. Уэйт-Базеф, приняв решение, наклонил голову.

— Тогда идите за мной. Ступайте мягко след в след. Без необходимости не говорите. Если увидите или услышите кого-нибудь из здешних обитателей, замрите и доверьтесь заклятию Хиджина.

Они подчинились. Напряжение достигло предела, хотя, как и предсказывал чародей, все было спокойно. Молча они продвигались в глубь туннеля, кожей ощущая плотную Тьму впереди. На пути им попадалось множество боковых, расходившихся в разные стороны коридоров, манивших в свои дали и сбивавших путников с верной дороги, но Уэйт-Базеф уверенно вел

товарищей по лабиринту. Изредка он останавливался, чтобы свериться с, одному ему, известными ориентирами. Вокруг — только влажные каменные стены. Затем стали попадаться сухие туннели, но никаких признаков того, что они обитаемы, не наблюдалось. Только дважды безмолвное спокойствие пещер было нарушено, один раз — неожиданным сильным порывом ветра, Другой — странным глухим рокотом. Уэйт-Базеф выключал фонарь, и вся группа замирала до тех пор, пока не выяснялась причина шума: одинокая летучая мышь или капающая с потолка вода. Настороженность постепенно рассеивалась, и многодневная болезненная усталость снова брала свое. Время от времени путники переговаривались приглушенными голосами. Гроно, возглавлявший шествие, сообщал остальным обо всех своих наблюдениях.

— Господа и ваша светлость, воздух нагревается.

И без того влажный теплый воздух стал наполняться бледным призрачным светом, таким слабым, что путники отказывались верить своим глазам.

— Отраженный свет фонаря? — недоуменно спросила Каравайз.

— Отражает — что, ваша светлость?

— Что-нибудь в воздухе. Пыль? Пар?

— Мираж?

— Опасность?

— Что это?..

На эти вопросы ответов не было. Нехотя смельчаки двинулись по туннелю, ведущему вниз вдоль крутых склонов, в глубь пещер. Чем дальше они шли, тем жарче становилось вокруг. Скоро сомнения насчет происхождения света рассеялись.

— Это не воздух, это скалы излучают собственный свет, — сказал Деврас, оглядывая стены, пол и потолок.

— Почему, мастер Деврас?

— Не знаю, Гроно. Возможно, это свойство здешней породы. Естествоиспытатель Мае Равилин называет этот феномен «Холодным Огнем», или луноподобным светом. Деврас благоразумно умолчал о том, что Мае Равилин верил в то, что этот свет может свести людей с ума.

Дальше туннель расширялся и бледное свечение резко усилилось. Впервые с тех пор, как путники скрылись в Грижниевой тьме, они погасили фонарь. Деврас глубоко вдохнул теплый воздух, свободный от магического зловония. Неожиданно для себя в этом враждебном месте он почувствовал подъем духа. Мысли о постигших их, несчастьях и возможных опасностях исчезли, и в первый раз за все время пребывания в бесконечном мраке юноша почувствовал что-то отдаленно напоминавшее надежду.

Они вышли из туннеля в просторную пещеру, где звук стекающих со сталактитов капель сливался в мелодичный перезвон. Из прозрачных лужиц росли сталагмиты. Под ногами лопались дождевики. Здесь путники решили остановиться на краткий отдых. Они расположились на плоских, словно пеньки, камнях, разукрашенных слюдяными блестками. Деврас не мог оторвать глаз от неземной красоты этого места. Пол пещеры был почти сплошь покрыт колониями грибов-дождевиков; черным ночнотравником, круглыми шляпками пестрых поганок и густыми пучками ведьминых волос. Предположить, что правильный геометрический порядок, в котором произрастали эти столь различные между собой виды — дело рук самой природы, было невозможно.

— Это сад, — сообразил юноша.

— Эта ядовитая грибная солянка? — недоверчиво произнес Гроно.

— Если нравится, можешь называть его так. Посмотрите на грядку черных восьмигранных кристаллов. Каждый окружен белыми поганками. Случайно в природе такого не бывает.

— Значит, хозяева где-то поблизости, — заключила Каравайз.

И, словно в ответ на эти слова, через одну из трещин в противоположной стене в пещеру вошел вардрул. Четверка людей замерла.

Это был совсем молодой вардрул — мужчина или женщина, определить путникам не удалось. Видимо ему было еще рановато сражаться наверху в одном строю со своими сородичами. Вардрул был уменьшенной копией солдат, которых они встретили на берегу реки Иль; то же сияющее белое тело, те же щупальцеобразные пальцы, бледное лицо и огромные белесые глаза. На плече пещерного жителя сидела пара белых летучих мышей.

Юный вардрул тщательно убрал пещеру, двигаясь мимо застывших людей. Как и предсказывал Уэйт-Базеф, он не ощущал присутствия чужаков, но летучие мыши, на которых не действовало заклятие Хиджина, шумно хлопая перепончатыми крыльями, тотчас же взмыли в воздух, описав замысловатую кривую, и стали, истерично вопя, кружить над головами незваных гостей. Иногда они проносились так низко, что Деврас чувствовал, как ветер их крыльев шевелит его волосы. Помня предупреждение мага, люди заставляли себя сидеть неподвижно, не уклоняясь от летучих тварей, не мигая.

Вардрул выглядел озадаченным. Два внутренних глазных валика расширились, и сияние тела ослабло. Двигаясь к середине пещеры, он остановился в нескольких футах от границы действия заклятия. Огромные глаза удивленно смотрели на сновавших в воздухе мышей. Тело ребенка вновь тускло засветилось, дважды сияние как бы мигнуло, что, очевидно, было сигналом для летучих мышей, которые сразу же опустились ему на плечи. Ребенок вновь пристально осмотрел зал, и мелодичная трель вырвалась из его безгубого рта. Повернувшись, он поспешил назад к узкой расселине, через которую вошел, и, бросив последний взгляд назад, исчез в туннеле.

Некоторое время после ухода вардрула люди сидели не двигаясь и почти не дыша. Постепенно напряжение спало, но настороженность осталась. Наконец друзья нашли в себе силы подняться, и Уэйт-Базеф повел их к выходу из подземного зала через сводчатый проход, усыпанный кристаллами, по галерее с массивными естественными колоннами к расселине столь узкой, что им пришлось протискиваться сквозь нее боком. Путники, крадучись, шли по туннелю. Выбравшись из узкого прохода, они оказались в очередном коридоре с высоким потолком, стены которого были измазаны разноцветной слизью. Наконец они дошли до малинового утеса, где свечение скал сквозь бесцветную растительность приобрело красный оттенок, и здесь они обнаружили явные признаки присутствия вардрулов. Туннель был искусственно расширен и выровнен, стены отшлифованы. На огромных монолитах, выложенных бордюрами вдоль стен, были высечены барельефы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать