Жанр: Разное » Джеральд Даррел » Моя семья и другие звери (страница 53)


Как я и опасался, Алеко тоже не преминул воспользоваться случаем и удрал. Водворив пьяных Сорок в их половину клетки, я прочитал им хорошую нотацию. К тому времени опьянение их достигло буйной стадии, они с яростью кидались на мой башмак, а потом, не поделив шнурков, стали кидаться одна на другую. Я предоставил им полную возможность метаться по клетке и в пьяном бессилии долбить друг друга клювом, а сам пошел искать Алеко. Я обыскал весь дом и сад, но нигде его не обнаружил. Улетел, как видно, к морю освежиться, подумал я, радуясь, что хоть этот убрался от греха подальше.

Тем временем прибыли первые гости. Они собрались на веранде выпить по рюмке вина, и я направил туда свои стопы. Вскоре мы с Теодором уже увлеклись интересной беседой. Потом я вдруг с удивлением увидел, как из оливковых рощ с ружьем под мышкой вышел Лесли. Он тащил полную сетку бекасов и огромного зайца. Я просто забыл, что он ушел на охоту, надеясь набрести на ранних вальдшнепов.

– Ага! –восхитился Теодор, когда Лесли перемахнул через перила веранды и показал нам свои охотничьи трофеи.

Лесли пошел переодеться, а мы с Теодором снова углубились в беседу. Вошла мама с Додо и присела на барьер. Ее роль любезной хозяйки была несколько испорчена тем, что ей все время приходилось прерывать разговор и, скорчив свирепую гримасу, замахиваться тяжелой палкой на собак, собравшихся в садике. Временами приятели Додо затевали между собой шумную драку, тогда мы все мигом оборачивались и кричали "цыц,!", отчего у наших наиболее нервных гостей расплескивалось вино. Всякий раз после такой заминки мама одаривала гостей приветливой улыбкой и старалась опять наладить беседу. Ей только что удалось проделать это в третий раз, когда вдруг все разговоры мигом оборвались. Откуда-то изнутри дома до веранды донесся ужасный рев. Такой рев мог бы издавать минотавр, страдающий зубной болью. – Что же это такое с Лесли? – спросила мама. Ей не пришлось оставаться долго в неведении, так как Лесли появился на веранде, прикрытый только небольшим полотенцем.

– Джерри! – заорал он, и лицо его побагровело от ярости.– Где этот мальчишка?

– Тихо, тихо, милый,– успокаивала его мама.– Ну что там случилось?

– Змеи,– прорычал Лесли, широко разводя руки, чтобы показать невероятную длину змей, но тут же быстро схватился за сползающее полотенце.– Змеи, вот что случилось.

Любопытна была реакция гостей. Те, кто нас хорошо знал, следили за этой сценой с величайшим интересом, непосвященные же подумали, что Лесли немножко чокнутый, и не знали, как им поступить: не обращать ни на что внимания и продолжать разговор или же схватить Лесли, пока он еще ни на кого не бросился. – О чем ты говоришь, милый?

– Этот зараза мальчишка напихал в ванну до черта змей,– ответил Лесли, вполне проясняя ситуацию.

– Язык, милый, что за язык! – автоматически произнесла мама и рассеянно добавила: – Пойди надень что-нибудь на себя, а то ведь так ты можешь простудиться.

– Ужасно здоровенные твари, как пожарный шланг... Не понимаю, как они меня не укусили.

– Ну ничего, милый. Это я виновата. Я посоветовала Джерри посадить их туда,– оправдывалась мама и потом, чувствуя, что гостям надо дать какие-то разъяснения, добавила: – У них был солнечный удар, у бедняжек.

– Ну знаешь, мама! – воскликнул Ларри.– Мне кажется, это уж слишком.

– Ты бы помолчал, милый,– твердо сказал мама.– Ведь это Лесли купался со змеями.

– Не понимаю, почему Ларри во все должен вмешиваться? – проворчала Марго.

– Вмешиваться? Я вовсе не вмешиваюсь. Но если мама вступает в сговор с Джерри и они набивают ванну змеями, я просто обязан выразить свое недовольство.

– Ах, да замолчите вы! – перебил Лесли.– Лучше скажите, когда он собирается убрать этих тварей?

– Мне кажется, вы слишком шумите по пустякам,– сказала Марго.

– Если со временем назреет необходимость совершать свои омовения в гнезде королевских кобр, я вынужден буду переселиться. – Смогу я выкупаться или нет? – прохрипел Лесли. – Почему ты сам их не вынешь?

– Только святой Франциск Ассизский смог бы почувствовать себя здесь как дома. – Ах, ради бога, не шумите!

– Я имею точно такое же право высказывать свои взгляды... – Мне нужна всего лишь ванна. Не так уж многого я требую...

– Тихо, тихо, милые, не ссорьтесь. Джерри, пойди и вытащи змей из ванны. Положи их на время в таз или еще куда-нибудь.

– Нет, нет! Их надо совсем убрать из дома,– волновался Ларри.

– Хорошо, милый. Ты только не кричи. В конце концов я принес из кухни кастрюлю и посадил туда водяных ужей. К моей радости, они совершенно оправились и дружно шипели, когда я вынимал их из ванны. На веранду я вернулся как раз вовремя, чтобы услышать, как Ларри изливается перед гостями.

– Поверьте мне, дом этот очень опасный. Малейший закоулок или трещина набиты тут ужасным зверьем, готовым в любую минуту прыгнуть на вас. Не понимаю, как только я не сделался калекой на всю жизнь. Здесь нельзя, например, зажечь сигарету. Казалось бы, такое простое, безобидное действие, но оно чревато опасностью. Не принимается в расчет даже святость моей спальни. Сначала меня атаковала скорпиониха, мерзкая зверюга, которая рассеивала повсюду яд и своих младенцев. Потом мою комнату разнесли на куски сороки. Теперь вот у нас змеи в ванне, а вокруг дома носится огромная стая альбатросов, которые шумят, как испорченный

водопровод.

– Ларри, милый, ты все сильно преувеличиваешь,– сказала мама, рассеянно улыбаясь гостям.

– Дорогая мама, я не только не преувеличиваю, но даже преуменьшаю. Вспомни, как Квазимодо задумал спать в моей комнате.

– В этом не было ничего ужасного, милый. – Ну, конечно,– с достоинством ответил Ларри.– Очень приятно, когда в половине четвертого утра тебя будит голубь, задравший хвост прямо над твоим глазом...

– Ну хорошо, мы достаточно поговорили о животных,– поспешно перебила его мама.– Я думаю, стол уже давно накрыт, не перейти ли нам туда?

– Во всяком случае,– сказал Ларри, когда все двинулись к столу,– сам мальчишка опасен... у него там завелись звери, на его чердаке.

Гостям указали их места, раздался грохот отодвигаемых стульев, потом все уселись за стол и начали улыбаться друг другу. Почти в тот же миг двое из гостей закричали не своим голосом и слетели со стульев.

– О господи, что же еще случилось? – с тревогой спросила мама.

– Наверно, опять скорпион,– ответил Ларри, вскакивая с места.

– Что-то меня укусило... укусило за ногу! – Вот видите! – закричал Ларри.– Что я вам говорил? Я не удивлюсь, если вы обнаружите под столом парочку медведей.

Единственный среди гостей, кого не охватил ужас от мысли, что у ног его притаилась опасность, был Теодор. Он спокойно нагнулся, поднял скатерть и заглянул под стол. – Ага! – послышался его заглушенный голос. – Что там? – спросила мама. Голова Теодора вынырнула из-под скатерти. – Кажется, какая-то... э... какая-то птица. Большая черно-белая птица.

– Это альбатрос! – оживился Ларри.

– Нет, нет,– поправил Теодор.– Я думаю, это какой-то вид чайки.

– Не двигайтесь... старайтесь сидеть спокойно, если вы не хотите, чтобы вам отхватили ногу до колена,– оповещал гостей Ларри.

Такие слова, разумеется, не способствовали сохранению спокойствия. Все гости разом повскакали с мест и отошли от стола. Алеко издал из-под скатерти протяжный, грозный крик. Был ли это страх упустить добычу или протест против шума, трудно сказать.

– Джерри, сейчас же поймай эту птицу,– командовал Ларри с безопасного расстояния.

– Правда, милый,– согласилась мама.– Посади ее лучше в клетку, ей нельзя здесь оставаться.

Я осторожно поднял край скатерти. Алеко расселся под столом, как барон, и глядел на меня желтыми злыми глазами, а когда я протянул к нему руку, поднял крылья и свирепо щелкнул клювом. Он был явно не расположен к шуткам. Я попробовал подвести к его клюву салфетку.

– Мой дорогой мальчик, тебе не нужна помощь? – спросил Кралевский.

Очевидно, репутация орнитолога обязывала его сделать какое-то предложение, но мой отказ от помощи его очень обрадовал. Я объяснил, что Алеко в плохом настроении, сразу его не поймаешь.

– Только поскорей, ради бога, суп ведь стынет,– сердито пробурчал Ларри.– Нельзя ли его чем-нибудь выманить? Что эти скоты едят?

Мне наконец удалось схватить Алеко за клюв, и, как он ни кричал, как ни хлопал крыльями, я вытащил его из-под стола, связал ему крылья и отнес в клетку. Когда я весь запаренный и взъерошенный -возвращался на веранду, вслед мне неслись громкие оскорбления и угрозы Алеко.

Звенели бокалы, стучали ножи и вилки, пенилось вино. Одно кулинарное чудо сменялось другим, и, когда все гости выражали свое единодушное восхищение очередным блюдом, мама улыбалась с притворной скромностью. Разговор, конечно, вертелся вокруг животных.

– Помню, еще ребенком,– начал рассказывать Ларри,– меня отправили к одной из наших многочисленных теток, экстравагантных старух. Она питала страсть к пчелам и развела их видимо-невидимо. Сотни ульев гудели у нее в саду, как телеграфные столбы. И вот однажды, заперев нас для надежности в доме, она надела перчатки, закрыла лицо сеткой и отправилась к одному из ульев за медом. То ли она не окурила пчел как следует, то ли еще что-нибудь, но они вырвались из улья настоящим смерчем, едва только была откинута крышка, и облепили тетку со всех сторон. Мы наблюдали все это из окна, но, ничего не смысля в пчелах, думали, что так оно и положено. А потом увидели, как тетка мечется по саду, стараясь ускользнуть от пчел, и цепляется сеткой за кусты роз. Наконец она добежала до дома и бросилась к двери. Открыть дверь мы ей не могли, потому что она заперла нас на ключ. Мы старались втолковать ей это, однако ее отчаянные крики и гудение пчел заглушали наши голоса. Кажется, это Лесли пришла потом в голову блестящая мысль окатить ее водой из окна спальни. К сожалению, он так постарался, что вместе с водой вниз полетело и ведро. Холодный душ и удар по голове большим оцинкованным ведром уже само по себе было достаточным испытанием, а ей при этом приходилось отбиваться еще и от огромного роя пчел. Когда мы наконец смогли втянуть тетку в дом, она уже вся раздулась почти до неузнаваемости. Ларри печально вздохнул и помолчал некоторое время.

– БОГ ты мой, как это ужасно,– воскликнул Кралевский.–-Они могли закусать ее до смерти.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать