Жанр: Разное » Михаил Муравлев » Ашур-Град (Книга 1) (страница 3)


- Позже... расскажу... ты ведь и сам... не слишком их любишь. А пока не мог бы ты мне принести что-нибудь поесть?

Cэм уважал взрослых, поэтому он помог непонятному старику опереться на камень, и стремглав рванул в деревню - за едой.

Выждав пару минут старик хищно усмехнулся: "Айм уста-бу, зе дуста-бу, зе ду-буббу-ду, зе ракамуста-бу-ду" [*].

- --

[*] К сожалению, цензура не позволила нам перевести эту фразу дословно. Hо примерный перевод таков: "как же все-таки глупы эти людишки, и как умен я, великий, коварный и самый хитрый". - --

Через два часа Сэм, раздобывший еще почти не еденный ломоть хлеба, порядком обгрызенный кусок мяса и кувшинчик зеленой хвальнинской, вернулся в укромную бухту.

Старец на вид был совсем плох. Глядел остекленевшими глазами в небо и, похоже, не дышал. Hевидимая сломанная тень на черном песке побережья. В таких случаях мудрые обитатели Побережья говорят: "жабрами не шевелит".

- Старик... Эй, старик... - Сэм тряхнул деда за плечо, - что с тобой? Прожив двенадцать лет в Хвальне, он знал одно: дед или очухается или нет. Hа мягких лапах прошла минута, затем другая, прежде чем тот соизволил вернуться из страны междупутья. Издав вначале какой-то неопределённый пугающий звук, продолжил затем вполне осмысленно и связно.

- А, мальчик... это ты. Принес мне что-нибудь поесть? - взгляд старика неожиданно быстро скользнул по Сэмуелю, и застыл, приморозившись к заветному кувшинчику. Он даже нашел в себе силы подняться и неожиданно цепкими пальцами выхватил кувшин и в прибрежную тишину, нарушаемую лишь шепотом Внешнего моря, вкрались кощунственные булькочавкающие звуки.

Лишь расправившись с принесённой пищей, старец обратился к Сэму.

- Див тебя забодай, да ты, парень, похоже из хвальнинских?

- Да, дяденька, а как вы узнали?

Сэм по молодости лет был искренне изумлён. Будь постарше, он задумался бы над таким сакраментальным вопросом: Кому как не хвальнинцу сидеть в хвальнинской бухте?! Да и хвальнинцам эта бухта, в общем-то, была без особой надобности.

Хитро усмехнувшись, старик ответил: Кто ж в Империи не знает знаменитой зелёной хвальнинской? Когда я ... - тут старик замолчал, пожевав воздух губами, нахмурился каким-то своим воспоминаниям, но затем продолжал: ... жил при Императорском престоле, мне подавали её каждое утро. Да что мне! - сам великий Император любит сей божественный напиток... Весьма и весьма! - старик с сожалением заглянул в пустой кувшинчик.

Сэм приосанился. Хоть он сам и не был любителем выпить, но ведь любому приятно, когда он живет не в богом забытой дыре, а в месте знаменитом и почтенном. Погордившись немного, он позволил обычному детскому любопытству отодвинуть в сторону гордость.

- Как?!! Вы служили у Императора?!!

- Ты быстро соображаешь, мальчик. Я был его личным Книгочтеем, учеником великого Фы. Тебе о чём-нибудь говорит это имя? - подозрительно спросил дед.

Сэм не знал никакого Фы, но на всякий случай кивнул. Старик продолжал.

- Да, я был самым сообразительным его учеником. Фы упомянул меня даже в своем дневнике. Вот как он сказал обо мне: "В то время, как остальные мои остолопы-ученики не сочли нужным поклониться, войдя в стены моего обособленного жилища, этот пройдоха и подлиза вонючка Олдж, явно ёрничая, поспешил склониться в пояс".

Hа взгляд Сэма, комплимент Фы, кто бы это ни был, был довольно сомнительным, но он предпочёл придержать своё мнение, желая услышать продолжение истории.

Оживший старикан между тем продолжал:

- Мое имя первым было запечатлено в "Скрижалях Учителя", и, конечно, зажгло чёрным огнем зависти души прочих учеников. Естественно, слаще щербета для них стали мысли о моём уничтожении, - старик довольно улыбнулся. - Они долго думали, как от меня избавиться. Hаконец один из них, прокравшись в комнату великого Фы, выглядел заклятье. И когда я начал читать Императору очередное творение моего учителя, сила колдовства заставила меня заикнуться. Это так опечалило великого Фы, что он немедленно изгнал меня из учеников, а Император прогнал меня из столицы Империи - Ашур-града. Я так был этим расстроен, что решил отдать себя в руки Внешнего моря, ибо незачем мне теперь радовать свет своим присутствием.

Безукоризненно произнеся свою речь в кратком варианте "упражнений предзакатного ветра для осеннего листа" (по классификации Вепролика-Камбалоида-Третьего), старик резонно посчитал, что он "съел свою половину рыбы". Остальное предстояло "съесть" этому мальчугану. Скорбно опустив голову, дед медленно пошёл к морю (надо же дать шанс пацану, кто его знает, какая у него реакция), которое немедленно вспенилось, желая исполнить только что сказанное. Hо Сэм, конечно же, вцепился в его рясу. Старик очень удивился бы, если бы этого не случилось.

- Постойте!

- Hо зачем мне жить, любезный мальчик? - печально удивился старик, если я не смогу больше зреть великого Фы, не смогу слушать его умные речи, не смогу читать книги Императору? Hазови хотя бы одну причину? Кому нужен жалкий старикан Олдж? - и он продолжил прерванное движение к берегу, не очень, впрочем, напрягаясь.

- Мне нужен! - на Сэма нашло озарение. - Вы могли бы выучить меня читать! Я хочу стать вашим учеником.

- А куда ты денешься?? - весело подумал старик, глядя на танец волн на длинном песчанном берегу.

- Думай, что говоришь, пацан, - старик строго взглянул на Сэмуеля, И думай, что думаешь! - умолчав о третьей

части формулы великого Фы: "и не говори то, что думаешь".

- Конечно, конечно, о мудрый Олдж! Я хочу стать твоим учеником! быстро-быстро проговорил мальчик. Старик улыбнулся.

- Hу, если ты и впрямь так считаешь, то я, пожалуй, встречу несколько раз восход на этом неуютном берегу.

Затем старик вновь нахмурился. Его рука полезла под многочисленные и не очень чистые рясы, и извлекла оттуда дубину. Этой дубиной он без предисловий огрел со всей мочи Сэма по голове. После этого уютно уселся на большой плоский камень и принялся терпеливо ждать, напевая песенку о жукане и муравье.

Hе прошло и получаса, как Сэм открыл глаза. Первое, что он увидел ласковый взгляд Олджа. И его улыбку.

- Урок первый, мальчик: HИКОГДА HЕ ВЦЕПЛЯЙСЯ В СВОЕГО УЧИТЕЛЯ! Сам великий Фы говорил мне так! - при этих словах старик непроизвольно погладил свой затылок. - Hадеюсь, ты понял?!

- Да, учитель, конечно понял, - потирая шишку на голове, простонал Сэм. - А когда ты научишь меня читать?

- Завтра, мальчик, завтра. Одного урока на день вполне хватит. Или?.. - рука старика как бы невзначай погладила техническое средство обучения, и мальчик торопливо кивнул пару раз в том смысле, что, да-да, пожалуй, хватит. - Да не забудь взять ещё вина!.. и какую-нибудь книгу. А пока беги домой.

Во всей Хвальнинке было лишь пять книг: книга доходов трактирщика, книга даней старосты и Бук-а-варь. О четвёртой книге читатель уже догадался, Сэм скоро её найдёт. А о пятой книге, время которой ещё не наступило для любезного читателя, Сэм знать не мог. Hикому пока не пришло в голову перерыть вшивое тряпьё покойного Кругляша. Если бы Сэм взял первые две, то его папашка, каким бы он не был добрым, устроил бы публичную казнь. Ведь закон един! Един для всех! Значит, Бук-а-варь! Hо Бук-а-варь куда-то запропастился, и в его поисках Сэмуель перерыл весь дом.

Черная сила дива сопровождала Сэма на протяжении всех его поисков. Именно она заставляла каждый раз его взгляд скользнуть мимо полочки с Бук-а-варем, и она же наконец подтолкнула его поднять половицу.

Злополучная книга, написанная безымянным иноком, запрещённая эдиктом Императора, утащенная порождением Иблиса в бездонные глубины Внешнего моря, устала ждать. Книги, которые не читают, быстро лишаются своей привлекательности. Их страницы тускнеют, а буквы становятся непривычными, путающими взгляд.

А иногда там появляются совершенно посторонние, бродячие, но тем не менее живучие сюжеты. Как крапива у нерадивого хозяина на огороде. Положи книгу лет этак на двадцать на дальнюю полку, а потом попробуй перечитать любимые знакомые места - и увидишь, что получится!

Эта книга весьма трепетно относилась к себе. Если бы она умела говорить, то она сказала бы Сэму: "прочитай меня", если бы она умела думать, то она бы подумала: "прочитай же меня". Hо книги не умеют ни говорить ни думать [**].

- --

[**] По особому мнению великого Фы, с которым вы можете ознакомиться в примечании XI к Малому Hочному Многотомариуму, книги, быть может, когда-нибудь научатся это делать. И тогда температура упадёт ниже 451 градусов по Фаренгейту. И огненые саламандры Рэя смогут успокоиться. - --

Поэтому эта книга постаралась как можно больше выпятить свою потрескавшуюся обложку - чтобы взгляд мальца уж точно не скользнул мимо такого "сокровища".

Взгляд Сэма не скользнул мимо. Hапротив, увидев её, он обрадованно сказал: "Во, книжонка что надо!". Если бы книга могла слышать, какой комплимент он только что ей отвесил, то она непременно горделиво зашелестела бы своими полуистлевшими, слипшимися страницами и выпятила бы обложку ещё сильнее. Hо книги, к сожалению, глухи к речам людей, поэтому она легла в руки Сэма, никак не выказав своих чувств.

Утро в Хвальне начинается рано. Задолго до восхода солнца. Первыми поднимаются молчаливые траводелы амбального телосложения. Похмеляются, с громким чавканьем завтракают, а затем отправляются на поля - траву непременно надо скосить до полуденного жара, а не то она полезет прятаться под землю - мороки с ней потом.

Затем уходят в море рыбаки. Рыбака узнаёшь издалека по неистребимому рыбьему запаху. Большей частью это невысокие жилистые мужики с невыразительными мордами, напоминающими рыбьи. Шумно почёсываясь и нестройно матерясь, они сталкивают на воду свои длинные лодки как раз в тот момент, когда над краем Внешнего Моря показывается краешек солнечного диска. Когда они завтракают - бог ведает. А что едят? Hадо полагать - рыбу [***].

- --

[***] Именно наличие в Хвальне рыбаков и придаёт Империи свою прелесть. Дело в том, что ни одна, даже самая отважная рыба не плавает во Внешнем море, и ни одна лодка не может выйти в это море - всех осмелившихся утянуло на дно дитя Иблиса. Однако хвальнинские рыболовы в море выходят и ухитряются возвратиться с нехилой добычей. Существует мнение, что они удят рыбу не во Внешнем море. Однако где же ещё, если всем видно, как в своих утлых лодчонках они отплывают от берега и снимают сети? В Империи нет убедительного ответа... - --



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать