Жанр: Шпионский Детектив » Роберт Ладлэм » Превосходство Борна (страница 8)


— Ложь! — почти закричал Вебб, качая головой. Но затем, все-таки, понизив голос, продолжил: — Его завербовали, господин помощник Госсекретаря! Кто-то предложил ему хорошую цену за это досье. И он использовал для этого наивно простую ложь, которую вы все и проглотили!

— Боюсь, что это далеко не ложь, хотя бы уже по самому источнику информации. Этот человек привык доверять фактам, точно так же как и Лондон. Джейсон Борн действительно вернулся в Азию.

— А что, если я скажу вам, что такие вещи происходят уже не в первый раз, когда центры управления операциями питаются дезинформацией, а в итоге человек оказывается завербован без особого риска и без больших расходов! Ему оставляют единственную возможность, чтобы попытаться спасти свою жизнь, и ставят перед выбором. В данном случае, я уверен, было именно так с этим досье.

— Если бы все происходило бы именно так, как вы говорите, то его конец не был бы таким печальным. Этот человек мертв. — Что?

— Он был застрелен насмерть два дня тому назад в своем кабинете на Коулуне, через час после возвращения из Гонконга.

— Черт возьми, но это не должно было случиться! — в замешательстве воскликнул Дэвид. — Ведь человек, который идет на риск предательства, как правило, страхует себя с самого начала от подобных «случайностей». Он наверняка должен был оставить соответствующее заявление у надежных людей. Это было бы его страховкой, его единственной гарантией!

— Но он был абсолютно чист, — настаивал представитель Госдепартамента.

— Или он был просто дурак.

— Нет. Этого о нем никто не мог сказать.

— А что они говорили?

— Он занимался делами, связанными с борьбой с организованной преступностью, расследуя деятельность подпольных группировок в Гонконге и Макао. Ситуация, которая там складывалась, позволяла применить понятие «организованной». На самом деле, все напоминало настоящую борьбу мафий. Совершались постоянные убийства, побережье залива становилось местом военных действий, и даже на воде взлетали на воздух многочисленные корабли. Очень часто события были весьма противоречивыми, указывая на то, что за многими из них мог стоять именно Джейсон Борн.

— Но, поскольку, никакого Джейсона Борна нет, то вся эта работа должна входить только в компетенцию полиции! А уж никак ни МИ-6!

— Но, мистер Мак-Алистер только что сказал, что этот человек был привлечен к расследованию происходящего именно полицией Гонконга, неожиданно подала реплику Мари, жестко глядя на помощника Госсекретаря. — МИ-6, очевидно, согласилась с таким подходом. Но почему тогда ими был проявлен такой интерес?

— Это был просто обманный ход! — не сдавался Дэвид. Он был возбужден и тяжело дышал.

— Джейсон Борн по своему «происхождению» никогда не имел никакого отношения к службам полиции, — продолжала Мари, подходя к мужу, — он «родился» в анналах секретных служб Соединенных Штатов не без участия Госдепартамента. Но я подозреваю, что МИ-6 вклинилась в это дело по гораздо более важным причинам, чем поиски убийцы по имени Джейсон Борн. Я права, мистер Мак-Алистер?

— Вы совершенно правы, миссис Вебб. И даже более того. При обсуждении этой проблемы в нашем служебном кругу всего два дня назад высказывалось именно такое мнение, что вы оцените сложившуюся ситуацию более отчетливо, чем это сделали мы. Давайте только вначале сделаем одно главное определение, которое поможет нам в дальнейшем быстрее найти общий язык, будем считать, что именно проблемы экономического характера являются ключом к политическому кризису не только в Гонконге, но и во всем мире. Ведь вы являетесь весьма опытным экономистом, и в свое время даже участвовали в разработке соответствующих программ для правительства Канады, а также консультировали канадских послов и разного рода правительственные делегации чуть ли не по всему миру.

— Может быть, вы взяли бы на себя труд объяснить предмет вашего разговора человеку, экономические познания которого ограничиваются лишь чековой книжкой?

— Еще не наступило то время, мистер Вебб, когда возможны прямые удары по государственному рынку Гонконга, и даже по его подпольному продолжению. Но общая нестабильность, вызванная ростом преступлений, может служить рычагом для определенного давления на правительство, если и не вызовет более глубокой дестабилизации. И еще не пришло время, когда Китай сможет завершить очередной виток в начатой им гонке вооружений.

— Пожалуйста, продолжайте дальше.

— Время, о котором идет речь, это договор об аренде до 1997 года, спокойно пояснила Мари заявление помощника Госсекретаря, — и до его окончания остается менее десяти лет. Новое соглашение должно быть выработано уже при участии Пекина, поэтому уже сейчас каждая из сторон нервничает и никто не хочет, чтобы именно его лодка налетела на скалы в этом плавании по морю политических страстей. Поэтому важным фактором этой игры является прочная стабильность во всех сферах жизни.

Дэвид взглянул на жену, потом вновь на Мак-Алистера и кивнул:

— Да, это чувствуется. Я читаю газеты и журналы... но тем не менее это не совсем то, что затрагивает сферу именно моих интересов. — Моего мужа, как правило, интересуют факты обмана, которые стоят за любыми происходящими событиями, — попыталась объяснить Мари Мак-Алистеру. — Он занимается изучением народов и цивилизаций.

— Ну, хорошо, — согласился Вебб. — Итак?

— Мои же интересы, — продолжала Мари, — всегда были связаны с деньгами и курсами

их обмена, а также с рынками и показателями их стабильности.

— И, если вы отбросите на какой-то момент стабильность, то получите хаос, — быстро добавил Мак-Алистер. — Это было бы простительно для древних китайских полководцев-завоевателей. Но никак не может служить оправданием для некоторых политиков в КНР, которые стремятся к нарушению стабильности в колонии, называемой ими Новыми Территориями. Хотя, следует заметить, что более холодные головы в Бейцзине не поддерживают этих устремлений экстремистского крыла, которое не прочь сохранить лица своих политических амбиций через военную силу, но сначала ввергнув Дальний Восток в хаос.

— И вы считаете, что КНР может пойти на это?

— Не забывайте, что Гонконг, Коулун, Макао и другие территории колонии являются частью их «Великой Поднебесной Империи». Это единое пространство, а люди на востоке не терпят непокорных детей, это хорошо известно.

— И вы хотите убедить меня, что всего лишь один человек, называющий себя Джейсоном Борном, мог быть причиной подобного кризиса? Я не поверю вам!

— Но это лишь общий экстремальный сценарий, хотя нет никаких гарантий, что этого не может произойти на самом деле. Вы должны понимать, что легенда продолжает жить, а при определенных обстоятельствах, даже может обгонять реальные события. Это действует подобно гипнозу. Невидимому преступнику приписываются многочисленные убийства, хотя на самом деле его имя используют политические экстремисты как левого, так и правого толка. А если вы начинаете анализировать происходящее, то вполне можете оценить ситуацию, как самовоссоздание мифа. Не правда ли? И когда где-то в южных районах Китая происходит убийство, вы, как Джейсон Борн, можете быть уверены, что оно будет приписано именно вам. А года через два вы уже приобретете широкую известность. Хотя на самом деле, убили лишь одного человека: пьяного осведомителя из Макао, который покушался на вашу жизнь. — Я не помню этого, — спокойно ответил Дэвид.

Чиновник понимающе кивнул:

— Я понимаю вас. Мне говорили о ваших трудностях с памятью. Но поймите, что если убитые люди являются крупными политиками или государственными фигурами, к примеру, если будет убит кто-то, как Верховный Губернатор Колоний, или торговый представитель КНР, или кто-то подобный им, то вся колония неминуемо погрузится в хаос.

Мак-Алистер помолчал, покачав головой, чтобы чуть-чуть прийти в себя. — К сожалению, таковы наши заключения, мистер Вебб, над которыми работали лучшие специалисты из отдела безопасности. А ваши выводы вы можете оставить при себе, мистер Вебб. И, по совести говоря, право решать принадлежит мне. Вас необходимо охранять.

— Но никто и никогда, — холодно заметила Мари, — не имел права ознакомиться с содержанием этого досье.

— У нас не было выбора. Мы очень тесно сотрудничали с англичанами, и нам было необходимо доказать им, что «Тредстоун» давным-давно закончена, а ваш муж находится за тысячи миль от Гонконга.

— И вы сказали им, где именно он был? — закричала жена Вебба, — как вы посмели?

— У нас не было выбора, — вновь повторил Мак-Алистер, в который уже раз потирая лоб. — Мы были вынуждены идти на сотрудничество, когда возникла угрожающая ситуация. Несомненно, вы должны понять это.

— Но что я не могу понять, так это то, почему же надо было отдавать именно досье на моего мужа! — с раздражением, переходящим в ярость, заговорила Мари. — Оно имело статус ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СЕКРЕТНОСТИ!

— Представители спецслужб, связанные с комиссиями Конгресса, потребовали этого, а сам этот факт уже равносилен закону.

— Прекратите это! — со злостью произнес Дэвид, — уж если вы получили такую власть надо мной, то вы должны знать, откуда я начинал свой путь. Скажите мне, где находятся все архивные материалы, касающиеся «Медузы»?

— Я не могу ответить на последний вопрос, — воскликнул Мак-Алистер.

— Но вы только что сделали это, — заметил Вебб.

— Доктор Панов умолял людей из Госдепартамента чтобы они уничтожили все архивные данные, касающиеся операции «Тредстоун», — продолжала наступать на Мак-Алистера Мари, — или, по крайней мере, использовать фальшивые имена для всех, кто был упомянут там, но вы даже не сделали попыток в этом направлении. Что вы за люди после этого?

— Сам по себе я согласен с вами обоими! — заявил Мак-Алистер с каким-то странным выражением в голосе, — извините, миссис Вебб, и простите меня. Это было еще до моего появления там... Так же, как и вы, я оскорблен этим до глубины души. Вы совершенно правы в том, что можно было не хранить это досье. Всегда есть способы...

— Чушь, — неожиданно вступил в разговор Дэвид. В его голосе чувствовалась пустота. — Это всего лишь часть новой стратегии, еще одна мышеловка, расставленная для нас. Вам очень нужен Карлос, и вас не интересует, какой ценой вы сможете его получить, — Ведь я забочусь о вас, мистер Вебб, а вы не хотите поверить в это. Почему меня должен интересовать «Шакал», когда я работаю в секции Дальнего Востока. Шакал — это чисто европейская проблема.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать